Персона

№31 от 03 августа 2016 года

Песни великая сила
Песни великая сила

Однажды, за год до 70-летия Великой Победы, когда оркестр готовил торжественный концерт к 9 Мая в Колонном зале Кремля, Владимир Федосеев предложил своим музыкантам сыграть «Вставай, страна огромная!». Потом песня прозвучала на концерте. И с первыми аккордами словно неведомая сила подняла людей — весь зал встал! Неудивительно, ведь песня — самый демократичный вид музыки, легко идущий к сердцу слушателя. Так и родился цикл «Песни военных лет». Об истории проекта и многом другом рассказал Владимир Федосеев в интервью газете «7 дней». К слову, на интервью он пришел вместе со своей музой и очаровательной супругой Ольгой Ивановной, дочерью великого оперного певца (бас-баритон), солиста Большого театра Ивана Скобцова. Время беседы пролетело незаметно. С Владимиром Ивановичем и Ольгой Ивановной говорили и о музыке (конечно же, о песнях военных лет),  и о единстве славянских народов, и о важности укрепления духовности,  повышении ответственности и профессионализма тех, от кого зависит формирование общего культурного пространства России и Беларуси. Начали с премии Союзного государства.   

Cправка
Федосеев Владимир Иванович, народный артист СССР, художественный руководитель и главный дирижер Государственного академического Большого симфонического оркестра имени П.И.Чайковского. Был главным дирижером Венского симфонического оркестра, дирижером Миланского симфонического оркестра им. Джузеппе Верди (La Verdi), постоянным приглашенным дирижером оперного театра Цюриха и Токийского филармонического оркестра. На Международном фестивале «Славянский базар в Витебске-2016» Владимир Федосеев награжден премией Союзного государства в области литературы и искусства за музыкальный проект «Песни военных лет». Награду ему вручил Президент Беларуси Александр Лукашенко.


