Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Давайте обсудим
>>>
Награды
>>>



Правило глагола

№8 от 22 февраля 2018 года

Что на Марсе мы забыли
Что на Марсе мы забыли

Летчик-космонавт и ученый Юрий Батурин – разносторонний человек, добившийся успеха на многих поприщах. Еще до поступления в отряд космонавтов он защитил докторскую диссертацию, став доктором юридических наук.

Автор около трехсот научных трудов по космонавтике, физике, кибернетике, истории и праву. Владеет английским, шведским, французским, сербохорватским языками. Среди его хобби есть и достаточно нетрадиционное – математическое моделирование социально-политических процессов. А для души он изучает тексты Владимира Высоцкого и переводит произведения Льюиса Кэрролла, не изданные ранее на русском языке.

Добиваться

О космонавтике грезил с юношеской поры. Когда начали появляться невоенные космонавты, я был студентом физтеха. Стало очевидным, что моя мечта может воплотиться в реальность. Я перевелся на факультет аэрофизики и космических исследований. Но это еще полдела. Нужно было знать, в какую именно группу попасть, все ведь – под номерами, засекречено. Благо существовала такая информационная система под названием «общага». Поговорил со старшекурсниками, они быстро меня просветили, и я попросился в «правильную» группу, на кафедру Бориса Викторовича Раушенбаха, будущего академика. Дальше я оказался на предприятии ракетно-космической корпорации «Энергия», работал инженером, создавал какие-то элементы системы управления космических кораблей, на которых потом мне довелось уже летать.

Бояться

Свою мечту я реализовал полностью. Проработал 12 лет в Центре подготовки космонавтов, этот период считаю самым счастливым временем в жизни, за исключением, конечно, детства. Выполнил два космических полета, девять лет был заместителем командира отряда космонавтов.

Каждый, кто решил стать космонавтом, заранее осознает степень опасности. Но чувство страха дано человеку не зря: либо он тебя сковывает, либо ты мобилизуешься и начинаешь прогнозировать, какая нештатная ситуация может произойти и как из нее выходить. То есть думать приходится на перспективу. Когда так внутренне настроен, страха нет. Да и технике космонавт должен доверять, в противном случае в корабль садиться не стоит.

Терять

Недавно на встрече меня спросили о том, как я отношусь к различным группам в соцсетях, изучающим Вселенную, в частности о неком сообществе «плоской Земли». Не знаю, что это за ребята, да они меня абсолютно не интересуют. Я могу задать им контрвопросы: а плоская земля стоит на черепахах? Она имеет форму чемодана? Вообще, подобные разговоры достаточно беспредметные, обидно, что молодые забивают голову различной псевдонаучной ересью. Я бы посоветовал им более рачительно относиться ко времени, оно очень быстротечно. Это только кажется, что впереди еще миллионы секунд и минут, однако не успеете оглянуться – окажетесь в том же возрасте, что и я.

Ощущать

Космическую станцию сравниваю с маленькой моделью Земли. Там, в космосе, приходит понимание, что все тесно связано в один узел – природа, индивидуум, социум, техника. Эту взаимо-связь люди, увы, ощущают лишь в случае каких-то глобальных катастроф, а потом быстро забывают об этом. На МКС ты привыкаешь к этой взаимосвязи и возвращаешься домой уже с ясным осознанием того, как надо жить. Правила незамысловаты: работай на совесть, относись к людям как должно – и все будет хорошо.

Заблуждаться

Однажды мой хороший друг увидел, что орбитальную станцию на расстоянии примерно метров 600-700 сопровождает тело явно искусственного происхождения. Оно имело правильную шестигранную форму, напоминающую соты. Правда, его смущало, что никто из его товарищей по экипажу не упоминал об этом «видении». Никто!

Как-то во время сеанса связи с Землей он сообщил об этом, и ЦУП попросил заснять тело на видеокамеру и сбросить картинку. Он так и сделал, но прежде чем отправить снимок на Землю, просмотрел пленку прямо на мониторе станции. Оказалось, что шестигранник – это маленькая гаечка, которая летает в трех миллиметрах от иллюминатора. Таковы особенности восприятия пространства в космосе, мозг в условиях невесомости работает у космонавтов по-особенному, и похожее НЛО может увидеть на самом деле любой космонавт.

