Помним! Гордимся!

№7 от 13 февраля 2020 года

Несказочная история
Несказочная история

Слава встретил ее, свою Марочку – Маринулю – Марианиллу, за несколько лет до войны в Ставрополе (тогда город Ворошиловск). В такую девушку невозможно было не влюбиться. Студентка, будущий художник–декоратор, отличалась необычайной красотой. Озорные глаза, брови дугой, белокожа, круглолица. Дочь военного, характер – бабушкин – «фронтом командовать». Марианилла Астахова была из тех, кто «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». А наряжалась-то как! Какие платья да шляпки – современницы позавидуют. Столько вкуса у девушки, столько фантазии!

Била без промаха

– Мама сама мастерила шляпки. Она ведь художник. Училась профессии в Ставрополе, а диплом получала уже в Туркмении, в художественном училище Шота Руставели, – рассказывает сын Валерий Астахов, пододвигая мне стопку фотографий матери.

Рядом фото отца: молодой брюнет в белом костюме. По глазам видно: выпускник педагогического института, учитель химии и биологии, счастлив. Он беспечно улыбается: впереди вся жизнь!..

Но вскоре началась война. Она то разводила влюбленных, то соединяла. Чаще письмами. И редкими встречами.

Марианилла свой бойцовский характер показала уже в первые дни войны. Автомобиль, везущий женщин, детей и стариков в эвакуацию, чиновник потребовал конфисковать, а возразившего ему водителя – расстрелять – по законам военного времени! Тогда Марианилла, до этого не водившая авто, смело села за руль. Водитель – рядом: давал ей советы, как увезти людей подальше...

Смелая, мужественная девушка рвалась на фронт. Научилась поражать цель без промаха: получила значок «Ворошиловский стрелок». Изучила стенографию. Но на призывном пункте военком ей, зеленой девчонке, отказал.

Ростислав же на войне был с первых дней. Шушлябин, служивший после вуза в Поставах Вилейской области, мог погибнуть в первый же день под бомбежкой. Однако в начале июня его, красноармейца химической службы 4-го стрелкового корпуса Западного Особого военного округа, отправили на учебу.

– Предположительно, в Калининское военно-химическое училище, где готовили средний командный состав РККА, –

уточняет заведующая отделом письменных и изо-бразительных источников Государственного музея Великой Отечественной войны Галина Павловская. – Так судьба уберегла его от тяжелых испытаний лета 41-го.

Тем не менее Ростислав уже 22 июня отправляется на фронт. Он пройдет всю войну в должности начальника химической службы 24-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады резерва Главного командования. В самые суровые 1941–1942 годы бригада воюет в составе 34-й армии Северо-Западного фронта в Новгородской области.

– Отец не любил рассказывать о том времени, – вспоминает Валерий Астахов, – писем и открыток первых лет войны, которыми могли обмениваться отец с матерью, практически не осталось.

Москва. Сокольники

Знаковой для влюбленных стала зима 1943–1944 годов, когда Ростислав был откомандирован в Москву – в Главное управление фронта. В златоглавой произошло их главное свидание. В Москве дипломированный художник Марианилла Астахова работала на возрождающемся после эвакуации «Мосфильме», а потом – и в Большом театре. С того дня пошел отсчет их молодой семьи, в которой родились трое детей – Галина, Валерий и Юрий.

Ростислав возвращается на фронт. Так начинается переписка, которую 75 лет спустя сын Астаховой и Шушлябина Валерий принесет в Государственный музей Великой Отечественной войны.

Нужно сказать, что письма все были с фронта, от отца. Ответные, мамины, не сохранились.

«Наше счастье. Наша любовь. Верю в тебя!» – эти фразы практически в каждом письме фронтовика. Все они, как одно, – длинные, теплые, умные. «Моя Марочка! Мой дорогой друг!» – обращается к любимой Слава.

