Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте обсудим
>>>
Тема номера
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Тема номера

№21 от 25 мая 2012 года

В поисках натурального камня
В поисках натурального камня

– Это бирюза? – спросила я как-то в одном из столичных универмагов. Во-первых, цена смутила: уж больно низкая, а во-вторых… Все-таки удостовериться захотелось в «натуральности» товара, даже несмотря на черно-белую надпись на нем – «бирюза».
– Нет, это крошка. Самого камня в природе уже не найдешь, – уверенно ответила продавец…

Однако Валентина Леонтьевна Смолякова, заведующая музеем землеведения географического факультета БГУ, не была столь категорична:

– Бирюза встречается во многих регионах, например, в Иране, но в небольшом количестве. Что касается сегодняшнего рынка,то натуральной бирюзы действительно мало. Да, на прилавках мы видим бирки, на которых написано «бирюза европейская» или «аризонская», «американская» либо просто «бирюза», но это – лишь торговые названия.

К слову, данный минерал – лидер по числу торговых наименований. Но на самом ли деле за «европейско-аризонскими» масками скрывается природный камень?

– В основном это, конечно, натуральные минералы – говлит, магнезит, которые замечательно подкрашиваются, но… не бирюза, – отмечает Валентина Смолякова.

Перечень отсутствует

К сожалению, в Беларуси нет официально утвержденного перечня полудрагоценных и поделочных камней. При его наличии, вероятно, можно было бы отслеживать качество ввозимых «топазов-малахитов». Однако,как заметила товаровед одного из государственных магазинов, «приставка «полу» ставит эти минералы в разряд интересных,
нет смысла ими заниматься». Почему же нет? Если потребитель заинтересован в покупке натурального камня, он должен быть уверен в том, что именно такой и приобретает!

В стране есть утвержденный реестр драгоценных металлов и камней, зафиксированный в Законе Республики Беларусь «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». Так, «интересными» для торговли считаются: природные алмазы, изумруды, рубины, сапфиры, александриты и природный жемчуг (за исключением пресноводного) в естественном и обработанном виде, включая отходы, образующиеся при производстве и потреблении. К драгоценным приравниваются уникальные природные янтарные образования в порядке, устанавливаемом правительством Республики Беларусь. Получается, все остальные – турмалин, лазурит, нефрит, аметист, горный хрусталь – «полу»?

На самом-то деле вопрос в систематизации. Так, согласно общепринятой мировой классификации драгоценных камней, основанной на их ценности (т.н.классификация Е.Я. Киевленко), минералы делятся на три большие группы: ювелирные, ювелирно-поделочные и поделочные. Ювелирные включают четыре подгруппы, в последней
из которых находится и упомянутая ранее бирюза.

Так или иначе, во избежание путаницы будем считать «полудрагоценными» и «поделочными» камни, не относящиеся к разряду драгоценных в соответствии с Законом Республики Беларусь «О драгоценных металлах и
драгоценных камнях».

Без контроля

По словам Валентины Смоляковой, иногда вместо нефрита мы можем приобрести кварцит,вместо лазурита – содалит, вместо топаза – раухтопаз, а вместо лунного камня – опаловидное стекло. Почему? Виноваты безграмотность и безответственность поставщиков? Или продавцов? Либо это заведомый обман потребителя?
На самом деле качество ввозимых на территорию Беларуси полудрагоценных и поделочных камней никем не контролируется. Как заметил начальник Государственной инспекции пробирного надзора Минфина Республики Беларусь Казимир Высоцкий, полудрагоценные камни по стоимости не столь значимы, чтобы их отслеживать. Вот и получается, что подтверждением «натуральности» товара является этикетка, на которой, порой от руки, написано название камня и поставщик. А соответствует ли наименование действительности, неизвестно, ведь порядок реализации данной продукции подчиняется правилам розничной торговли. Лицензия здесь не требуется, впрочем, как и сертификат соответствия. Предварительных экспертиз осуществлять не нужно. Да и негде. Диагностику полудрагоценных, поделочных камней в стране не проводят. По крайней мере, для физических лиц.

– У нас есть геммологическое оборудование, которое позволяет определить, например, топаз это или стекло. Но официальное заключение мы даем только по драгоценным металлам и драгоценным камням, – рассказывает Казимир Высоцкий.

Есть возможность определить минерал в музее землеведения, но только в том случае, если камень идет без огранки.

Получается замкнутый круг: товар есть, а выявить его «натуральность» – проблема. И снова вопрос: почему? Может быть, оттого что специалистов единицы?

К слову, «геммологов» – знатоков драгоценных и полудрагоценных камней – не выпускает ни один вуз страны, а минералогия преподается лишь на географическом факультете БГУ и в БНТУ на приборостроительном… Что касается курсов, обучающих программ, семинаров, связанных именно с изучением полудрагоценных и поделочных камней, то их тоже, в сущности, нет. По крайней мере, о них не знают продавцы ювелирных секций магазинов, а уж тем более торговцы в палатках индивидуальных предпринимателей. И я лично в этом убедилась, прогуливаясь от прилавка к прилавку. Но незнание, как говорится, не освобождает от ответственности, которую, кстати, несет поставщик…

Единственное, что можно выделить, – выставка «Каменная сказка», которая носит просветительский характер и проходит два-три раза в год на базе географического факультета БГУ.

