На грани

№18 от 29 апреля 2015 года

Гениальные безумцы
Гениальные безумцы
Философы утверждают, что гениальность — отклонение столь же яркое, как и безумие. Достаточно вспомнить Сальвадора Дали, панически боявшегося кузнечиков и бросавшего злые упреки в адрес матери, или Эдгара По, однажды явившегося к президенту Америки в плаще наизнанку, а еще Ван Гога, отсекшего себе ухо, Ницше, излагавшего свои теории, стоя на коленях перед лошадью. Исключает ли гениальность «нормальность»? А может, гений и безумие — это два противоположных берега? Поговорим об этом с психиатром-наркологом УЗ«Городской клинический психиатрический диспансер» Олегом Горгуном.
— Насколько я понимаю, понятие психической болезни, несмотря на миллионы долларов, потраченных на научные исследования, и тысячи написанных книг, до конца не определено…
— По большому счету, есть два больших мнения: либо психическое заболевание — это только поражение клеток головного мозга, либо же просто особенность индивидуального развития определенного человека и судить о нем никак нельзя, помимо того, что большинство людей в данном обществе в данное время его не понимают или не хотят понять. Конечно, с профессиональной точки зрения возможно и то, и другое, плюс нарушение баланса нейромедиаторов, психоанализ, экзистенциализм и так далее.
— Услышала как-то в творческой среде такую шутку: «Патология стала нормой».
— На самом деле акценты в данной тематике расставляются по-разному, в зависимости от времени, места и господствующей идеологии, не говоря уже о национальных особенностях. Что раньше было святостью или одержимостью, сегодня имеет свой номер в Международной классификации болезней. Что в узком кругу называется гениальностью, в широком — просто сумасшествием. Сразу нужно сказать, что сегодня существует немало профессиональных и любительских книг на тему «гениальность и душевная болезнь». Определений гениальности (вернее, попыток определить) великое множество, но граница между талантом и гениальностью остается до конца не определенной.
— Олег Викторович, каждый более менее образованный человек может назвать немало громких имен, которые страдали в медицинском плане той или иной душевной болезнью и были, без сомнения, гениальными.
— Можно припомнить Ван Гога, Достоевского, Ницше, Шумана… Я бы в качестве примера напомнил еще об одном «гениальном безумце», русском поэте начала ХХ века Велимире Хлебникове. Его творчество изучается в самых крупных литературных институтах мира, его произведения переведены на множество языков. При жизни он был знаком с лучшими литераторами своего времени. Пастернак, Ахматова, Мандельштам, Бродский считали Хлебникова великим и гениальным поэтом.
И как писал, уже после смерти поэта, о нем Маяковский: «Во имя сохранения правильной литературной перспективы считаю долгом черным по белому напечатать от своего имени и, не сомневаюсь,  от имени моих друзей, поэтов Асеева, Бурлюка, Крученых, Каменского, Пастернака, что считали его и считаем одним из наших поэтических учителей и великолепнейшим и честнейшим рыцарем в нашей поэтической борьбе».
Хлебников был поразительным знатоком истории, древнерусского творчества, он точно предсказал год падения царской России и год своей смерти, а его историко-математические исследования за много лет предопределили теорию пассионарности Льва Гумилева. За 15 лет им написано множество стихотворений, поэм, исторических размышлений и исследований.
О том, что он был странным человеком, свидетельствуют не только тексты его произведений, но также множество знавших его современников. М.Кузмин считал его произведения «гениально-сумасшедшими». Недоброжелатели и люди, далекие от изящной словесности, называли его просто «сумасшедшим». Многие современные авторы по психиатрии приводят его стихи как пример «нецеленаправленности мышления, неологизмов и вербигерации». И ведь на самом деле, если подойти к нему с точки зрения медицины, то можно найти все анамнестические данные за определенное психическое расстройство. Совершенно, на первый взгляд, непонятные и нелогичные тексты, увлечение абстрактными математическими построениями, отсутствие интереса и устроенности в личной жизни, незаинтересованность карьерным ростом и т.д. А еще добавить сюда сам факт, что Хлебников на самом деле какое-то время находился в желтом доме.
Все это с определенной степенью достоверности может говорить любому современному врачу-психиатру о том, что Хлебников был не совсем «психически здоровым». Помню, что я ради интереса иногда давал читать его стихи моим коллегам и всегда слышал неизменное: «Ну, это наш клиент. У него что шизофрения? Да, разорванность есть» и т.п. Но если посмотреть на это с философской точки зрения, то да, он не был устроен в бытовой и личной жизни (что само по себе часто говорит о психической болезни), его не интересовали деньги, карьера, семья и тому подобные вещи, составляющие почти весь смысл жизни для обычного «здорового» человека, да, его многие считали и считают странным или сумасшедшим.
— Возможно, такие гениальные чудики есть и среди нас, а мы бросаем в их сторону косые взгляды…
— Мы, здоровые, часто не можем понять, что это значит, когда тебя считают «психом», от нас все это очень далеко. Мы часто просто весело участвуем во всеобщем игнорировании таких людей. Иногда это игнорирование не столь явное, но тайное, внутри себя. Люди издревле боятся всего, что может угрожать их стабильной системе миропонимания. Такова известная экзистенциальная истина. Но в таком положении может оказаться любой. И от того, как мы сейчас относимся к таким людям, зависит то, как потом, возможно, другие будут относиться к нам.
Каким бы ни был больным человек, он нуждается в понимании и поддержке. Без этого он становится еще более больным и несчастным. Ведь как бы ни пафосно в наш век это звучало, всем нам нужно, чтоб нас кто-то любил. Почему же мы иногда допускаем мысль, что кто-то без этого может обойтись? И потом искренне удивляемся жестокости, насилию, помешательству, озлобленности каждого на всех остальных. Следует начать с себя. Если в вашем окружении есть такой человек, то попытайтесь его понять, дайте ему почувствовать, что он кому-то нужен. Это будет лучше всяких психбольниц. Хотя такие больницы и врачи, несомненно, необходимы.


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

«Синдром отмены» часто испытывают отдельные пользователи, которые в течение даже короткого времени не могут выйти в интернет или зайти в социальные сети. Врачи называют это интернет-зависимостью.