Праздники

№19 от 06 мая 2015 года

С Днем Победы!
С Днем Победы!

Аркадий Моисеевич Бляхер, участник штурма Берлина:

— Победу после ожесточенных боев встретил в Берлине. Что тогда творилось, не передать словами. Всеобщее ликование, все обнимаются, поздравляют друг друга. Песни, танцы прямо посреди улицы. Счастливы очень были, что война закончились, мы остались живы и дошли до Берлина, о чем мечтали все эти долгие годы! А ведь сколько не дошло... Буквально за полчаса до того, как мы узнали о Победе, погиб наш сослуживец, командир батареи Иван Хомутович. Было очень горько — каких-то полчаса!..
Запомнилось, что во всех окнах уцелевших зданий Берлина были вывешены белые простыни — знак капитуляции Германии. Лично видел двух немцев, которые, сдаваясь в плен, размахивали белыми кальсонами. По всему городу было много военнопленных, которых строили в колонны.
Узнав о том, что Германия капитулировала, все бросились фотографироваться. И по одному, и группами, на фоне всего, что только считали интересным. У меня был трофейный фотоаппарат, я много сделал снимков в те дни. Жаль, у меня уже мало их сохранилось, пораздавал все. Я ж не знал, что столько проживу — 92 года!
В те дни  осуществил свою мечту — расписался на Рейхстаге. Нацарапал какой-то тут же валявшейся железкой свое имя. Эмоции переполняли, конечно. Май 1945 года забыть невозможно, 70 лет прошло, но я все помню, как сейчас!

Полковнику-инженеру в отставке Алексею Игнатьевичу Буфетову 93 года и он помнит  День Победы так, как будто это было совсем недавно:


— По всему уже чувствовалось, что войне скоро  конец: Берлин был взят, отдельные группировки гитлеровцев, оставшиеся на занятой нашими войсками территории, отчаянно пробивались на запад. Я был уже тогда старшим помощником начальника ПВО 53-й армии, и в Чехословакии мы вели бои с фашистскими «камикадзе» — группировкой Шернера. И вот 9 мая чуть севернее Братиславы, рядом с селом, названия которого я уже не помню, в 5—6 утра к нам в палатку прибежали местные жители — словаки и чехи. Они радостно начали нас обнимать, поздравлять. Почти одновременно к нам в штаб пришло сообщение о том, что гитлеровцами ночью была подписана капитуляция. Но похоже, что местные узнали о Победе раньше нас! Селяне привезли к нам прекрасное свое местное пиво и кое-какие «яства» — вместе с нами отметить эту огромную радость. Появилось такое ощущение, что праздник был не только у нас, но и у погоды: небо было ясным, весеннее солнышко ласково и празднично заливало все светом. Один местный житель принес с собой фотоаппарат и сделал пару снимков. Конечно, это был Великий День. Но через час-полтора мы опять пошли в бой: Шернер, сметая и сжигая все на своем пути, пробивался на запад. И добили мы его только 15 мая в Праге. Уйти ему не удалось! И вот только тогда для меня Великая Отечественная война закончилась.

Герой Советского Союза, полковник в отставке Василий Сергеевич Мичурин:

— Это радостное известие застало нас в городе Чешска Липа, севернее Праги. Встретили его с большим подъемом, но было не до торжественных мероприятий. Дело в том, что многие немецкие части в Чехословакии не подчинились капитуляции, не сложили оружие и упорно пробивались с боями на запад, чтобы сдаться нашим союзникам. Фашисты боялись мести за свои преступления против советского народа и надеялись, что американцы или англичане будут к ним более снисходительны. Нам пришлось вести ожесточенные сражения с обозленными гитлеровцами. Обидно, что мы из-за них продолжали терять людей уже после Победы. Для нашего корпуса война завершилась только 13 мая 1945 года. Вот тогда-то мы и отпраздновали Победу. Кстати, в Чехословакии наша 28-я армия отловила предателя Власова и отдала его в руки советского правосудия.

Евгений Трофимович Червяков, 90 лет, участник Великой Отечественной войны, Герой Социалистического Труда, ветеран локомотивного депо Витебска Белорусской железной дороги:

— Я был военным железнодорожником — совсем молодым парнишкой, помощником машиниста. Наш особый резерв паровозной колонны №96 обслуживал 2-й и 4-й Украинские фронты. В 1945 году нашу колонну перебросили на Омскую железную дорогу. И вот в мае мы подъезжали к станции Калачинская и на всем пути следования видели восторженных людей. Они обнимались, пели, плясали, рыдали. Мы начали догадываться, что произошло что-то очень важное и для нас, и для всей страны. И уже на самой Калачинской, когда приехали, услышали дежурного по станции, который срывающимся от волнения голосом сообщил: «ПОБЕДА!» Наконец-то!..
Вот там я и встретил великий день 9 Мая. Спиртным не отмечали, нам это было категорически запрещено. Просто обнялись… Семьдесят лет уже прошло, вы понимаете, семьдесят лет! Но помню эти мгновения, как сейчас.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Еще не успел последний осенний листочек упасть на замерзшую землю, как в Минске уже заработали новогодние базары!

Небеса убо достойно да веселятся, земля же да радуется: да празднует же мир, видимый же весь и невидимый, Христос бо воста, веселие вечное. Тропарь 1-й песни Пасхального канона

«Неабходна, каб, ідучы за ўваскрослым Хрыстом, мы сваім сапраўдным хрысціянскім сведчаннем заўсёды выказвалі нашу радасць і веру ва ўваскрасенне, якое вядзе ў шчаслівую будучыню»,– адзначае арцыбіскуп.

А вы уже почувствовали приближение Нового года? Нет? Тогда бегом за подарками родным и близким!