Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Совместный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Мы и мир

№21 от 27 мая 2021 года

Санкции США: вторичные эффекты

Прошел месяц с тех пор, как США восстановили отмененные ранее санкции против Беларуси. Они касаются семи наших предприятий нефтехимического комплекса. И это не первый раз, когда американцы вписывают наши заводы и их руководителей в «черный список». Такие санкции были и после выборов 2006 года. Правда, у нынешних – своя специфика.

 

Чем закончилась прошлая история с санкциями? Экономическими потерями. До 2008-го Беларусь поставляла в США ежегодно товары на сумму $350–400 млн, а после введения санкций – всего на $90 млн. Для некоторых наших предприятий, вроде «ГродноАзота», который раньше экспортировал в Штаты удобрения примерно на $100 млн в год, американский рынок остается закрытым.
Санкции-2008 предполагали ограничение для американских компаний (если сумма транзакции превышала $50 тыс., сделки между предприятиями проводили с уведомления Госдепартамента США), сегодняшние несут существенное ограничение в валюте платежа и дополнительные издержки от использования альтернатив, ведь в мировой практике расчеты по нефтепродуктам проводятся в долларах США через американские банки. Защита от этого вида санкций, конечно же, есть. Например, можно перейти на расчеты в долларах через корсчета в банках Европы или переоформить контракты на закупку в евро. Но последнее нам невыгодно: конкурентоспособность белорусской продукции упадет, ведь банки-корреспонденты могут затребовать обеспечить неснижаемую сумму на счете – она пойдет на уплату штрафа, если к банку возникнут претензии. Ситуация с закупкой нефти может решиться, если ее оплачивать в российских рублях. С расчетом по нефтепродуктам, реализуемым на западном направлении, все сложней: прежние наши европейские банки-партнеры отказываются от предоставления услуг Беларуси, что чревато потерей 20% валютной выручки.
Ранее санкции США грозили белорусским предприятиям, по сути, потерей только американского рынка. И это было неприятно, но не трагично: наши заводы переориентировали экспорт на другие страны. Однако теперь США под влиянием дела Магнитского изменили регламент применения санкций: составленный и утвержденный список можно дополнить компаниями из любого государства, если они ведут бизнес с предприятиями из первоначального перечня. В итоге страшны для нас не столько сами американские санкции, сколько их вторичное применение – ограничения США против компаний-партнеров белорусских предприятий. И ситуация ухудшится, если Штаты будут поддержаны странами ЕС (например, заблокируют сделки в евро), или другие контрагенты выставят свои ограничения, опасаясь вторичных эффектов.
Крупные российские поставщики, например, уже с начала мая не отправляют нефть на новополоцкий «Нафтан» (входит в «черный список» SDN). Не купила Беларусь «черное золото» и в Азербайджане. Однако большинство экспертов сходятся во мнении, что «Нафтан» не останется без российской нефти. Ведь ограничения уже действовали с 2006 по 2015 годы, и наш завод при этом не простаивал. Правда, раньше масштабные американские санкции против российской «нефтянки» сдерживались тем, что США сами использовали этот продукт. Одномоментное удаление с рынка ее доли привело бы к серьезному кризису. Теперь ситуация другая: возможное снятие санкций с Венесуэлы и Ирана позволяет начать крупномасштабную блокаду энергоэкспорта России. Но пока риски обширного экономического эмбарго, конечно, очень низки.
К тому же такие глобальные меры возможны лишь в двух случаях: нужно либо задействовать санкционный пакет Совбеза ООН, подобный резолюциям №№ 757, 787 и 820 по отношению к бывшей Республике Югославия, либо вести согласованную экономическую политику со стороны институциональных инвесторов – Vanguard Group, Inc., Black Rock, Fidelity Investments (FMR LLC), State Street. Влияние этих гигантских инвестфондов и финансовых холдингов на международную торговлю крайне велико. Однако даже несмотря на то, что белорусская модель государственного капитализма для них неприемлема, активное противостояние на данный момент маловероятно.
Коллективный Запад хотел бы задействовать против Беларуси всю мощь инструментов Совбеза ООН и запретить всем членам ООН любые торговые операции, деловые контакты, финансовые транзакции с нашей страной; заморозить заграничные валютные счета и фонды, закрыть дипмиссии и запретить любое культурное, научное и технологическое сотрудничество, ограничить перелеты и почтовую связь. Но сделать это не получится: постоянные члены Совбеза ООН Россия и Китай наложат вето.
Как лучше всего сейчас поступить белорусам? Работать над устойчивостью внутреннего рынка, поскольку вторичные эффекты нынешних санкций, усиленные возможным коалиционным воздействием, могут быть более болезненными, чем прошлые. К тому же нам необходима цифровизация евразийского экономического пространства и проработка вопроса введения цифрового налога с выручки Международных групп компаний по ставке 2-5% с их валового дохода от оказания услуг онлайн-рекламы, предоставления доступа к маркетплейсам и продажи данных, сгенерированных пользователями цифровых платформ. Этот вопрос прорабатывается сейчас в ряде стран ЕС и России. Само время его поставить и нам.

Авторский взгляд
от аналитика Виталия Демирова



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

А на Южном полюсе уже лето. И 13-я Белорусская антарктическая экспедиция отправилась на ледяной континент, к «Горе Вечерней», где их заждались соседи – пингвины Адели.

Поводом для преступления послужило то, что преподаватель на уроке о свободе слова продемонстрировал те самые карикатуры на пророка Мухаммеда, которые пять лет назад стали причиной жестокой расправы над журналистами. Родители школьников-мусульман, учеников Самуэля Пати, а также многочисленные «исламские активисты» посчитали, что в светском французском государстве их религиозные чувства важнее постулата о свободе слова, и призвали наказать учителя.

Третью неделю разгорается огонь «новой старой» войны на Кавказе.

Польский институт национальной памяти покопался в своей памяти… и опубликовал в Facebook архивные документы, согласно которым человек по имени Джеймс Бонд работал в британском посольстве в польской столице и округе в 1964-1965 годах. Знакомьтесь! Джеймс Альберт Бонд прибыл в Польшу 18 февраля 1964 года на должность секретаря-архивиста при военном атташе британского посольства.