Персона

№37 от 12 сентября 2013 года

Михаил ДРИНЕВСКИЙ: «Музыка — самый короткий мост для объединения людей»
Михаил ДРИНЕВСКИЙ: «Музыка — самый короткий мост для объединения людей»

Уже много лет Национальный академический народный хор Беларуси им.Г.И. Цитовича высоко несет марку белорусского песенного искусства и хорошо известен как в нашей стране, так и за ее пределами. Обновляется репертуар, но неизменным остается исполнительское мастерство коллектива, который постоянно стремится порадовать и удивить слушателей народной песней, танцем и музыкой. Сегодня этот хор — настоящая творческая лаборатория, образец национальной музыкальной школы и визитная карточка Беларуси на международном культурном уровне. Поэтому неудивительно, что в числе номинантов на соискание премии Союзного государства в области литературы и искусства значится и руководитель хора, выдающийся белорусский хоровой дирижер, народный артист БССР Михаил Дриневский.

— Михаил Павлович, расскажите подробнее, что представляет собой серия концертных программ, за которые вас выдвинули на соискание премии Союзного государства?
— В любой сфере, в том числе музыкальной, хоровой, танцевальной, ценится высокий профессиональный уровень исполнения. И за столько лет работы, мне кажется, мы его достигли. Я с 1975 года являюсь художественным руководителем и главным дирижером Национального академического народного хора Республики Беларусь им.Г.И. Цитовича и за это время мы создали сотни программ. Например, такие, как «Животворная криница» или «Мудрасць i талент народа», основанные на народных корнях. У нас есть рождественские и весенние программы. Мы занимаемся и духовным песнопением, так что и такие программы у нас тоже есть. Мы достигли определенной планки, но, безусловно, хочется поднимать ее все выше и выше. Моему коллективу это удается, потому что он у меня высокопрофессиональный. Конечно, приятно, когда люди благодарят нас, удивляются, восторгаются. И мы — артисты — хотим, чтобы так продолжалось и впредь. Вот совсем недавно мы ездили на фестиваль Пушкинской поэзии в Михайловское. Там с большим успехом прошли наши выступления. В августе мы дали два концерта в Костроме, только что приехали из Калининграда. В этих городах проходили международные фестивали, музыканты из многих стран принимали в них участие. И когда видишь огромное количество людей, сидящих перед сценой, а кто-то даже смотрит стоя, понимаешь, что хочется и можно работать еще лучше.


— Не так давно вы выступили перед участниками XV Международного съезда славистов в Минске. Как восприняли вашу музыку?
— Благодарные люди тоже подходили. Представители 35 стран приехали в нашу столицу. Они просили диски, видео-, аудиозаписи. И мы всегда идем навстречу и отдаем все, что можем. В нашем репертуаре много белорусских, большой процент русских, украинских хоровых, оркестровых, вокально-хореографических произведений. Вообще у нас есть хотя бы одна народная песня из всех стран, в которых мы уже побывали.
— Премию Союзного государства вручают за вклад в единение двух народов — русского и белорусского. Как вы считаете, насколько ваша музыка помогает сближению белорусов и россиян?
— Музыка, искусство — самый короткий мост для объединения людей. И здесь не нужно высокой дипломатии. Песня — это душа народа. А что такое танец? Это мастерство народа, народный талант. Между русскими и белорусами почти  нет разницы, мне кажется. Только разве что язык другой, так и он понятен без словаря. Поэтому нам хочется нести людям свое искусство, которое сближает нас.
— Какие гастроли вам запомнились больше всего и чем?
— Когда я был еще молодым, мне попала в руки песня Александры Пахмутовой «Сидят в обнимку ветераны» — фортепьянное изложение, один голос. И она так запала мне в душу, что я сделал обработку для хора акапелла. А тут случились гастроли в Волгоград, и мы выступали как раз 23 февраля. Зал был полон уважаемых людей с орденами на груди, и они плакали, слушая это произведение. Артисты на сцене тоже не могли нормально исполнять из-за переполнявших их чувств и слез. Вот это наше выступление я никогда не забуду.

