Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Репортаж «7 дней»
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Награды
>>>



Персона

№7 от 14 февраля 2013 года

Александр Проханов: «Мир «беременен» справедливостью»
Александр Проханов: 
«Мир «беременен» справедливостью»

Суждения Александра Проханова побуждают к ожесточенным дискуссиям как в России, так и за рубежом. Он вызывал на «телепоединок» Жириновского, Хакамаду, Сванидзе и непременно одерживал победу. В свое время он выступил против антиконституционных действий Ельцина, называя их государственным переворотом, и поддержал Верховный Совет РФ. После танкового расстрела российского парламента его газета «День» была запрещена, а редакция подверглась разгрому ОМОНом. Два номера уже запрещенного к тому моменту издания были напечатаны в Минске как спецвыпуски газеты «Мы и время», которую тогда возглавлял Виктор Чикин, ставший впоследствии редактором «7 дней». Нашему корреспонденту удалось побеседовать с известным российским писателем, публицистом, редактором газеты «Завтра» Александром Прохановым на ХХ международной книжной ярмарке, проходившей в БелЭкспо.

— Александр Андреевич, замечено, что такие люди, как вы, как правило, имеют прогностическое мышление и особую интуицию. Каковы, на ваш взгляд, перспективы формирующегося ныне Евразийского союза? Мы вновь услышим громкие слова о братстве и дружбе или интеграция даст ощутимые результаты?

— Если подобное образование уже начало формироваться, это свидетельствует о том, что Евразийский союз — не прихоть одного лишь Путина, Лукашенко или Назарбаева. Зашевелились целые континенты, тектонические плиты. Опять Евразия стягивается в целостность, отдаленные пространства вновь ищут друг друга. Опять элиты и народы, со скрипом, нежеланием, тоской или свирепо кидаясь навстречу друг другу с оружием в руках, ищут возможности взаимодействия. И это тоже мощный симптом.

Как это всё будет развиваться? Мне кажется, что империи, которые постоянно возникали на евразийском пространстве, будут воссоздаваться и впредь. Евразия — матка, где рождаются империи, начиная с империи Чингисхана и кончая остальными евразийскими российскими империями. Впрочем, Европа тоже формирует могущественные империи: Рим, государство Карла Великого, Фридриха Барбароссы, империя Гитлера, империя Евросоюза. Она также стремится к имперскому синтезу. Я рад, что дожил до времени, когда на руинах разгромленного красного царства начинает медленно, но неуклонно воссоздаваться новая государственность.

— За последние 20 лет мы видели множество интеграционных проектов, но, к сожалению, объединительные процессы не заходили далеко, и всё ограничивалось лишь разговорами об общей истории, необходимости сближения. У вас нет ощущения, что Евразийский союз также может превратиться в празднословие?

— Тенденции, о которых я только что говорил, сильнее, чем сиюминутные доктрины и мотивации политиков. Мир восстанавливает империи по разным соображениям, к примеру, рыночным. Ведь маленькое государство не может жить в одиночестве, оно должно войти в конгломерацию пространств. Мы сейчас создаем евразийский рынок. И странам нашего региона, в том числе и Беларуси, без него не выжить. Другая мотивация — экономическая, самая неинтересная, кстати говоря. Третья — это военная. По миру катятся войны, «оранжевые революции», которые сметают режимы, царства. Если война в Сирии кончится поражением Башара Асада, вся армада этих боевиков хлынет в Среднюю Азию, на русский Северный Кавказ, и обороняться можно будет только коллективно. Таджикистан или Казахстан не уцелеют в одиночестве.

— Для того чтобы возникло какое-либо образование, нужна определенная идеологическая опора. В Советском Союзе была коммунистическая идеология, которая объединяла огромные разнородные пространства. Сейчас создается Евразийский союз, но такой опоры пока что не видно. Какая идея, по-вашему, может объединить столь различные по культуре и менталитету страны: славянские Россию и Беларусь и азиатские Казахстан и Киргизию?
— Их может объединить идея универсальной справедливости. Мир устроен несправедливо, мир устроен ужасно. В этой матрице, в которой живет наша планета, она не уцелеет. Мир «беременен» справедливостью. Поэтому в недрах евразийского царства должна лежать идея абсолютной Божественной справедливости. Не социальной, которая лежала в основе Советского Союза, а Божественной, которая управляет не только отношениями человека с человеком, но и природы, и машины, и звезды, и цветка. Этой огромной идеологемой живет исламский мир, существует исламская модель справедливости. Россия, которая на своем веку пережила столько бед, несчастий, катастроф, этот напиток горький, этот терновый венец обязательно превратит, если говорить высокопарным языком, в венок из лилий.

— Сегодня российский народ ощущает отсутствие духовных лидеров. У советских людей они были — Юрий Алексеевич Гагарин, Владимир Семенович Высоцкий, Дмитрий Сергеевич Лихачев... Народ им доверял, безоговорочно верил. В последние два десятилетия россияне утвердились во мнении, что судьба их страны уже никому не интересна, все стремятся лишь к удовлетворению своих материальных потребностей. Неужели мы живем в пустом пространстве и таких авторитетов уже не существует?

— Мы живем не в пустом пространстве, просто российское общество поделено на несколько сегментов. В нем есть очень мощный «красный» сегмент, оставшийся со времен СССР, христианско-монархический сегмент, либеральный. И у каждого из них свои моральные авторитеты, свои лидеры или группы лидеров, а общенационального, конечно, не существует. Это драма, но это временный, проходящий момент. Всё образуется. То, что сегодня кажется невозможным, завтра станет нормой.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Андраник Мигранян занимал должность главного советника Комитета по международным отношениям Верховного Совета России, был членом Президентского совета.

Жизнь идет, технологии развиваются. Проекты, над которыми работают белорусские и российские ученые – уникальны. Безусловно, лучшие представители научного сообщества Беларуси и России достойны новой премии Союзного государства в области науки и техники – она, по мнению академика Витязя, будет только способствовать дальнейшему развитию научного сотрудничества и дружбы между нашими странами.

Выход интересной книги – повод для разговора о ярком человеке, которому волею судьбы пришлось восстанавливать послевоенные Минск, Полоцк, преобразовывать село, тем самым вписать свое имя в золотой фонд белорусской архитектурыюю.

О нем написано и сказано столько, что сложно внести какие-то незнакомые штрихи и добавить что-то новое.