Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Конкурс
>>>
Давайте разберемся!
>>>
Малая родина
>>>



Беларусь – Китай

№31 от 01 августа 2019 года

Ноу-хау «Великого камня»
Ноу-хау «Великого камня»

В Китайско-белорусском индустриальном парке «Великий камень» вскоре появится железнодорожный терминал. Его создатели намерены привлечь в страну многомиллионные потоки грузов мировых компаний, движущихся по Великому шелковому пути. Пока они идут мимо нас.

О том, как «Великий камень» создает логистический хаб на пути движения товаропотоков между Европой и Азией, рассказывает первый заместитель генерального директора Компании по развитию индустриального парка Кирилл Коротеев.

– Проект стартовал месяц назад. На форуме по региональному сотрудничеству и развитию был подписан договор о создании нового предприятия, акционерами которого станут немецкая «Дуйсбургер Хафен», китайская «Чайна мерчентс групп», швейцарский «Хупак» и Белорусская железная дорога. Ведутся переговоры и с российской стороной по вхождению в данный проект.

Особую роль должен сыграть опыт, компетенции в логистике и клиентские связи немецкой компании, управляющей крупнейшим речным портом Европы в городе Дуйсбург (Германия) – конечной точки сухопутного Шелкового пути, проходящего через Беларусь. Этой компанией ежегодно перерабатывается 120 млн тонн грузов, она с 2018 года входит в состав акционеров Компании по развитию индустриального парка. Новое предприятие не только построит терминал, но и будет его эксплуатировать, привлекать услугами по доработке и переработке грузов.

Например, сейчас в порту Дуйспорт Дуйсбурга один производитель поставляет машинокомплекты легковых авто, другой – резину на их колеса. В терминале на авто надевают «обувку» – и он готов к продаже! Имеются свои «фишки» и для других отраслей. К примеру, бутилируют популярный энергетик из Европы, который поступает в цистернах (кеглях), а с терминала «уезжает» уже в потребительской баночке. Производитель готов платить за услуги, обещающие снижение их издержек, и именно в этом заключается компетенция немецкого партнера. Этот терминал сможет перерабатывать и товары из Поднебесной.

Наша задача – перераспределить товаропотоки, привести их в Беларусь, в том числе немецкие и другие европейские компании, которые обслуживаются в Дуйспорте. В этом году планируем приступить к проектным работам, а в следующем – к непосредственному строительству терминала.

– Кирилл Юрьевич, критики индустриального парка считают, что «Великий камень» не добился заметных успехов, несмотря на патронаж руководства Китая и Беларуси...

– Я с этим не согласен. Парк на бумаге создали в августе 2012 года – и без привлечения бюджетных денег, финансирование нужно было еще найти. Учредили совместную девелоперскую компанию, акционерное общество, с изначально заявленным объемом уставного фонда в размере $1 млн. С того времени в идею «Великого камня», в перспективы вложения в его инфраструктуру поверили инвесторы, ставшие акционерами Компании по развитию парка. Это был очень непростой и длительный процесс. Учитывая то, что на отведенной территории лес, болота, 15 населенных пунктов – села, дачи, а также рядом аэропорт, с которым ввиду его технологичной уникальности приходится согласовывать чуть ли не все объекты, работа предстояла колоссальная. Но невидимая. Проведены изыскательские мероприятия, подготовлена проектная документация, разработан генплан, в котором расписаны все его зоны – промышленные, жилые, транспортные и т. д.

В апреле 2015 года получили разрешение на строительство. За четыре с половиной года освоена территория первой очереди парка. Там, где не было ни дорог, ни электричества, появилась современная инфраструктура: в том числе электрическая подстанция, своя распределительная сеть, система водозаборов и водоподготовки, современные дождевые и хозяйственно-бытовые очистные сооружения, рассчитанные на город с 50-тысячным населением, куда, кстати, сбрасывает свои отходы и аэропорт, и поселок Сокол. При этом на выходе степень очистки стоков доведена до уровня рыбохозяйственного пользования. На благоустройство реки Уша направлено $5,5 тыс., а на создание всей системы водоподготовки и водоотведения (водозабор, станции подъема воды, ее очистки, дождевые коллекторы, сами очистные сооружения, соответствующие сети) компания потратила около $60 млн.

