Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Специальный проект
>>>
Люди в белых халатах
>>>
На заметку потребителю
>>>



Помним! Гордимся!

№28 от 15 июля 2021 года

На таран!
<STRONG>На таран!</STRONG>

В июне 1944 года, в разгар операции «Багратион», недалеко от нынешнего городского поселка Октябрьский Гомельской области танкисты на горящем «Т-34» совершили таран немецкого бронепоезда. В военной истории это единственный подобный случай.

 

Экипаж машины боевой
Шел второй день операции «Багратион». Войска 65-й армии 1-го Белорусского фронта в ходе Бобруйской операции начали наступление юго-западнее Паричей. На всех армейских картах этот район был отмечен как непроходимые болота, поэтому враг не ожидал удара. На это и был расчет советского командования.
Наши войска быстро прорвали оборону противника. В образовавшиеся ворота отправились танки 1-го гвардейского танкового корпуса. Красноармейцев было не остановить: только за первый день они продвинулись на 20 километров. В авангарде наступавших подразделений шел танковый экипаж 21-летнего гвардии-лейтенанта Дмитрия Комарова.
– Несмотря на свой возраст молодой человек уже успел повоевать: принимал участие в Курской битве, освобождал Речицу. В одном из сражений был серьезно ранен: боевую машину Дмитрия Комарова подбило противотанковым расчетом орудия, осколок застрял в ноге, пришлось госпитализировать парня в Москву. Оттуда после восстановления он и попал в бригаду. Механиком-водителем был 18-летний Михаил Бухтуев, уроженец Тывы. В отличие от Комарова, танковый прорыв в ходе бобруйской операции был для Михаила первым сражением, – рассказывает научный сотрудник Центра истории и культуры Октябрьского района Любовь Шейко.
На следующий день, 25 июня 1944 года, 2-й танковый батальон получил задание овладеть деревней Черные Броды и перерезать железнодорожную ветку. Эта дорога связывала Бобруйск с Брестом. На Черных Бродах находились казарма охранного батальона и база снабжения войск врага, где хранились боеприпасы, продовольствие, оружие. Чтобы сдержать наступление наших войск, сюда перебросили два десятка немецких танков и самоходных артиллерийских установок, три тяжелых орудия, 400 солдат и офицеров и один бронепоезд.

 

