Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Совместный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Мы и мир

№43 от 22 октября 2020 года

Новый теракт во Франции: как погасить пламя исламского радикализма?
Новый теракт во Франции: как погасить пламя исламского радикализма?

Франция потрясена. В очередной раз. В пятницу, 16 октября, в парижском пригороде был убит учитель. И не просто убит: 47-летнему преподавателю истории и географии Самуэлю Пати на глазах очевидцев ножом отрезали голову!

Преступление совершил Абдуллах Анзоров – 18-летний мусульманин, этнический чеченец, имеющий статус беженца. Как выяснилось, семья молодого человека эмигрировала из России, когда ему было всего два года. Первоначально Анзоровы пытались получить политическое убежище в Польше, но им отказали. Вторая попытка оказалась успешнее, и семья переселилась во Францию, пополнив многочисленную когорту мигрантов, а заодно и местную мусульманскую общину.

В настоящий момент население Франции составляет примерно 66 миллионов человек. И около 9 – 10 % (5 – 6 миллионов по разным подсчетам) из них – мусульмане. Считается, что это самая большая исламская община в Европе (до трети всех последователей пророка в ЕС). Ее формирование началось в период Первой мировой войны, когда в рядах французской армии сражалось около 200 тысяч жителей африканских колоний Франции, а еще около сотни тысяч были мобилизованы для работы на военных заводах. Значительная часть африканских мусульман так и осталась во Франции. Потом была Вторая мировая – и вновь более 100 тысяч мусульман из колоний оказались в рядах Сопротивления нацистскому режиму, за что в благодарность получили право поселиться в метрополии. Затем – Алжирская война 1954 – 1962 гг., приведшая к массовой эмиграции арабов и увеличению к 1974 г. числа последователей ислама во Франции до одного миллиона. Кстати, среди эмигрантов тех лет были родители легенды французского футбола Зинедина Зидана. События конца ХХ – начала XXI века («Арабская весна», войны в Персидском заливе, Сирии, Ливии) также поспособствовали притоку новой волны мусульманской миграции в Европейский Союз, и многие выбрали именно Францию.

Помимо беженцев, рост исламской общины обеспечили и причины естественного характера. Политика интеграции трудовых мигрантов в 60 – 70-е гг. ХХ века, проводившаяся при поддержке французских корпораций, заинтересованных в дешевой и послушной рабочей силе, позволила выходцам из мусульманских стран получить субсидии на жилье и перевезти во Францию своих родных в рамках политики «воссоединения семей». А традиции восточного брака требуют максимального увеличения потомства. Поэтому в плане рождаемости семьи мусульман в несколько раз превосходили коренных французов. Одновременно политика мультикультурализма (отказ от навязывания европейских ценностей мигрантам) способствовала сохранению и даже усилению национальных и религиозных традиций. Такой мягкий подход привел к росту влияния ислама во Франции, где открылись более 1500 мечетей, частные мусульманские школы и появилось влиятельное исламское лобби.

Не сумевшее (или не захотевшее) влиться во французскую культуру и получить местную светскую идентичность мусульманское меньшинство сформировало свою замкнутую среду существования, зримым воплощением которой стали «предместья» – рабочие кварталы, населенные представителями этнических и религиозных меньшинств. К началу 2000-х годов, в связи с частичной деиндустриализацией и сокращением численности низкоквалифицированных рабочих кадров на ряде крупных машиностроительных и автомобильных заводов, среди мигрантов и их потомков во втором-третьем поколении резко выросла безработица. Например, к 2010 г. в целом по стране она составляла 10 – 12 %, а в рабочих кварталах – до 40 %! Отсутствие занятости, бедность, социальная неустроенность, помноженные на религиозную пропаганду радикального толка ряда имамов и духовных учителей в закрытых религиозных школах, – вот та взрывоопасная смесь, которая привела к «бунту предместий» и всплеску исламского терроризма.

Арабские погромы в пригородах Парижа в 2005-м длились более двух недель и сопровождались жестокими стычками с полицией, уничтожением автомобилей, поджогами и разграблением магазинов и кафе. Похожие события грянули в ноябре 2007-го.  Далее – террористическое нападение в 2015 г. на редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo, опубликовавшего карикатуру на пророка Мухаммеда (тогда погибло
12 человек, а во Франции и во всем мире началась волна солидарности под лозунгом «Я – Шарли»).  Следом в Ницце теракт в 2016 г., когда мусульманин Мохамед Лауэж-Булель на грузовике въехал в толпу и насмерть задавил 86 человек, еще 308 получили увечья. И вот в 2020-м – отрезанная голова учителя в парижском предместье…

По горячим следам развернулись ответные действия. Непосредственно по делу задержано около двух десятков человек, полиция вычисляет и требует призвать к ответу тех, кто в соцсетях поддержал и одобрил ужасные действия 18-летнего исламского фанатика (который-то и в школе этой не учился, и вовсе убитого не знал). Министр внутренних дел Франции требует выслать из страны около 230 иностранцев, подозреваемых в экстремизме и находящихся под надзором полиции. По его инициативе начаты проверки 51 мусульманской ассоциации, некоторым грозит закрытие. Наконец, руководители 13 французских регионов предложили издать отдельной книгой те самые скандальные карикатуры, вызвавшие уже дважды гнев радикальных мусульман.

Вот только почему-то кажется, что проблему эти меры не решат, а, наоборот, станут бензином на открытое пламя. Свобода не должна быть сопряжена с насилием и оскорблениями. Необходимо решать в первую очередь задачу интеграции исламского меньшинства в местную исторически сложившуюся среду и реального приобщения его к европейским ценностям.  Иначе радикализация чужеродного слоя французского общества станет еще большей.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Третью неделю разгорается огонь «новой старой» войны на Кавказе.

Польский институт национальной памяти покопался в своей памяти… и опубликовал в Facebook архивные документы, согласно которым человек по имени Джеймс Бонд работал в британском посольстве в польской столице и округе в 1964-1965 годах. Знакомьтесь! Джеймс Альберт Бонд прибыл в Польшу 18 февраля 1964 года на должность секретаря-архивиста при военном атташе британского посольства.

Все знают, персидские ковры ткут на века – нет им износу. И красивее их тоже трудно найти. А еще на персидском мягком ковре очень приятно сидеть и вести переговоры.  Американцы, давно не сидевшие на персидских коврах, уже и не помнят, как это хорошо – договариваться.

Ко всем бедам Японии надо добавить еще и то последствие оккупации, а потом и дружбы со стороны американцев, что со всеми своими ближними соседями – с обеими Кореями, Китаем и Россией – у Страны сбежавшего солнца очень сложные отношения. Мягко говоря, прохладные и туманные. Прямо как Японское море.