Здесь соблюдаются экологические стандарты.

Построен ряд объектов. Возводится первый жилой дом со встроенной социальной инфраструктурой, фельдшерским пунктом. Позднее в жилом секторе будут и поликлиника, и другие необходимые для людей учреждения.

Сегодня в уставном фонде компании по развитию фонда $150 млн. Дороги строили сами, за исключением подъездной общего пользования до аэропорта, пожарного депо и подведения до границ парка газа. Инвестиции из всех источников в территорию парка составили порядка $500 млн, и из этой цифры лишь 5% – бюджетные средства. Непосредственно компанией инвестировано более $220 млн, из них на инфраструктуру – $180 млн.

– Основные резиденты «Великого камня» представляют промышленный сегмент экономики: много ли произвели товаров? По какому принципу идет «заселение» парка?

– Выручка резидентов в 2018‑м составила 12,8 млн руб, за первые 3 месяца – 7,7 млн руб. Да, пока цифры не впечатляют, но ведь это работа первых построившихся предприятий в режиме пусконаладки. Динамика и перспективы строительства подтверждают потенциал роста объемов производства и, соответственно, выручки.

В «Великом камне» работает система сдержек и противовесов. Теоретически компания по развитию могла бы привлечь в парк любого, кому можно продать или сдать в аренду землю, инфраструктуру, здания, чтобы быстрее окупить затраты, но государство в лице администрации парка отслеживает, кому можно дать статус резидента, кому нет. Да, в парк «пускаем» не всех. Только инвесторов, заявляющих о том, что они намерены производить высокотехнологичную продукцию нескольких кластеров. Наши отраслевые приоритеты – машиностроение, электроника, биотехнологии, тонкая химия. Это те отрасли, которые важны для экономики Беларуси.

– И какая из них наиболее популярна среди резидентов парка?

– На карте индустриального парка уже хорошо «прорисовывается» машиностроительный кластер. Смотрите, за окном нашего офиса видно, как кипит работа по возведению завода «Зумлион» по выпуску автокранов и коммунальной техники, устанавливаемой на шасси автомобилей МАЗ. Построен завод дизельных двигателей «МАЗ‑Вейчай», новое китайско-белорусское СП приступает к строительству производства коробок передач. В проработке – завод по выпуску двигателей для легковых автомобилей, которые будут поставляться на «Джили» и китайский «Вольво» в Европу. Строится производство по выпуску покрытий для стекол и светодиодной техники, идущих на комплектацию автомобилей. В стадии внедрения – китайско-швейцарский проект по созданию беспилотных аппаратов (автомобилей).

А вот тем инвесторам, которые могли бы создать дополнительную конкуренцию традиционным белорусским отраслям – легкой промышленности и пищевой, мы отказываем. В частности, не дали добро на регистрацию у нас металлургическому проекту с его вредными выбросами…

Кстати, место в парке находят и компании с небольшими капиталами. Для таких мы готовы предоставить в аренду построенное нами промышленное здание, состоящее из нескольких корпусов с внутренней инфраструктурой: электричеством, вентиляцией, водой и т.д. Например, один из них уже заняла белорусская компания «Ассомедика», начавшая выпуск комплектов для реанимации, которые на территории ЕАЭС производятся только этой компанией.

– Почему среди резидентов парка нет транснациональных корпораций, компаний из таких высокотехнологичных стран, как Япония?

