150 золотых маршрутов моей Беларуси

№37 от 14 сентября 2017 года

Жабинка
Жабинка

Авторский проект
художника, реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

Сельцо Сехновичи известно с середины XV века как владение Тышко Кираневского. В 1458-м Казимир Ягеллончик наделил Сехновичами Теодора Костюшко. Теодор (Костюшко Федорович) был первым известным представителем белорусской ветви старинного шляхетского рода герба Pox III. Род взял начало с первой четверти XV века от великого князя Витовта. В белорусской литературе родословная Костюшко впервые представлена А. Глебовичем. Согласно ему, первым владельцем Сехновичей (1509) был не Федор, а Константин, сын Федора Костюшко, дьяк (1509), боярин каменецкий (1528), судья и городничий каменецкий (умер до 1561). Его именем начал именоваться род. Право на имение было подтверждено привилеем Сигизмунда I Старого. Константин женился на княжне Анне Ольшанской. У них было двенадцать дочерей и двое сыновей. Сыновья Иван (1530-1571) и Федор (1540–1622) положили начало двум ветвям Костюшко-Сехновичских: Ивановичей и Федоровичей.

Представители рода Костюшко не занимали высоких государственных должностей, охотно хозяйствовали, но не выделялись зажиточностью. Достоинством рода было благородство. По утверждению Т. С. Корзона, одного из биографов Тадеуша Костюшко, никто из его предков «не предал, не принял сторону врага, не показал ему спину во время битвы». Материальные трудности испытывал владелец имения Малые Сехновичи Людвиг Костюшко. Обеднелое от постоянных войн и разделов имение пришлось 18 марта 1729 года продать и взять под залог фольварк Сапег Меречевщину под Коссовом с надеждой со временем вернуть Сехновичи.

После переезда Людвига в Меречевщину владеть Сехновичами стали родной дядя – Фаустин Бенедикт, а затем – Давид Костюшко, подчаший пинский. В 1755 году Людвиг откупает имение у Давида и сдает его под залог. После его смерти жена Текля в 1758 году вернула имение и смогла приехать с семьей в Сехновичи, которые стали собственностью прямых наследников – сыновей Юзефа и Тадеуша Костюшко.

Путешествуя по Брестчине, нельзя не посетить Малые Сехновичи – родовое гнездо многих поколений рода Костюшко. Рода, давшего национального героя трем государствам – Беларуси, Польше и Соединенным Штатам Америки.

Жабинка

Здание железнодорожной станции.

Официальным годом основания города считается 1871-й, когда появился одноименный железнодорожный остановочный пункт. Но первые письменные упоминания о поселении с названием Жабинка относятся к 1816 году, когда оно принадлежало панам Гонецким. В середине XIX века маенток Жабинка стал владением рода Трембицких.

Внимания путешественников в Жабинке заслуживает церковь Покрова Пресвятой Богородицы (1885) – замечательный образец деревянного зодчества, выполненный в стиле классицизма. Интересно и здание вокзала железнодорожной станции постройки начала XX века. 

Бульково

Успенская церковь.

Первое упоминание о деревне в письменных источниках датируется 1538 годом. Принадлежала она витебскому воеводе Станиславу Кишке, в начале XVII века перешла во владение графов Масальских, которые выстроили в 1617 году в Бульково деревянную униатскую церковь Успения Богоматери. В первой половине XVIII века усадьба принадлежала видному военному и политическому деятелю Речи Посполитой Михаилу Юзефу Масальскому. В начале XIX века Бульково перешло во владение семьи Райских. С 1825 года Бульковым владел Францишек Ожаровский, после его смерти имение перешло к сыновьям. В 1877 году Константин Ожаровский продал имение Марии Ганецкой и ее сыну Ивану. В 1887 году они основали винокурню, а в 1898 году было завершено строительство каменного здания Успенской церкви на месте старой деревянной.

Здитово

Никитская церковь.

При описании похода волынских князей Даниила и Василька на литовского князя Миндовга Ипатьевская летопись упоминает под 1252 годом город Здитов. Сын Миндовга, Войшелк, желая мира с Волынью, выдал свою сестру замуж за галицкого князя Шварна Даниловича, а в приданое ей отдал Слоним и Здитов, что стоял на реке Ясельде. Однако на рубеже ХIII–XIV столетий этот Здитов-на-Ясельде прекратил свое существование по причинам, которые и сегодня остаются загадкой.