— Владимир Иванович, вы человек заслуженный, получивший за свою творческую жизнь уже немало наград. А что для вас означает премия Союзного государства?
В.Ф.: — Премия Союзного государства для меня и всего нашего оркестра, которым я руковожу вот уже 41 год, очень почетна. По сути, это награда от народов наших двух братских стран. Узнав о том, что премия будет вручена на «Славянском базаре», мы с Ольгой  Ивановной обрадовались, что опять поедем в Беларусь, где всегда бываем с большим удовольствием. С радостью участвовали в концерте открытия фестиваля — его всегда с искренним интересом ожидают и белорусы, и россияне. 
— Ваш талант дирижера и художественного руководителя Большого симфонического оркестра был отмечен не только на земле, но и на небе, где в космическом пространстве летает астероид вашего имени. Следите ли вы за его траекторией движения?
В.Ф.: — Думаю, астероид движется по своему пути, который, полагаю, зависит в том числе и от того, как мы живем на этой земле… Признаюсь, мне было бы более интересно знать, где летит астероид гениального композитора и близкого мне человека Георгия Свиридова, который сыграл важную роль в моей судьбе…
 — Расскажите, пожалуйста, подробнее о проекте «Песни военных лет». Как его встретили российские и белорусские слушатели? И какова была  реакция на цикл в Германии, где ваш коллектив его тоже исполнял?
В.Ф.: — Многие на концертах и в России, и в Беларуси просто плакали. Впрочем, мы, исполнители, тоже плакали… Ведь Великая Отечественная война  для нас не просто история, а наша жизнь — это мы сами.
Основные произведения проекта «Песни военных лет» были написаны в годы величайшей трагедии, которую пережили наши народы…  Как показывает многовековая история, именно в самые тяжелые времена у нашего народа просыпается его душа. Он становится сильнее  духом. Не зря рожденные в это время песни, а также ряд песенных произведений о войне,  написанных позднее, западают в самое сердце и душу наших слушателей.
Кстати, с песнями военных лет мы выступали не только в концертных залах. Одно из выступлений прошло в Москве, на ВДНХ. Собравшиеся на тот момент в выставочном зале люди пели вместе с нами  «Катюшу», «Темную ночь», «Землянку» и другие песни. Приятно удивляет, что песни военных лет знает и подпевает не только старшее поколение, но и молодежь!
Если говорить о концерте, который мы дали в Берлине, думаю, немцам также было о чем подумать, слушая их. У песен данного репертуара огромная  очищающая сила… 
— «Времена года» Чайковского, «Лунная соната» Бетховена раньше чуть ли не каждый день лились из наших радиоточек. Сегодня патриотическая песня и классика практически недоступны для обычного слушателя. Телеканалы и радиостанции предпочитают эстраду. Даже теле- и радиоканал «Культура» нечасто включают в программы классику, а «Священную войну» и «День Победы» — только к памятным датам…
В.Ф.: — Согласен, эфир заполонила плохая эстрада. Если эстрада  в Америке — это национальная культура, то мы ей только подражаем. Получается второй сорт. Сегодня практически нельзя запомнить ни одной песни. Телевидение для нас является ядом, пропагандой дурного вкуса. Уверен, людей, в первую очередь, нужно воспитывать на хорошей музыке, душевной песне. Такой, как легендарная «Катюша», которая покорила  даже японцев. Не зря они создают у себя клубы любителей  русской  песни.
 Мы должны  гордиться своей культурой, классической музыкой, патриотической песней. И дать возможность людям слушать ее. В каждой цивилизованной стране есть канал классики. А если такого канала нет у нас — это недоработка руководителей телерадиокомпаний. 
Учитывая, что во всем мире русская культура, в том числе музыкальная (классическая музыка, опера и балет), оценивается на  самом высоком уровне, то что мы представляем собой без этой культуры и такой ее важной части, как музыка? Как сказал великий  Гоголь: «Что было бы с нами, если бы музыка нас оставила?». 
О.И.: — И все же я не оценивала бы так пессимистично наше телевидение. Возьмите, к примеру, замечательную передачу Вяземского «Умницы и умники», которая вносит огромный вклад в  российское просвещение и культуру. 
Вместе с тем, конечно, в стране должна быть выработана стратегия и тактика формирования у людей высокой духовной культуры. Да, это трудная, но интересная, необходимая  работа. Она должна поддерживаться на уровне государства. Тогда мы смогли бы повернуть нашу молодежь в сторону хорошей музыки и песни. Например, почему бы не использовать наш же  прежний опыт, когда программные концерты  начинались и заканчивались классикой?!..
—  А что вы  думаете о нашем непростом времени, «богатом» на теракты, военные конфликты, и о месте в нем народов России, Беларуси и Украины?
В.Ф.: — Есть время разбрасывать камни и время их собирать. Сейчас наступил именно такой момент —  собирать их…  Сегодня славянам нужно укреплять свое единство. Хотел бы отметить то, как белорусский народ, Президент Александр Лукашенко поддерживают дух славянского единения, оберегают его. Сегодня мы этому учимся у вас, белорусов. Ведь если объединимся, тогда окажется невыполнимой главная задача наших недругов — уничтожить славянство и православие.
 В России и Беларуси, в Украине живут крепкие духом нации.  И в том, что в Украине сработали разрушительные силы, потенциал которых мы не увидели 20 лет назад, есть и наша вина. Уверен, что не все потеряно. Сообщество славян всегда было и останется самым сильным образованием народов на планете. Свою роль в этом должны сыграть и представители литературы и искусства наших стран. Да, сейчас в России нет литераторов уровня Белова, Распутина. Но есть надежда, что появятся  и окрепнут молодые таланты, неравнодушные к судьбам своих народов!
— Владимир Иванович, формируя концертные программы классической музыки, каким композиторам и  произведениям  отдаете предпочтение — кто из них вам наиболее близок?
