Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Репортаж «7 дней»
>>>
Награды
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Портрет современника

№4 от 28 января 2016 года

Олег Руммо: Высокие технологии — залог здоровья
Олег Руммо: Высокие технологии — залог здоровья

Олег Руммо — знаковое имя в истории белорусской медицины. Первым в нашей стране он выполнил операцию по пересадке печени. По мнению коллег, это явилось одним из самых серьезных достижений белорусской хирургии за последние десять лет.
В его зачетке — самая длительная по времени операция по пересадке печени и почки: семнадцать часов две бригады хирургов простояли тогда у операционного стола; а также первая в истории Беларуси трансплантация поджелудочной железы и почки. Руководитель НГУ «Республиканский научно-практический центр трансплантации органов и тканей», заместитель главного врача по хирургической работе 9-й городской клинической больницы Минска, главный внештатный трансплантолог Министерства здравоохранения Республики Беларусь, заслуженный врач Республики Беларусь, доктор медицинских наук, профессор,  — за всеми этими официальными регалиями стоит человек, посвятивший жизнь спасению безнадежных больных.

— Олег Олегович, скупые цифры статистики не отражают всей важности проделанной вами работы в 2015 году, но хотелось бы начать именно с арифметических подсчетов…
— Прошедший год был самым успешным за все время существования трансплантации в Беларуси: проведено 443 органных операции, в числе которых 331 пересадка почки, 33 — сердца, 72— печени, 2 — легкого, 5 — комплекса «поджелудочная железа и почка». Цифры, в сравнении с предыдущими годами, впечатляющие. Однако, на мой взгляд, своего плато мы еще не достигли, а потому есть перспективы выйти на еще более весомые показатели.
В 2015 году состоялось важное событие для отечественного здравоохранения — открытие отделения по трансплантации почки на базе Витебской областной клинической больницы. Это наш совместный проект с Витебским государственным медицинским университетом. На его базе уже проведены в минувшем году пять трансплантаций почек. Пока они проходят под нашим контролем, однако сегодня, по всей видимости, коллеги смогут обойтись и без нашего надзора.
Кстати, Витебск стал четвертым регионом, где в соответствии с реализуемой программой трансплантации печени, почек и сердца и работой по увеличению объемов и доступности высокотехнологической помощи населению страны начали проводить эту операцию. В данном случае важен не только факт проведения подобной операции, но и то, что региональная медицина выходит на новый уровень.