Зато с исчезновением города появилось сразу две одноименные деревни, и обе они находятся в Березовском районе: о той, что стоит на Дорогобуже, притоке Ясельды, здесь и идет речь. В 1520 году она была названа в документах городом, затем побыла центром староства в Слонимском повете Новогрудского воеводства. А впоследствии проделала обратный путь: потеряв статус города, перешла во владение частных лиц, стала местечком и, наконец, обычной полесской деревней.

Сегодня из достопримечательностей здесь можно увидеть только Свято-Никитскую церковь. Это одна из старейших деревянных церквей на территории Беларуси. Ей исполнилось уже более 500 лет. Построен храм Иоанном Гуриным в память его отца Никиты в 1502 году. Никита Гурин был воином великого князя литовского Александра Ягеллончика, отличившегося в многочисленных боях за своего князя и государство, погибшего в одном из боев. В память и благодарность Никите Александр Ягелончик даровал его наследнику Иоанну Здитово.

Малые Сехновичи

В музее Т. Костюшко.

Тадеуш Костюшко завещал свое имение внукам сестры Анны – Роману и Людвиге при условии освобождения и наделения крестьян землей. Во второй половине XIX века Сехновичи перешли роду Булгаков как приданое Казимиры из Эстко, дочери Романа. В 1890 году владел имением, видимо, ее сын Александр Булгак. Последним владельцем Сехновичей был В. Домбровский.

Старинная усадьба сохранилась и расположена на ровной террасе небольшого ручья с местным названием Канальчик. Выражена главная композиционная ось – весьма вытянутая, напоминающая о времени барокко. На оси находится старая въездная дорога. Около этой дороги, после поворота в усадьбу, находилась деревянная каплица. Она стояла на каменном склепе, в котором покоились Костюшко многих поколений. Захоронения были также и около каплицы. В XVIII веке дом Костюшко и каплица сгорели. На месте бывшей святыни теперь поле.

Памятник Тадеушу Костюшко.

Уважение к Тадеушу Костюшко среди местного населения было настолько велико, что сложилась традиция снимать шапку, проезжая около Сехновичей, и надевать ее, минуя усадьбу. В настоящее время она является усадьбой школы. Частично застроена, запущена и разрушается. Перед зданием школы в 1988 году установлен бюст Тадеушу Костюшко работы архитектора А. Видацкой (1930).

В деревне стоит и старинная православная церковь. Есть мнение, что храм был основан в 1725 году. Но первое документальное свидетельство относится к 1727 году, когда  упоминается пожерт-вование для обновления старой Сехновичской церкви от писаря Брестского воеводства Павла Костюшко-Сехновичского (предок Тадеуша Костюшко) и его жены.

Степанки

Церковь Архангела Михаила.

Деревянная православная церковь в деревне построена в 1782 году. В начале XX века ко входу в ее была пристроена трехъярусная колокольня.

Озяты

Николаевская церковь

Первое упоминание деревни датируется 1516 годом, когда великий князь литовский Сигизмунд I даровал земельный надел в Озятах Сидору Гайке. В XVI–XVIII веках имение многократно меняло хозяев, переходя от одного рода к другому.

В 1840 году в Озятах родился фольклорист и этнограф Юлиан Крачковский. В 1870 году здесь была построена деревянная церковь Святого Николая.

Матеевичи

Церковь Рождества Иоанна Предтечи.

В деревне сохранилась церковь – памятник деревянного зодчества белорусского Полесья. Храм был возведен в 1720 году, а в 1868-м перестроен заново на том же месте. Примерно в это же время была возведена и колокольня, стоящая рядом.

Хмелево

Спасо-Преображенская церковь.

Хмелевский Спасо-Преображенский монастырь, или мужской монастырь в честь Преображения Господня, был основан в 1725 году. Сейчас монастырь – одно из самых красивых и умиротворяющих мест в Беларуси. Он расположен вдали от населенных пунктов. Здесь монахи не только молятся, но и помогают паломникам, многие из которых приезжают за исцелением и нуждаются в уходе и помощи.

Чижевщина

Часовня.