Он советует половинке не рисковать и не бросать Большой театр, где, по прямоте душевной, молодая художница говорила там, где нужно было промолчать.

Не бойся, я с тобой!

«Мой дорогой друг!.. Выскажу свой взгляд на некоторые вещи. Тебе не обязательно уходить из театра. Такой большой культурный центр дает много творчества в работе. А мелкие людишки есть везде. Не обращай внимания и знай, что я тебя всегда поддержу, так как знаю твой верный взгляд на жизнь и на людей...».

А вот что он пишет в другом письме: «Тебе скучать не надо. Не напускай на себя грусть. И все будет гораздо лучше. Если вдруг от меня долго нет письма – оно задержалось в дороге...».

С большой любовью пишет фронтовик о будущем ребенке, которого носит под сердцем жена: «Все пророчат дочь… Марочка, дорогуля! Как я тебя люблю, как я люблю детей!.. Пиши, мое золото, обо всем. Твои пара строк о тебе, Марочка, являются для меня живительной влагой. Они для меня все!».

Пишет офицер и о войне, правда, немного, – цензура: «Были большие бои. Бомбежка с воздуха не прекращается. Сейчас тихо. Но тишина обманчивая: может нарушиться сильной перестрелкой и контратаками». В своих посланиях описывает быт и природу. В одном из них рассказывает о красоте Карпат, которые «объехал со всех сторон». Но больше всего, конечно, в них слов о любви – к Марианилле и маленькой дочери Галине.

Ростислав воюет в составе бригады на Северо-Кавказском фронте, а затем – в составе 2-го Украинского фронта. Принимает участие в освобождении Украины, Румынии, Венгрии и заканчивает боевой путь в Австрии.

– До 1946 года гвардии капитан Шушлябин продолжал службу в Южной группе войск в Австрии и Болгарии. За годы войны был дважды легко ранен. Награжден орденом Красной Звезды, рядом медалей, – уточняет Галина Павловская.

Любовь навсегда

Наконец демобилизованный фронтовик едет к молодой жене в Брест, куда из Москвы она перебралась с маленькой дочкой. Здесь он работает учителем химии и биологии в одной из школ, затем директором детской санаторной школы и на другой педагогической работе.

После войны у Ростислава и Марианиллы родилось еще двое детей – Валерий и Юрий. Но, как часто бывает, это не помогло сохранить брак двух красивых и мужественных людей. Они выдержали суровое испытание войной, а вот притирка двух взрывных, огненных характеров в мирной жизни оказалась не по силам. Марианилла едет в Минск, где работает художником в Большом, а потом в Государственном кукольном театре художником-оформителем.... Ростислав уезжает в Ивацевичи Брестской области.

Да, история Славы и Марочки оказалась не сказочной, а реальной. Зато повесть их страстной и нежной любви в письмах, опаленных войной, будет жить вечно. И храниться – в памяти потомков. И в фондах Государственного музея Великой Отечественной войны. Эти письма, как машина времени, переносят нас в лучшие дни и годы этой прекрасной пары, сердца которой осветила Божественная искра Веры, Надежды, Любви.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Ждем взрыва. А его все нет. Уже все время вышло. Сильно тогда испугался. Это ведь срыв операции!

Вечером 8 мая 1945-го получаем распоряжение: прекратить продвижение. Это было в городе Грац западней Вены. А рано утром 9-го слышим: «Конец войне!». Ликованию не было предела. Все целовались, прыгали, плясали, обнимались, плакали, шлемы подбрасывали, стреляли вверх. Откуда ни возьмись, появилась водка, хорошая закуска, в том числе и американская тушенка.

В партизанском лагере у семилетнего Владимира Будая было «особое задание»: «Мы с дядей Геней слушали «Последние известия» из Москвы, а затем я ходил по землянкам и рассказывал их».

Главным оружием против фальсификации и подтасовки истории являются документы и факты. Сделать их достоянием общественности – единственный способ противостоять переписыванию событий.