Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Конкурс
>>>
Малая родина
>>>
Давайте разберемся!
>>>



Беларусь – Китай

№13 от 28 марта 2019 года

Кантонская коммуна
Кантонская коммуна

Недавно в редакцию «7 дней» заглянул желанный гость китайско-белорусского клуба «Цан Цзе» – сотрудник Витебского районного историко-краеведческого музея из агрогородка Октябрьская Витебского района Сергей Мартинович. Он оказался интересным собеседником, собравшим большое досье на первую волну китайских эмигрантов в Беларусь.

Кто же они, первые поселенцы с берегов Желтого моря, Янцзы, из городов и весей далекой азиатской страны, приехавшие к нам более 100 лет назад? Вот какие подробности мы узнали из уст нашего гостя.

В поисках лучшей доли

– В основном это были бедные люди. В то время большинство жителей Поднебесной, что называется, перебивались с воды на рис, – отправляет нас Сергей Викторович на целый век назад – взглянуть на то, как это было. – Приезд многих из них – результат поиска места на рынке труда, спасения от голодной смерти.

Вот что историк рассказал о судьбе одного из первых китайцев Витебщины – Син Дзудзи. Семья Сина арендовала у землевладельца небольшой участок. Настолько маленький, что на нем вырастало лишь пара мешков зерна кукурузы. В засуху этого не хватало для прокорма и оплаты за землю. В один из неурожайных сезонов случилась потасовка со сборщиками налогов. Син Дзудзи заступился за отца. Избегая расправы, был вынужден бежать. Долго скитался и, наконец, прибился к артели, уезжающей на заработки, в Россию.

На то время Российская империя вела тяжелые бои на западном фронте Первой мировой войны. Генералы солдат не жалели. Они всегда были пушечным мясом, разменной монетой в любой битве. Для пополнения поредевших армейских рядов на фронт «брали» в первую очередь способных держать винтовку из близлежащих  белорусских земель. Трудовых рук не хватало. Так на территорию Беларуси прибыли первые эшелоны с китайскими рабочими, как сказали бы сегодня, гастарбайтерами.

– Речь шла о тысячах человек, – подчеркивает Сергей Викторович. – Их использовали в основном на тыловых работах, заготовке леса. Условия труда были очень тяжелыми, питание – скудным, в результате в Беларуси прошло три серьезных китайских бунта. Два – под Минском и один – под Оршей. Люди требовали справедливости.

Операция «Ликвидация». Неграмотности

Февральскую и Октябрьскую революции 1917 года китайские поселенцы восприняли с радостью. Часть из них в надежде на лучшую жизнь и рост социального статуса остались. Другие вернулись домой, в Китай.

Из оставшихся некоторые пошли в Красную армию. В деревне Бочейково есть братская могила, в которой вместе с другими красноармейцами покоятся воины родом из Китая, сложившие свои головы за свою новую родину в бою с польскими уланами.

Выжившие стали работать на железной дороге. Так как Витебск на то время был крупнейшим железнодорожным центром, в этом городе появилась большая китайская диаспора. Ее негласным лидером стал маньчжур из Харбина Джан Ванфу, который вскоре женился на русской девушке Варваре.

На лидерские позиции Джан Ванфу вышел благодаря отваге и смелости, проявленным на фронтах Первой мировой и Гражданской войн, трудовому энтузиазму, а также знанию русского.

В 1920 году группа китайских рабочих в составе 14 человек стала работать в так называемом коммунальном обозе. Вывозили в бочках на поля нечистоты, такие вот технологии коммунального хозяйства начала ХХ века. Короче, ассенизаторы тогда были аутсайдерами на рынке труда. Большинство китайских эмигрантов не знали русского. Это было непреодолимым барьером в приобретении специальности. Обучить соотечественников грамоте взялся Джан Ванфу. Он организовал курсы по ликвидации неграмотности.

Коллективизация. Марковичи

Позднее в среде китайских поселенцев на Витебщине уже было два лидера. Правой рукой Джан Ванфу стал его соратник Син Дзудзи. Их тандем оказался весьма эффективным, когда в начале 1928 года десяти китайским семьям выделили землю в деревне Марковичи, под Витебском.

– К сожалению, от Марковичей к концу 1980-х остались только фундаменты нескольких домов, – констатирует Сергей Мартинович.

Тогда белорусские китайцы не знали ни своей, ни участи Марковичей… Но они мечтали о новой жизни – на новой земле. И 30 марта 1928 года эмигранты из Поднебесной с большим энтузиазмом приступили к организации колхоза «Кантонская коммуна». Свое название хозяйство получило в честь потерпевшего поражение восстания китайских коммунистов. Конечно же, его возглавил Джан Ванфу.

Вначале это было 17 гектаров на месте бывшего помещичьего имения и сложная бытовая жизнь в полузаброшенном здании. Постепенно угодья стали больше, урожаи – выше. Трудолюбивых эмигрантов поддержало кредитами государство.