– Тот, кто предпочитает натуральные камни, прежде всего должен быть сам образован. Наши мероприятия этому способствуют. Кроме того, мы оказываем платные услуги. К примеру, проводим семинары, экскурсии, читаем лекции, в том числе для предприятий, занятых в ювелирной отрасли, – замечает Валентина Смолякова, автор «Каменной сказки».

Дубль №2

Дело обстоит иначе, если в ювелирном изделии из драгоценного металла идет вставка из полудрагоценного либо поделочного камня. Предположим, это сочетание золота и малахита. В данном случае, для того, чтобы реализовывать подобный товар, необходима лицензия на деятельность, связанную с драгоценными металлами и драгоценными камнями. Это – во-вторых, а во-первых, чтобы получить такую лицензию, каждое изделие в  соответствии с законодательством должно пройти обязательное клеймение государственным пробирным клеймом.

– К ювелирному изделию на ниточке со свинцовой пломбой прикрепляется этикетка, на которой указываются наименование изготовителя, артикул, название металла, его проба… Если есть вставка, то в обязательном порядке пишут какая: бирюза, топаз. И это на самом деле будут бирюза и топаз. Или, допустим, бирюза синтетическая, прессованная. Это тоже указывается. Если же это драгоценный камень, то даются его характеристики, – продолжает Казимир Высоцкий.

Государственное пробирное клеймо, наличие свинцовой пломбы являются гарантом качества изделия, в состав которого входит драгоценный металл или камень. Незнание потребителем подобных нюансов может привести к приобретению подделки.

…Года три назад, в одном из минских магазинов (не в ювелирной секции) купила серьги. Продавец убедила, мол, серебро настоящее, камень тоже. Цена соответствовала. Однако пломбы не было, а вот проба, как показалось, была: на металле просматривалось что-то маленькое и квадратненькое. В процессе подготовки этого материала решила поинтересоваться в Госинспекции пробирного надзора, из какого все-таки материала изготовлено мое изделие. Оказалось, что серьги – не из серебра, а из непонятного металла, а «бирюза» в качестве вставки – вовсе не бирюза, а неумело прокрашенное стекло…

Претензии предъявить не могу – чека нет уже давно. В противном случае можно было бы попросить книгу замечаний и предложений, написать жалобу, на которую в обязательном порядке должно отреагировать юридическое лицо. В данной ситуации объяснить, почему серебро – не серебро… Дальше можно подать в суд: пардон, меня обманули, продали товар, который не соответствует своему названию, а следовательно, и качеству. И вернуть, в конце концов, потраченные на подделку деньги. Но как не ошибиться снова?

Называем вещи своими именами

Что главное для продавца? Продать товар. И не будем уточнять, для какого именно продавца – работающего в крупном магазине или ИП – это правило неизменно. А должен ли продавец при этом обладать какими-никакими знаниями о предлагаемой продукции? По всей видимости, обязан!

Но это теория. Практика показывает иное. Зачастую продавец просто не знает, какую продукцию реализует. И озвучивает то, что написано на этикетке. А мы-то верим!

Хотя, конечно, кому-то не столько важна «натуральность», сколько, к примеру, цена, цвет, форма, исполнение. Но уж цена на камень важна всем!

…Блуждая по торговым точкам и разглядывая изделия из полудрагоценных, поделочных камней, которые, кстати, в большинстве своем российского производства, задаю вопрос, на самом ли деле камень натуральный и названию соответствует.

– Да, это малахит.
– А как я узнаю?
– А вы притроньтесь: камень всегда холодный…
– Вероятно, так, но малахит… и такой дешевый?
– Ну, давайте его в крошку разобьем, посмотрим…

У профессионала такие заявления вызывают большие сомнения.

– Я часто вижу ненатуральный малахит. Раньше минерал добывали на Урале. Сейчас эти месторождения истощены, и малахит привозят из Республики Конго. Вы представляете, какие это расходы? Если он и встречается настоящий, то цена его была бы очень высока, – замечает Валентина Смолякова.

В итоге нам просто-напросто «втюхивают» камушки, пусть и натуральные, но не те, которые хотим. И что же делать? Самообразовываться, книжки специальные читать. И все. В данном вопросе, как в небезызвестной фразе: спасение утопающих…

Дарья Курганова

P.S. Впрочем, вариант все же есть: приобретать ювелирные изделия исключительно в специализированных магазинах и секциях, где потребитель впоследствии может предъявить претензии – как по качеству изделия, так и по закрепленным в нем камням.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Кстати, производство рыбы не может быть дешевле производства мяса. Затраты на содержание 1 гектара пруда всегда будут больше содержания одного скотоместа. Выращивание ценных пород рыбы в условиях аквакультуры обходится еще дороже.

Новоселье в Белыничах, без преувеличения, стало праздником для всего района. Ведь 40 семей, в том числе 28 многодетных, в минувшую субботу получили ключи от своих новеньких квартир.

За последние 20 лет отопление в жилых домах Минска включили в самый ранний срок – 1 октября –в 2018 году.

Могилев – удивительный город, овеянный ореолом легенд, историй и традиций.