В.Ф.: — Большой симфонический оркестр носит имя Петра Ильича Чайковского. Чайковский — гордость отечественной классики, наша душа, поэтому его произведения обязательно входят в наши концерты и дома, и за рубежом. Не могу не вспомнить тех же японцев, которые всегда требуют: «Играйте Чайковского!». 
В репертуар Большого симфонического оркестра в обязательном порядке входят произведения Дмитрия Шостаковича, его ученика Георгия Свиридова, который в своих произведениях продолжил музыкальные традиции русских классиков Александра Бородина, Модеста Мусоргского. Мы сыграли весь репертуар Свиридова. Чаще других на концертах звучит его сюита «Время, вперед!». Ее аранжировка в исполнении нашего оркестра стала заставкой телепрограммы «Время».
 В любом российском городе уже с первых тактов исполнения оркестром произведений Свиридова раздаются аплодисменты. А возьмите его вальс «Метель» (музыка к фильму «Метель» по прозе А.С. Пушкина) — все его воспринимают  на ура!
Неравнодушной  к Свиридову остается и зарубежная публика. Например, в  Англии после концерта выстроилась огромная очередь молодых слушателей, которые спрашивали о  вальсе «Метель»: «Скажите, что это за музыка — современная она или девятнадцатого века?». 
В музыкальном мире есть три композитора, которых играют уличные музыканты, — это Верди, Моцарт и Свиридов.
—  Могут ли любители классической музыки рассчитывать на создание в XXI веке новых, еще более прекрасных, чем в XIX-XX веках, шедевров?  Есть ли надежда, что в  нашей музыкальной среде появятся композиторы уровня Георгия Свиридова?
В.Ф.: — Наш коллектив несколько лет назад объявил конкурс на сочинение для Большого симфонического оркестра. К сожалению, ничего не нашли. К тому же мы не раз просили направить к нам с каждого выпуска хотя бы одного молодого композитора. Также не дождались — в консерватории композиторов не готовят... А чтобы вырастить композитора, нужно много работать. И молодому дарованию, и его наставникам. Таких задач музыкальные альма-матер перед собой не ставят. Но таланты, в том числе музыкальные, есть на земле русской. Не перевелись. Были, есть и будут и хорошие музыканты, и замечательные композиторы. Было время, когда мы записывали концерты с участием юных дарований: Евгением Кисиным, Максимом Венгеровым,  Вадимом Репиным. Сегодня они работают чаще не в России. А возвращаясь домой, некоторые из них могут запросить через своих импресарио баснословные гонорары, которые мы просто не сможем выплатить! Нашу молодежь часто портит слава. Такие вот дела...
— Любая отрасль, направление искусства не может развиваться  в вакууме. Что вы думаете о современной музыкальной критике?
В.Ф.: — Безусловно, музыкальной культуре не хватает трезвого, непредвзятого, неангажированного  взгляда профессиональной  критики. Не хватает взгляда со стороны на то, по каким законам и правилам  формируется современная музыкальная среда. От того, по какому пути развития она пойдет сегодня, зависит будущее российской и в целом мировой культуры, формирование нашей духовности.
— Большое счастье для человека, если есть возможность жить и  работать в самых разных городах и странах. Владимир Иванович, вы — один из тех, кому удалось реализовать эту формулу счастья благодаря дирижерскому мастерству.  В какой стране живут народы, более всего похожие на русских? 
В.Ф.: — На мой взгляд, русский характер более всего близок к испанскому. Может, потому что мы, условно говоря, «края» Европы?.. Испанцы могут плакать, а потом вдруг начать веселиться. Русские также могут горько, искренне горевать, а через минуту пуститься в пляс.
Несомненно, я в восхищении от высокого уровня культуры Австрии с ее давними историческими музыкальными традициями. Мы многое позаимствовали у Германии. Из этой страны пришло дирижерское искусство. А симфоническая музыка родилась в Англии.
Мы многому можем научиться и у белорусов! В вашей стране живет замечательный, скромный, трудолюбивый народ. Посмотрите на Минск — какой прекрасный, чистый город! Москва в последние годы также изменилась. Правда, на мой взгляд, не в лучшую сторону…
— Какими знаниями и качествами должен обладать дирижер симфонического оркестра – ему необходимо быть директором предприятия, отцом, диктатором? Или мессией? Как в оркестре выстраиваются отношения с музыкантами, каждый из которых — человек уникальный,  талантливый, исключительный?
В.Ф.: — В Большом симфоническом оркестре более 100 музыкантов. И все они, безусловно, талантливы. Кто в большей, кто в меньшей степени, но талантливы — иначе не попали бы в наш оркестр. Конечно, главный дирижер должен быть, скорее, отцом, чем директором. Хотя в 1974 году, когда я стал главным дирижером оркестра, был моложе некоторых музыкантов. С тех пор в коллектив пришло много молодых. И я чувствую себя не просто главным режиссером, а, скорее всего, добрым, заботливым отцом моего взрослого «детского сада». Но одного таланта для музыканта мало! Приняв новичка в свой коллектив, мы присматриваемся, как он выстраивает отношения с другими. Если органично впишется – очень хорошо, отлично. Для меня же самое главное — любить, быть добрым, уметь прощать, но и в то же время оставаться для них строгим руководителем.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Андраник Мигранян занимал должность главного советника Комитета по международным отношениям Верховного Совета России, был членом Президентского совета.

Жизнь идет, технологии развиваются. Проекты, над которыми работают белорусские и российские ученые – уникальны. Безусловно, лучшие представители научного сообщества Беларуси и России достойны новой премии Союзного государства в области науки и техники – она, по мнению академика Витязя, будет только способствовать дальнейшему развитию научного сотрудничества и дружбы между нашими странами.

Выход интересной книги – повод для разговора о ярком человеке, которому волею судьбы пришлось восстанавливать послевоенные Минск, Полоцк, преобразовывать село, тем самым вписать свое имя в золотой фонд белорусской архитектурыюю.

О нем написано и сказано столько, что сложно внести какие-то незнакомые штрихи и добавить что-то новое.