– Предложение резидентства в «Великом камне», сделанное нами, прорабатывают многие транснациональные компании. Здесь не все так просто. Требуется время, воля инвестора и скорость решения процедурных вопросов в госструктурах. К сожалению, последние в нашей стране решаются не очень быстро. Это – с одной стороны. С другой  – каждое государство хотело бы, чтобы отечественные инвесторы осваивали капиталы в своей экономике, дома, а не вывозили их за рубеж. Есть запреты на вывод инвестиций и в том же Китае…

Тем не менее нам удалось привлечь ряд высокотехнологичных компаний. В числе последних – американская IPG Photonics в лице созданной белорусской «дочки» – компании «Рухтех», производящие оптико-волоконные лазеры. На июльском форуме было подписано соглашение о создании двух фармакологических компаний, одна из которых будет производить реагенты для анализов, другая – лекарства. Учитывая единый фармрынок ЕАЭС, для их продукции не встанет проблем со сбытом.

Безусловно, мы стараемся работать с потенциальными странами-донорами, располагающими и технологиями, и инвестициями, в том числе и с поддержкой дипломатических ведомств Беларуси за рубежом. Япония – в их числе. С этой страной сотрудничаем по трем направлениям. Уже есть ряд наработок по привлечению компаний – машиностроительных и высокотехнологичного оборудования, а также фармакологических фирм.

Да, у японцев собственная система принятия корпоративных решений, особенности традиций и ментальности. Чтобы войти в круг доверия, посещаем сами их компании, работаем через белорусские дипведомства и в частности посольства. И от этого уже есть результат. Через месяц в парке пройдет японско-белорусский форум.

– Каковы перспективы прописки стартапов белорусских ученых в «Великом камне»? В этом году усилилось движение между парком и Национальной академией наук Беларуси. Не уплывут ли наши технологии в Китай безвозвратно?

– Этого нельзя исключить. Например, стартапы, разработанные в нашем Парке высоких технологий, все проданы за рубеж – основная их прибыль давно там…

Но если будем сидеть сложа руки, то в стране вовсе не останется белорусских технологий. Вот мы и создаем в «Великом камне» инновационный центр для научно-исследовательских и конструкторских разработок. Там можно будет разместить и офисы, и производственно-исследовательскую часть, необходимую для прикладных стартапов. Притом по доступной цене.

Создан компанией и небольшой фонд, часть средств которого направляем в наиболее интересные проекты. Например, в фирму по выпуску композитов, а также стартап по созданию летательных аппаратов. Прорабатываем открытие нового, совместного фонда с китайской «Чайна мерчентгрупп» и рядом китайских и белорусских финансовых организаций. Чем привлекать чужое, лучше поддерживать отечественную науку, способную поднять экономику на более высокий уровень.

Создание такого инновационного центра – не наше ноу-хау. Например, подобный уже успешно работает в Сингапуре, где мне удалось побывать. Его управляющая компания построила здание, вложила деньги в серьезное оборудование для НИОКРа – центрифуги, микроскопы и т. д., которые сдает в аренду ученым. Получается обоюдная выгода.

К необходимости создания такого центра нас подтолкнули несколько отечественных стартаперов. Они отказались идти в «Великий камень», сославшись на то, что в Европе им предлагают лучшие условия финансирования за то, что они потом отдадут инвесторам 90% своей будущей прибыли…

Мы намерены создать такие условия, чтобы ученым было интересно работать дома, доводить до производства свои ноу-хау. Ученые не должны отправляться в эмиграцию. Их изобретения и разработки должны быть востребованными у себя на родине.

Фото автора и БЕЛТА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В Поднебесной активно внедряются в экономику и быт самые разные инновации и технологии. Есть даже такая поговорка: то, что обсуждается в Нью-Йорке за завтраком, к обеду внедряется в Китае.

(Продолжение. Начало в №31 от 1 августа 2019 года)

Не так давно заместитель главного редактора журнала «Полымя» докторант Института литературоведения имени Янки Купалы НАН Беларуси Микола Трус побывал в Китае...

Боль и обиды в жизни похожи на соль. Если ты положишь обиду в маленький горшок, то станешь маринованным огурцом. Но если положить в емкость побольше, например в море, ты сможешь расширить свои горизонты – и лететь вперед, к звездам.