В 1894 году здесь была в ретроспективно-русском стиле построена церковь Святого Владимира Крестителя в честь победы русских войск в Крупчицкой битве с повстанцами Тадеуша Костюшки (Крупчицами тогда называлась Чижевшина). Церковь долгое время служила верующим и закрыли ее лишь в 1967 году. А в 1989-м святыню удалось восстановить. Около храма 23 сентября 2004 года была построена и мемориальная часовня в память о воинах, погибших в сражении 1794 года. Рядом с часовней поставлен мемориальный камень, на котором написано, что именно на этой территории 17 сентября 1794 года произошла «великая битва времен костюшковского сражения на землях Беларуси».

Легенда от автора проекта

Слепой садовник

Продолжение. Начало в № 35

Как уже известно, старый шляхтич изменил свои планы и по наставлению жены выписал из Италии в имение другого садовника. Не сдержал слова и управляющий.

На одном из праздников, будучи навеселе, выболтал одному из своих друзей, что старый садовник ослеп и заболевший хозяин имения перед отъездом за границу сам убедился в этом. А еще рассказал, что он недавно получил письмо от хозяина, в котором тот сообщал, что весной приедет с молодым талантливым садовником.

Но, как известно, секрет только тогда остается секретом, когда знает его один человек, а тут буквально пару дней – и все работники поместья только и судачили о том, что садом займется новый работник из Италии.

Вскоре и до слепого садовника дошли эти слухи. По его поведению сложно было понять, расстроился ли он. Но близкие друзья стали сочувствовать и успокаивать: мол, хозяин имения добрый и щедрый человек, он не оставит бедолагу на старости лет без обеспечения.

Обязательно нужно сказать, что помимо сада, огромного парка с множеством клумб возле усадебного дома, в торце его, с солнечной стороны пристроена была оранжерея с высокими арочными окнами. Здесь часто видели старого садовника за повседневными хлопотами. В оранжерее сушились и хранились клубни редких растений в тепле, которое давали специальные керамические печи. Даже в холодное время года цвели и благоухали дивные заморские растения. Много времени и сил отдавалось здесь и выращиванию овощей к столу, рассады цветов, которая потом весной высаживалась на клумбы.

Ничего, по большому счету, не изменилось в повседневных делах имения после отбытия хозяев за границу. Даже слепой садовник с несколькими помощниками и своим внуком закончил приготовления к зимним холодам. На улице было все укрыто и убрано. И вот в самом начале зимы в сопровождении внука садовник зашел к управляющему с просьбой разрешить ему и его внуку свободный круглосуточный доступ в оранжерею. И даже, если нужно, передать ему ключи, которые до этого хранились у сторожа. И дал такие объяснения: рассады в этом году высажено больше обычного, в оранжерее много цветов необычных заморских, а в его положении времени на уход за ними нужно гораздо больше. А помощником и глазами его будет внук, который смыслит в садоводстве. Помня свою вину перед стариком, управляющий без колебаний согласился.

Зимой хлопот всегда предостаточно: на конюшнях, на скотном дворе… Поэтому мало кто и внимания обращал, что свет в оранжерее, можно сказать, горел круглосуточно. Иногда слепой садовник выходил с внуком на улицу, какие-то узоры вытаптывали ногами по снегу, что-то внук по просьбе садовника тщательно чертил. Так и весна набежала, а вот тут-то все и заметили, что работой по обустройству парка, высадкой цветов занимается только внук старого садовника. Вначале земля была вскопана да и удобрена, а уж когда расцвело вокруг, так все и ахнули,  поняв, что слепой садовник внука в оранжерее учил, секретами да опытом делился. Поражены были увиденным и вернувшиеся хозяева, сразу стало понятно, что привезенного из-за рубежа итальянца надо обратно отослать. А тот и не сильно огорчился, даже обещал, если надо будет, – советом помочь да семян и растений новых выслать. 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.

Один из пунктов нашего сегодняшнего маршрута – деревня Далёкие. В ней, в самом центре, протекает ручей под названием Кровавый.


Деревня Опса принадлежала когда-то Плятерам. Род этот большой и древний, но наиболее яркая его представительница – Эмилия Плятер. Графиня, революционерка, собирательница белорусского фольклора, участница ноябрьского восстания 1830 года, в ходе которого сначала организовала и возглавила небольшой партизанский отряд, а затем была командиром роты польских пехотинцев в звании капитана – небывалый случай для армии той поры. Ближе к концу восстания Эмилия, которой едва исполнилось двадцать пять лет, неожиданно заболела и скоропостижно умерла. Имя и необычная судьба графин