— Михаил Павлович, вы дирижер, фольклорист, этнограф, большой знаток народной музыки, а вам знаком деревенский труд? 
— Конечно, ведь я из большой, но очень глухой деревни. Хотя, к слову, к нам приезжало множество экспедиций, в том числе бывали и поэт-песенник Адам Русак, композитор Владимир Оловников. Родился я 12 февраля 1941 года в деревне Тонеж бывшего Туровского, сейчас Лельчицкого района Гомельской области. Про нее есть такая песня: «Ты не едь, мой милый, в Тонеж, не заедешь, а утонешь». И это была правда. Так что я деревенским трудом хорошо пропитан, тем более время было тяжелое — послевоенное. Но я нисколько не жалею, что родился не «на асфальте», а «в болоте». У нас очень певческая была деревня, и я постоянно «варился в этом соку». Сначала, будучи самоучкой, играл на аккордеоне, а потом на баяне. Имея музыкальные способности,  в возрасте 13 лет начал работать руководителем хора колхоза «Труд» в деревне Тонеж. После семи классов поступил в Гомельское музыкальное училище. Помню, как первое время негде было жить во время учебы и я даже ночевал у брата под кроватью в общежитии — прятался от коменданта. В 1963 году поступил в Белорусскую государственную консерваторию им.А.В.Луначарского, после окончания которой был направлен на работу в Минское музыкальное училище. С 1973 года — главный хормейстер, а с 1975-го — художественный руководитель Государственного хора БССР.
— Какое ваше самое любимое музыкальное произведение из тех, которые вы исполняете для того, чтобы «душа развернулась»?
— Таких произведений много. Наверное, вершина все-таки — это песня-баллада «Як пайду я дарогаю» — про сироту. Я сделал обработку для хора акапелла и солистки. Наша заслуженная артистка Валентина Крылович исполняет ее настолько чувственно, что у меня часто слезы наворачиваются на глаза. Я вынашивал эту идею три года, хотя в ней нет ничего сложного. Так и получилось: гениальность в простоте. Мы не часто исполняем эту песню, хотя она уже стала классикой народного жанра. Наша артистка Рената Матвеенко тоже у меня слезу вышибает — очень проникновенно поет.

— А у вас никогда не было мысли попробовать себя в чем-то новом, например, взять и неожиданно для всех исполнить джаз?
— Нет, это не наша музыка. Хотя спиричуэлсы мы пробовали исполнять. Но это были единичные случаи, все же мы народную песню и музыку исполняем.... Я вспоминаю, как когда-то, еще до распада Советского Союза, я начинал приучать людей к церковным песнопениям. Они не входили в концертную программу, мы пели их только на репетициях, что называется, для себя. И в коллективе тоже так рассуждали — мол, зачем нам это надо, это не наша музыка. Но потихоньку, хотя было сложно, они вкусили смак этого высшего хорового исполнительства и поверили в необходимость такого музицирования. Потом мы принимали участие в трех международных конкурсах церковной музыки — «Магутны Божа» в Могилеве, в Гайновке (Польша), «Каложскi Благавест» в Гродно — и трижды получали Гран-при. А недавно сделали обработку бардовской песни Булата Окуджавы «Молитва», что вызвало очень большое удивление у слушателей. 
— Какое произведение из вашего репертуара чаще всего просят исполнить слушатели?
— На концертах очень много заявок поступает на исполнение песни «Шумел камыш, деревья гнулись». И это моя удача, я считаю. Я сделал эту песню, но 10 лет мы ее не исполняли. Я боялся, что меня неправильно поймут. В советское время у нее было столько транскрипций, столько придумано насмешливых народных вариантов. А я посчитал, что эту песню незаслуженно втоптали в грязь. И мне хотелось реанимировать ее, рассказать как поэму о любви. Кстати, в России «Шумел камыш...» так не поют. Я сделал музыку более лирической и добавил в нее больше темповой и динамической драматургии.
— И последний вопрос, Михаил Павлович, откуда вы черпаете вдохновение?
— Так ведь у меня коллектив молодой. Вот и подзаряжаюсь от них. Молодежная среда не дает мне опуститься в минорный лад.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Андраник Мигранян занимал должность главного советника Комитета по международным отношениям Верховного Совета России, был членом Президентского совета.

Жизнь идет, технологии развиваются. Проекты, над которыми работают белорусские и российские ученые – уникальны. Безусловно, лучшие представители научного сообщества Беларуси и России достойны новой премии Союзного государства в области науки и техники – она, по мнению академика Витязя, будет только способствовать дальнейшему развитию научного сотрудничества и дружбы между нашими странами.

Выход интересной книги – повод для разговора о ярком человеке, которому волею судьбы пришлось восстанавливать послевоенные Минск, Полоцк, преобразовывать село, тем самым вписать свое имя в золотой фонд белорусской архитектурыюю.

О нем написано и сказано столько, что сложно внести какие-то незнакомые штрихи и добавить что-то новое.