Бой у Черных Бродов
Атака началась на рассвете. Уже на подходе к станции наши бойцы попали под огонь самоходных артиллерийских установок. Танк Комарова все же пробился к станции, но в это время из-за леса показался немецкий бронепоезд, открывший огонь по наступающим. В ходе атаки экипаж «Т-34» уничтожил два взвода пехоты противника и четыре огневые точки, гусеницами танка были раздавлены два полевых орудия. Но очень скоро в башню машины попал снаряд.
Боезапас был на исходе, а поезд уходил по железной дороге. И тогда экипаж принял решение идти на таран, пока они еще на ходу. Подобравшись с тыла, горящий танк на полном ходу врезался в середину поезда, выбив ось у одной из бронеплощадок. Падая, она опрокинула за собой еще две. Бронепоезд остановился. Он больше не мог вести огонь из пушек и пулеметов, чем и воспользовались наши солдаты. Пехотные подразделения захватили его, а танкисты, видевшие подвиг своих друзей, очистили станцию от гитлеровцев. После полудня советские войска освободили Черные Броды и взяли под контроль дорогу
Бобруйск – Лунинец.
– Как вспоминали однополчане Комарова и Бухтуева, горящий танк от удара о бронепоезд не подавал признаков жизни. Всем казалось, что выжить после такого просто невозможно. Но вдруг через командирский люк показался Дмитрий Комаров с окровавленной головой. Выбравшись, он смог укрыться в лесу. Через мгновения раздался взрыв. Над боевой машиной поднялось пламя. Через несколько дней Комарова подобрали наши бойцы  и переправили в госпиталь.
А водитель-механик Михаил Бухтуев так и остался в горящем танке, – говорит Любовь Сергеевна.
В Черных Бродах не осталось тех, кто видел подвиг танкистов. Но в Центре истории и культуры Октябрьского района сохранились воспоминания одного из местных жителей – тракториста Андрея Лешонка. Когда освободили деревню, они с местными мальчишками часто бегали к железной дороге, чтобы посмотреть опрокинутые бронеплощадки и врезавшийся в них советский танк. «Внутри танка все сгорело, покорежилось. Башня не поворачивалась, а вот люки открывались и закрывались хорошо. Нижний был без крышки, –  рассказывал мужчина.  – А потом бронеплощадки разрезали, увезли как металлолом, а танк погрузили на платформу».
Подвиг танкистов у Черных Бродов был отмечен самой высокой правительственной наградой. Указом Президиума Верховного Совета СССР 22 августа 1944 года гвардии сержанту Михаилу Артемьевичу Бухтуеву посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а 26 сентября –  гвардии лейтенанту Дмитрию Евлампиевичу Комарову. Но свою награду он так и не получил. После лечения в госпитале Дмитрий Комаров вернулся на фронт. Участвовал в боях под Минском. В ночь на 5 сентября 1944 года, освобождая Польшу, в бою за Неревский плацдарм он был убит прямым попаданием вражеского снаряда в башню танка.
…В небольшую деревню Синчуваж Горьковской области пришла фронтовая открытка от командира взвода лейтенанта Николая Федорова, адресованная родителям Дмитрия Комарова. В ней он писал: «Уважаемые Анна Ивановна и Евлампий Фалалеевич! С глубоким прискорбием сообщаю о гибели вашего сына, моего лучшего друга –  Димы. Он вторично проявил героизм и пал смертью храбрых. Я очень скорблю, разделяю с вами горечь утраты. Клянусь отомстить за него». Подобные клятвы пришли и от членов последнего экипажа Комарова –  механика-водителя сержанта Ефима Зверева и башенного стрелка рядового Александра Илюкина.


Приказом Министра обороны СССР Михаил Бухтуев навечно зачислен в списки личного состава 15-го гвардейского танкового Речицкого Краснознаменного ордена Суворова полка, Дмитрий Комаров – в списки 1-й роты Благовещенского высшего танкового командного Краснознаменного училища имени Маршала Советского Союза
К. А. Мерецкова.


На месте подвига экипажа в середине 1970-х установлен памятный знак, а в 2000 году воздвигнут монумент с танком «Т-34». Несколько раз сюда приезжали байкеры из Республики Тыва, чтобы почтить память своего земляка Героя Советского Союза Михаила Бухтуева.

Юлия ГАВРИЛЕНКО



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В воскресенье, 22 июня 1941 года, в Октябрьском райкоме партии было многолюдно. Все ждали начала совещания
о подготовке к уборке урожая. Неожиданно зазвонил телефон. «Война!» – сообщил голос на том конце провода. В тот же день на Полесье начали создавать партизанские отряды, а уже
6 августа 1941-го комиссар и командир одного из них – Тихон Бумажков и Федор Павловский – стали первыми Героями СССР среди партизан.

Дед Талаш – легендарный полешук. В 75 лет он ушел в партизаны, чтобы сражаться с поляками. Успел повоевать и с нацистами во время Второй мировой войны, хоть на тот момент ему было уже под сотню. О героизме Талаша написано много, однако мало где рассказывается, каким Василий Исаакович был человеком. Чтобы это выяснить, отправились на его малую родину – в деревню Новоселки Петриковского района и пообщались с местным жителем, лично знавшим известного партизана.

Легендарные установки заставили немцев познать весь ужас грозного советского оружия уже 14 июля 1941 года в Орше. С тех прошло почти 80 лет!

Орденоносец, герой войны борисовчанин Томаш Дятко буквально с порога начинает рассказывать, с каким размахом чествовали его с Днем Победы в этом году. Два дня подряд с утра до вечера он принимал поздравления и подарки, раздавал интервью. «Рад, что меня не забывают. Спасибо всем! Когда меня просят поделиться мыслями, вспомнить прошлое, никогда не откажу», – признается 97-летний ветеран.