Прибывшие из далекой Азии и осевшие на Витебщине новые крестьяне показали белорусам «мастер-класс» по выращиванию яблок, груш, капусты, моркови и других овощей и фруктов, а позднее даже и льна!

А когда пошла массовая коллективизация, в колхоз стали проситься белорусы, латыши, евреи и представители других наций, на то время проживавших на Витебщине.

Со временем колхоз вырос и был преобразован в интернациональный агрокомбинат. Вместе с тем укрупнение не пошло на пользу. На межнациональной почве стали возникать конфликты. Агрокомбинат разделили на два колхоза: китайский и белорусский. Первый назвали «Победа». Экономическое положение хозяйства укрепилось, когда колхозы получили землю в вечное пользование. Вскоре в «Победу» опять пошли сельчане других национальностей. Китайские белорусы зла не помнили, ведь на этой земле нашли свою судьбу.

В передовицах и на партийных съездах

В 1934 году бывшую «Кантонскую коммуну» назвали уже третьим именем – Николая Гикало. Колхоз продолжал демонстрировать высокую производительность труда и завидные урожаи. О трудовых успехах осевших в Беларуси азиатов делали репортажи газеты «Звязда», «Чырвоная Беларусь», «Витебский пролетарий».

Джан Ванфу и Син Дзудзи руководили им по очереди. Последний даже был делегатом съезда колхозников-ударников (1933 год), а также наблюдателем XVII съезда ВКП (б). В Москву он также был приглашен на юбилей ведущей на то время «Крестьянской газеты». Син Дзудзи был селькором, внештатным корреспондентом «Крестьянки» и других изданий. В своих заметках коммунист Син писал о том, чем живет его колхоз и белорусская глубинка.

К концу 1930-х годов колхоз Н. Гикало потерял свой китайский характер, а Джан Ванфу переехал с семьей в Витебск. Здесь ему доверили руководство плодоовощной базой.

Война и репрессии. Хватило всем

Потом была война. В первые ее дни Джан Ванфу арестовали. С тех пор его никто не видел. Скорее всего, он пал жертвой репрессий.

Когда в Витебск пришли немцы, осиротевшая семья Джан Ванфу переехала в Марковичи – деревню, которая их помнила счастливыми. Вскоре Варвару также арестовали и расстреляли  полицаи. Осиротевших детей Варвары и Ванфу отправили в партизаны, а потом – на Большую землю. До конца 1980-х годов Витебские музейщики поддерживали контакты с обеими дочерями Джан Ванфу, одна из которых жила в Архангельске, а вторая – в Ташкенте.

Второй наш герой – Син Дзудзи – жил в Марковичах до начала войны, сменив Джан Ванфу на должности председателя колхоза. Его призвали в армию, где Син прослужил до 1944 года. В конце Великой Отечественной он пропал без вести. Скорее всего, погиб. Его родственники получали пенсию как семья погибшего на фронте.

Еще один из основателей «Кантонской коммуны» Сю Даболь перед войной отправился в Витебск, на заработки. Он трудился в прачечной, а когда пришли немцы, вместе с другим китайцем по имени Липти возглавил подпольную группу. Находящиеся вне подозрений китайцы добывали разведывательные данные для партизан. По биркам и номерам белья немецких солдат они высчитывали, где какие немецкие части дислоцируются и куда они перемещаются. Немцы не думали, что китайцы, плохо знающие русский, могут быть как-то связаны с подпольщиками. Позднее СД напало на след подпольщиков. Сю Даболь и Липти были арестованы и брошены в концентрационный лагерь. Больше о них никто ничего не слышал. Скорее всего, они погибли, как и тысячи других узников.

...После войны в деревне Марковичи осталось только двое китайцев. Ту часть деревни, где раньше жила китайская диаспора, сельчане называли «Китайчонки». Сегодня нет ни «Кантонской коммуны», ни деревни Марковичи. Но память о славных китайских поселенцах осталась.

Тех, кто хочет более подробно узнать о жизни и судьбе первой волны китайской миграции историк, Сергей Мартинович приглашает в Витебский районный историко-краеведческий музей, который располагается в агрогородке Октябрьская.

Фото из  фондов Государственного архива Витебской области



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В Китайско-белорусском индустриальном парке «Великий камень» вскоре появится железнодорожный терминал.

Не так давно заместитель главного редактора журнала «Полымя» докторант Института литературоведения имени Янки Купалы НАН Беларуси Микола Трус побывал в Китае...

Боль и обиды в жизни похожи на соль. Если ты положишь обиду в маленький горшок, то станешь маринованным огурцом. Но если положить в емкость побольше, например в море, ты сможешь расширить свои горизонты – и лететь вперед, к звездам.

Жители Поднебесной очень азартные. Они верят в судьбу, силу знаков, символов, цифр.