Разыграть

Один из моих коллег накануне Дня дурака решил разыграть товарищей по экипажу. Дождавшись, когда все легли спать, вышел на связь с ЦУПом и попытался побеседовать с оператором. Полусонный оператор, услышав о затее, спрашивает: «Что от нас требуется?» «Я скажу, что наблюдаю в иллюминаторе дракона, изрыгающего огонь. А вы мне ответите: «Соберем комиссию, пригласим специалистов по драконам, а вы пока в иллюминатор ему улыбайтесь». «Не смешно», – ответил оператор и связь прервалась. Короче, об этой истории вскоре позабыли. Вернулся космонавт домой и через год оказался на международном космическом конгрессе в Канаде. Подходит к нему один американец, говорит о том, что хотел бы прояснить пару моментов, и начинает задавать вопросы о драконе, которого тот «наблюдал» из иллюминатора во время полета. Мой товарищ рассмеялся: «Мы понимаем, что вы, американцы, все переговоры перехватываете, но ваши переводчики не учли, что разговор состоялся накануне 1 апреля, а у нас это – День дурака». Тот покосился на него: «Меня предупреждали, что вы, русские, вечно все секретите!»

Верить

Я ученый и не рассуждаю в терминах «верю» или «не верю», в основе моих умозаключений – знание. Я ничего не знаю про Бога, хотя во время полетов и у меня, и у моих коллег случались ситуации, которые рационально объяснить невозможно. Такие обстоятельства подталкивают к тому, чтобы заявить, что это нам Бог помогает. Упрощенное объяснение, поскольку если его принять, то уже не надо размышлять о каких-то непознанных законах природы, работающих иногда не только в неживой природе, но и в автоморфной среде.

Эпатировать

Сегодня в СМИ много обсуждают новость о том, что Илон Макс отправил «Теслу» на Falcon Heavy на миллионы лет в космос. Запуск сверхтяжелой ракеты – большое достижение и свидетельство хорошей подготовки американских инженерных и технических кадров. А вот для того, чтобы рассуждать о надежности ракеты, требуются десятки, если не сотни полетов. В космонавтике есть такой термин – «полезный груз», это то, что ракета выводит в космос. В данном случае это бесполезный груз, который увеличил засоренность космоса мусором. Тот факт, что на автомобиле не установлено никакой кино- или фотоаппаратуры, физических приборов, фиксирующих необходимые данные для землян, говорит о том, что Илон Макс все-таки не столько инженер и ученый, сколько предприниматель, которому требуется шоу, и этот жест с запуском старого автомобиля – рекламный трюк, рассчитанный на привлечение инвестиций.

Осваивать

В космонавтике сегодня – кризис идей и целей. В США, в России, в Китае… Что делать дальше – непонятно. Одни заявляют – летим туда, другие, наоборот, – что никуда не летим. Это свидетельствует о том, что космонавтика на нынешнем этапе выработала все, что она может сделать.

Меня часто спрашивают, а полетим ли мы на Марс. Я привожу в таком случае мнение нашего врача-космонавта Валерия Полякова, совершившего самый длительный в истории полет в космос. «Лететь на Марс должны профессионалы-космонавты, находящиеся на пенсии. Во-первых, у них есть опыт космических полетов. Во-вторых, скорее всего, они не вернутся. Кроме того, им репродуктивная функция не нужна», – считает он. Как только получим ответ на вопрос, «зачем лететь на Марс», тогда и полетим.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

За ее плечами – 15 олимпиад в качестве спортивного журналиста. Она – автор шести книг о звездах спорта.

Она так говорит о своем кредо: «В одном из произведений Воннегута на могильной плите всего два слова: «Он старался». Я тоже стараюсь».

Я приезжаю в небольшие белорусские города по 2–3 раза в год и счастлива, что люди меня приглашают, что я им интересна и что они хотят меня видеть.

Когда-то Вергунов писал сказки для взрослых для белорусского радио «Пошта блакітнага вагона», которая продержалась в эфире 21 год!