Мы и мир

№31 от 02 августа 2012 года

О вреде цитирования
О вреде цитирования
О пользе цитирования сказано много добрых слов! Цитаты, то есть высказывания умных или просто великих людей, похожи порой на кирпичики, из которых медленно, но верно строится храм всемирной мудрости. А порой они похожи на обычную надпись «Здесь был Вася!», только нацарапанную на скрижалях Истории. Как туда, то бишь на скрижали, попали подобные графоманы, а то и хамы и невежды, и кто их туда вообще пустил — об этом история, как водится, умалчивает. Она ведь дама скромная…
Проблема с цитатами состоит еще и в том, что цитировать нужно всегда к месту. Особенно легко попасть впросак, если ты задумал произнести некую фразу, заранее полагая, что она станет цитатой, тщательно подбирал слова, а потом даже вставил ее в удачном месте разговора, да вот беда — произнес ты ее совсем, ну совсем не в том месте (географически!), где ей следовало звучать. Ну, действительно, произнеси, скажем, Борис Джонсон, мэр Лондона, слова свои где-нибудь в своем городе, — и все, быть может, сошло бы за его обычную, не совсем английскую, шутку. Но незаметно! А так получился шум, можно сказать, международный скандал. И все только потому, что Джонсон разговорился не где-нибудь, а в Пекине.
И хоть прошло с тех пор уже четыре года, а все равно осадок, как говорится, остался. И чувствуется особенно остро именно сейчас, в ходе уже лондонской Олимпиады. Дело в том, что мэр Лондона по собственной воле подхватил «эстафетную палочку» нелицеприятных высказываний о хозяевах Олимпиад. И поскольку никто ему совершенно не желал передавать столь сомнительный «переходящий дар», он сделал пас себе сам. Для чего и приехал непосредственно в Пекин, на предыдущую Олимпиаду.
«На церемонии закрытия Игр в Пекине мэр Лондона Борис Джонсон всего за несколько минут успел проявить себя высокомерным, грубым и непочтительным», — так тогда писали китайские газеты. А что ж тому причиной? «Блестящая» цитата из Бориса Джонсона, только что воочию увидевшего грандиозную церемонию закрытия Пекинских игр и тут же заявившего в свойственной ему манере эпатажа: «Британия ослеплена, но не запугана!». Как будто Британию кто-то хотел пугать!..
Его пресс-служба затем попыталась стушевать неприятное впечатление, заявив, что, дескать, мэр хотел лишь подчеркнуть: у него организаторских способностей ничуть не меньше, чем у китайских властей. Но Джонсона уже, как говорится, понесло, и он решил более не разбавлять «краски». «И потом, — добавил Джонсон, — пинг-понг был изобретен вовсе не в Китае, а в Англии!». А это заявление в Пекине звучит как самое настоящее оскорбление.
В общем, население Альбиона, наблюдая по телевизору за тем странным интервью своего соотечественника, дружно покраснело от стыда. И с той поры жило надеждой, что сами лондонские Игры, доставшиеся городу в жестокой схватке с Парижем, будут организованы хотя бы не хуже пекинских.
И вот момент истины наступил. 27 июля церемонию открытия Лондонской Олимпиады посмотрели примерно 4 млрд человек по всему миру, и они воочию убедились, что существенная часть зрительских мест на церемонии просто… пустовала! И это при том, что все билеты, по официальным данным, были проданы, и за немалую сумму. Что это как не обыкновенная спекуляция перекупщиков, на борьбу с которой организаторских способностей Джонсона явно не хватило?
Вот на что их хватило, так это, пожалуй, на безопасность. За спокойствие посетителей Олимпиады отвечает теперь не только полиция, но и министерство обороны. Оно устанавливает зенитно-ракетные комплексы на крышах жилых домов в восточном Лондоне, задействует снайперов, а также, как выясняется, в случае надобности готово применить «звуковую пушку». Это акустическое устройство дальнего радиуса действия в основном применяют для передачи голосовых сообщений, но помимо этого, оно может излучать звуковые сигналы, способные вызвать болевые ощущения. Совсем как иные «дальнобойные» цитаты!
Есть и еще один человек, который в эти дни тоже здорово жалеет о своих цитатах. Митту Ромни, бывшему губернатору Массачусетса, а ныне успешному миллионеру, а также кандидату от республиканцев, его прежние высказывания могут здорово помешать побороться с Бараком Обамой за президентское кресло. Почему? Думаю, дорогой читатель, вы сами сделаете соответствующий вывод, я же только приведу некоторые из его самых «ярких» цитат. И без всяких комментариев.
«Ружье у меня появилось еще в юности. Я охочусь практически всю жизнь». Правда, позднее помощники Ромни признали, что он охотился лишь два раза за всю его жизнь: в пятнадцать лет и в 2006-м году, во время сбора средств на нужды партии.
 «Корпорация — это люди, друг мой… Конечно, люди. Все, что зарабатывают корпорации, в конце концов, уходит людям. (Кто б сомневался! — В.Е.). А вы думали — куда? В чей карман? В народный карман. Деньги-то достаются человекам, дружище». Это был его ответ избирателю из Айовы, предложившему увеличить налоги на корпорации, чтобы сбалансировать госбюджет.
«Я вам вот что скажу: я ведь тоже безработный!» Это цитата из прошлогодней беседы с безработными во Флориде. Для справки: личное состояние Ромни оценивается
в 200 млн долл.
«Мне нравится увольнять тех, кто оказывает мне услуги». Это была попытка высказаться в поддержку права потребителей выбирать тот или иной вариант медицинской страховки. Согласитесь, не слишком удачная.
«Очень богатые меня не волнуют. Очень бедные — тоже: мы и так их достаточно поддерживаем».
«Мне время от времени платят за лекции, но деньги там небольшие». Для справки: даже согласно налоговой декларации, лично заполненной Ромни, с февраля 2010-го по февраль 2011-го за свои публичные выступления он получил
374 тысячи долларов.
«Я верю в Америку, в которой миллионы американцев верят в Америку. Вот в какую Америку верят миллионы американцев. Вот такую Америку я люблю».
Что ж, остается только, чтобы во все это поверил еще и американский избиратель.


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…

Чем дальше страна находилась от Германии, тем спокойней она себя чувствовала и тем дальше она готова была пойти в рискованной игре с немецким реваншизмом.