— А как в целом Беларусь выглядит в сравнении с другими странами в области трансплантологии?
— С 2011 года наша страна — единственная в СНГ — фигурирует в ТОП-50 стран с высоким уровнем развития трансплантологии. По количеству таких операций мы находимся на 28 месте в мире, рядом с Германией и Италией, опережая всех наших ближайших соседей — Польшу, Литву, Латвию, Эстонию. Беларусь занимает первое место среди стран СНГ по количеству органных трансплантаций, в 5 раз превосходя по этому показателю Российскую Федерацию и Казахстан, не говоря уже о других странах.
Когда мы в 2010 году открывали РНПЦ, не могли даже предположить, что очень быстро выйдем на эти результаты и будем делать такое большое количество операций, причем не только в Минске, но и в регионах.
В 2006 году, когда еще планировалось создание центра, в Беларуси выполнялось всего лишь 8 операций по пересадке, причем — только почки. Меньше чем за десять лет мы выросли больше чем в 50 раз!
Нам уже тесно в нашем центре, поэтому мы идем в регионы, пытаемся провести реконструкцию 9-й городской клинической больницы, чтобы создать здесь дополнительные мощности для эффективной работы. Но, к сожалению, это не от нас зависит. Мы развиваемся быстрее и активнее, чем наши строители работают. Реконструкция затянулась и длится уже неприлично долго, и это мешает расти и дальше.
— Денег нет?
— В том-то и дело, что деньги есть! Работать надо уметь!
— Трансплантология — весьма дорогая отрасль для страны…
— Рассуждая на эту тему, надо говорить не только о формальной экономике и цифрах, которые можно посчитать на калькуляторе. Речь должна идти прежде всего о нравственном императиве, о гуманистических идеях, стоящих перед обществом. Грош цена той стране, которая не борется за спасение жизни своего гражданина.
Если же говорить языком экономики, то опыт  трансплантационного лечения во всем мире свидетельствует о том, что эти технологии эффективны и имеют колоссальную рентабельность. Содержание на диализе одного пациента стоит государству в год столько, сколько одна операция по трансплантации почки вместе с иммуносупрессивной терапией. Пациенты, находящиеся на диализе, обходятся государству ежегодно в довольно крупные суммы. Хотя не только в этом дело: через три-четыре года у такого больного начинаются осложнения, со временем он становится инвалидом. Он не сможет ни родить ребенка, ни его вырастить, ни полноценно трудиться. Три раза в неделю человеку приходится лежать на диализном аппарате. А прооперированный — полноценный член общества!
Не было бы в стране трансплантации, пришлось бы отправлять пациентов за рубеж, а там подобные операции стоят в пять раз дороже.
Трансплантационные технологии — локомотив движения современной медицины. Те подходы, которые здесь внедрены, работают в кардиохирургии, в онкологи, в неврологии и нейрохирургии, в различных высокотехнологичных производствах страны.
Кроме того, есть еще и другие дивиденды, которые нельзя выразить сухой статистикой, я говорю о престиже государства. Беларусь стабильно занимает лидирующие позиции в рейтинге стран по уровню человеческого развития, и во многом — благодаря доступности и качеству медицины.
В мире многие узнали о том, что существует такая страна, как Беларусь, после того, как четыре года назад мы прооперировали экс-главу израильской внешней разведки «Моссад» Меира Дагана.
— В СМИ тогда писали о том, что от проведения операции отказались американские и шведские специалисты. Кстати, много ли иностранцев хотят попасть в РНПЦ?
— Не то слово! Я бы даже сказал, очередь стоит. Однако количество операций по трансплантации органов иностранным гражданам лимитировано: не больше 10% от общего числа всех выполняемых. Эта помощь оказывается нами в строгом соответствии с нормами международного права, а все заработанные средства направляем на увеличение числа операций нашим гражданам.
— В сорок лет вам доверили право возглавлять серьезное медицинское учреждение — РНПЦ трансплантации органов и тканей.  Если без ложной скромности, вы ощущаете, что фамилия Руммо будет вписана золотыми буквами в историю белорусской трансплантологии?
— Не стоит преувеличивать мою роль в развитии отечественной трансплантологии: не я, так кто-то другой, через год-два начал бы делать подобные операции. В заслугу себе могу записать разве что построение такой модели белорусской трансплантации, которая могла бы нормально и эффективно работать в отсутствие Руммо. Система внедрения высоких технологий в медицину, которая существовала в СССР, была завязана под отдельную личность. В Беларуси, к примеру, это был выдающийся хирург Николай Евсеевич Савченко. Ушел от нас этот великий человек — не стало (на какое-то время) и операций по трансплантации почки. Обидно, ведь это было дело всей его жизни.
Сегодня в нашей стране трансплантацию печени качественно умеют делать 7 хирургов, трансплантацию почки — как минимум 20 человек, операции по трансплантации легких пока сделано мало и выполняет их один человек, но со временем их тоже освоим, не сомневаюсь… Операциями по пересадке сердца занимается академик Островский и еще пять сотрудников его центра.

— Руммо — это целая династия врачей. Ваши родители всю свою жизнь честно трудились на Слутчине. Наверное, не без их влияния вы выбрали профессию врача?
— Сложно сказать. В детстве я не был паинькой или «ботаником»: носился с друзьями по дворам, бедокурили, что-то поджигали, в соседских садах яблоки воровали. Отец и мать всецело были заняты на работе и никакого профессионального ориентирования с сыном не проводили. Но жребий пал — и я выбрал медицину. Родители были и остаются для меня примером служения долгу, ответственности и человечности. Отец никогда не был падок на материальные вещи, он работал для людей и болел душой за каждого своего пациента. Возможно, это прозвучит немного высокопарно, но самое главное для врача — увидеть своего пациента здоровым. Это высшая медицинская награда для любого доктора.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

…Пить кипяток? Спать в ванне, полной воды? Любить математику, архитектуру, волейбол, химию, плавание, литературу?

Шедевры ткацко-швейного искусства, создаваемые оршанскими ткачихами и швейниками, делают нас, белорусов, аутентичными, отличными от других народов!

Юлия Латушкина — известный отечественный дизайнер в мире моды. Проходила стажировку в школе моды Letto Verain в Берлине, работала в доме моды Catta Donkeshott в Амстердаме, участвовала в fashion-турах по странам Европы, завоевывала титулы на таких престижных конкурсах, как «Кутюрье года» (Москва), «Адмиралтейская игла» (Санкт-Петербург), «Автограф» (Киев), «Печорские каштаны» (Киев), «Белая амфора» (Витебск). В 2009 году разработала коллекцию вечерних платьев для галереи Lafayette (Германия), а в 2010 представила собственную марку – LATUSHKINA.

«Это я автор скульптур возле цирка», — гласит надпись на баннере на главном проспекте Минска.