Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Специальный проект
>>>
Совместный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>



Эксклюзив

№30 от 29 июля 2021 года

«Это игры гладиаторов!»
<STRONG>«Это игры гладиаторов!»</STRONG>

Токийскую Олимпиаду в медиа-пространстве уже окрестили «ковидной». Соревнования проходят без зрителей, с очень жесткими ограничениями и постоянным мониторингом заболеваемости коронавирусом. Поговорили с одним из самых авторитетных российских спортивных обозревателей, вице-президентом Международной ассоциации спортивной прессы, руководителем Федерации спортивных журналистов России Николаем Долгополовым о том, как в чрезвычайных условиях проходят Игры. 

 

– Николай Михайлович, что скажете об организации нынешней Олимпиады?

– Здесь очень четко соблюдают правило: меры предосторожности против ковида – прежде всего. Еще до церемонии открытия Игр созванивался со своим международным начальником – итальянцем Джованни Мерло, президентом Международной ассоциации спортивной прессы. Он рассказал, что по прибытии провел в аэропорту Токио 9 часов, потом долго шел пешком со своим огромным чемоданом, пока его не посадили на какой-то автобус, довезли до отеля. А там – три дня безвылазно. Спрашиваю: затормозили даже президента международной ассоциации, в которую входит 162 страны?! Отвечает: «Здесь не делают скидок на это!». Каждое утро он делал ПЦР-тесты, причем сам! А они японские, не похожие на европейские. Поэтому Джованни очень волновался, что делает что-то не так, а спросить совета не у кого. Интересуюсь: а как во время изоляции обедал, выходил куда-то? «Разрешалось несколько раз в день посещать кафе этажом ниже. Я сумел за эти три дня здорово похудеть на салатах, и это очень приятно», – сказал он.
И даже несмотря на то, что меры предосторожности в Токио беспрецедентные, еще до начала Олимпиады среди приехавших на Игры оказалось под 70 больных коронавирусом. Не знаю, много это или мало на 15 с лишним тысяч прибывших… Инфицированных поселили в маленький оте­ль, где за ними внимательно наблюдают. И они вынуждены будут провести не три дня обязательной изоляции для всех, скажем, журналистов, а две недели минимум. После этого – тесты, снова тесты… В итоге, думаю, они успеют только к тому рейсу, который увезет их на родину. В целом Олимпиада пройдет мимо них. В общем, дисциплина тут немыслимая!

– Неудивительно, ведь до последнего стоял вопрос, проводить ли ее вообще....

– Окончательное решение принял Международный олимпийский комитет и лично президент Томас Бах. А знаете, как его встретили в Японии? Под окнами роскошного пятизвездочного отеля, где он остановился, каждое утро собирались пикеты. На огромных плакатах было написано: «Bach, go home» (Бах, возвращайся домой!) или «Bach, get out» (Бах, убирайся!). Он остался. Поехал в Хиросиму отдать дань памяти погибшим во время первой в истории атомной бомбардировки. Но и там его встретили пикеты. Просто некоторые японцы решили, что той поездкой в Хиросиму Бах хочет улучшить свой имидж. И вот в такой обстановке приходится стараться не обращать внимания на все эти «условности» и думать о двух вещах: журналистам – как отработать для своей редакции, спортсменам – как хорошо выступить на соревнованиях. И общий пункт для всех – вернуться домой здоровыми.
Для меня эта Олимпиада – игры гладиаторов, которые выходят на спортивные арены, рискуя получить тяжелые травмы, попасть в неприятные ситуации. Атлеты сейчас – действительно гладиаторы, что борются за себя, за свою страну. За то, чтобы обеспечить себя в определенном смысле финансово. Век спортсмена короткий. Олимпийский цикл – четыре года. Некоторым удается выдержать два цикла. Редко кто пойдет на «третий круг». А так, в основном, спустя четыре года сходишь с дистанции. Поэтому сочувствую спортсменам, уважаю профессионалов, потому что любителей на Олимпиаде больше не осталось.
– За кем из белорусских спортсменов будете следить на этой Олимпиаде?

– Раньше у вас были очень сильны легкоатлеты. Всегда с удовольствием наблюдал за белорусскими метателями и спринтерами. Сейчас буду следить за теми двумя, что имеют шанс завоевать олимпийские медали. Первый – Иван Тихон, метатель, знаменитый спортсмен, участник многих Олимпиад. Мне кажется, он и сейчас сможет показать хороший результат. Ну и, конечно, Максим Недосеков. Почему я его выделяю? Потому что в мужском прыжковом секторе развернется жесточайшая борьба между спортсменами, которые берут заоблачные высоты. В этом году у двух прыгунов зафиксировано 2 метра 37 см. Один –
Максим Недосеков, второй – наш россиянин Илья Иванюк. Думаю, к ним еще кто-то третий присоединится, например, Акименко… Или чемпион мира по прыжкам из Катара. В любом случае, борьба развернется между этими спортсменами. 

«Баскетболистов на Олимпиаде в Токио во время трансляции игр будут показывать абсолютно по-новому. Камеры установят не только передвижные, воздушные, рельсовые… Они просто везде и на каждом шагу. Мы с вами сможем смотреть примерно с 46 ракурсов!»

 

P.S. Благодарим за помощь в подготовке материала Международный медиаклуб «Формат А-3».



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Показываем, что происходит за кулисами  Белорусского государственного академического музыкального театра прямо перед премьерой знаменитой рок-оперы «Юнона» и «Авось».

Для Беларуси в целом наступивший год можно назвать ответственным. Руководство страны ждет непростое время, требующее принятия сложных и неоднозначных решений. В первую очередь – это вопросы, связанные с изменением Конституции.

Фермионы - «антиподы» бозонов. За счет самогравитации могут сформировать тело большой плотности. Вероятнее всего, именно их самогравитация в галактиках рождает темную материю.

Недавно завершившийся в Минске XXXI Международный конгресс ассоциации участников космических полетов запомнился прежде всего своим звездным представительством...