Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
На заметку потребителю
>>>
Специальный проект
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Это интересно

№29 от 22 июля 2021 года

Укротители огня
<STRONG>Укротители огня</STRONG>

Наши предки бросали в огонь пасхальное яйцо, в печке заливали пламя молоком и искали топор в земле – и все это для того, чтобы, не дай Бог, не случился пожар. А уж если свой дом от красного петуха не уберегли – использовали «водяные бомбы» и обносили вокруг здания икону. Накануне Дня пожарной службы вспоминаем о том, как люди во все времена пытались взять верх над пламенем.

 

Задобрить Перуна
Грозу наши предки считали в прямом смысле слова карой небесной. Ведь «огненные топоры» метал на землю не кто иной, как один из самых почитаемых богов языческого пантеона – Перун. И потому для тушения пожара, вспыхнувшего от молнии, вода не годилась. Такой огонь заливали только молоком, квасом или пивом. Было и еще несколько эффективных, на взгляд наших предков, вариантов утихомирить пламя: бросить в него освященное пасхальное яйцо или металлический обруч от бочки.
Но, конечно же, никто не хотел возникновения даже небольшого возгорания, а потому небесный огонь пытались задобрить заранее – выставляли гладыш с молоком на порог, рассчитывая, что его выпьет змея и подобреет. Ведь молния, по мнению предков, и есть змея. Только небесная.
Самым же верным средством было найти «огненный топор» Перуна в земле, куда уже попадала молния. Его следовало подвесить к потолку в доме. Верили, что тогда хату небесный огонь обязательно обойдет стороной.

Воззвать к Богу
Когда на смену язычеству на наши земли пришло христианство, защиты просили уже не у Перуна – у другого бога. Чтобы в случае пожара он уберег населенный пункт от полного превращения в пепелище, дома обносили иконами, причем уже даже горящие. По многочисленным свидетельствам, пламя действительно отступало. Например, когда в Минске был сильный пожар, «Неопалимую Купину» трижды обносили вокруг жилья горожан, и здания уцелели. С тех пор икона считается заступнической от огня и покровительствует всем, чья профессия связана со спасением людей от этой стихии. Восьмиконечная звезда, изображенная на иконе «Неопалимая Купина», является основой эмблемы МЧС.

Позвонить на весь город
В XIX веке над зданиями пожарных и полицейских частей начали строить высокие башни – каланчи, откуда круглосуточно наблюдали за городом. Делать это со смотровой площадки было легко: абсолютно все дома оказывались намного ниже. Если где-то появлялся черный дым или языки пламени, караульный звонил в колокол и вывешивал флаг, по положению которого можно было понять, в какой части города пожар и с какой силой он разгорелся. В Беларуси пожарных каланчей сохранилось немного, по своему прямому назначению они уже не используются.


Пригласить трубочиста
До 1898 года пожар от забитого сажей дымохода печи стал в столице довольно частым явлением. И эту проблему нужно было решать. Так при Минском пожарном обществе появилась артель трубочистов. На весь город их было около 20. За почистку камина от сажи брали 10 копеек серебром.
Появление городской артели вызвало переполох среди цеховых мастеров. Они восприняли это как незаконное ущемление своих интересов и нарушение ремесленного устава. Однако жизнь рассудила артельщиков и членов распущенного в 1902 году цеха трубочистов: первые стали обслуживать богачей, а вторые – жителей окраин. Кстати, трудились артельщики отменно: в 1912 году на проходившем в Санкт-Петербурге 6-м Международном пожарном конгрессе Минскому пожарному обществу даже вручили почетный диплом «За образцовую постановку трубочистного дела в городе».


Взорвать «водяную бомбу»
В начале XVIII века огонь тушили еще и с помощью деревянных бочек, заполненных водой и оснащенных запалом с черным порохом. Такую «бомбу» с зажженным фитилем закатывали в очаг пожара, она взрывалась. Вода окатывала все вокруг. Эффективность этих бочек была очень низкой. По большей части «водяная бомба» только создавала видимость защиты от пожара.
На рубеже XX столетия в России было открыто новое средство тушения пламени – огнегасительная пена. Толчком к этому изобретению послужили опустошительные нефтяные пожары. Преподаватель физики Бакинской гимназии инженер-технолог Александр Лоран стал очевидцем одного из них. Тот пожар продолжался несколько дней, а огнеборцы ничего не могли поделать.
Александр Лоран провел опыт по тушению горящей нефти: приготовил бочку с ведром пива, которую катали по полу до тех пор, пока в ней не образовалось много пены. Ее вылили на горящую нефть, пламя быстро погасло. Подобные опыты Лоран продолжал несколько лет и в 1904 году изобрел ручной пенный огнетушитель «Эврика». Его официальное испытание состоялось 20 мая 1905 года в Петербурге. Вскоре новинка стала известна во многих странах.

 

 

От каски до шлема
Гребень, чешуя, вуаль и назатыльник – как выглядели пожарные каски разных эпох и что по ним можно было узнать о спасателе.
Униформа белорусских пожарных пополнилась каской в XIX веке. Брандмейстерам ее выдавали бронзовую и вызолоченную. У такой каски был высокий гребень, чешуя и кокарда, в щите которой размещался герб губернии. Для нижних чинов предназначалась медная, с низким гребнем. Кстати, в некоторых случаях каска была наградой. Ее можно было отличить от обычной по специальной кокарде – золотой или серебряной.
В СССР каски были другие: медная – для рядового состава, никелированная – для начальствующего. Конструктивно она мало чем отличалась от предыдущих. Правда, после появления такой каски принципиальным стало ношение вуали Винклера и назатыльника. У пожарных появилась общая для всех эмблема – треугольник из языков пламени, скованных цепями, с изображением ствола и двух топоров.
Вскоре, в целях экономии, такие каски стали изготавливать из листового железа, окрашенного черным огнеупорным лаком. А к началу 1980-х годов в Беларуси появилась пластмассовая каска. Это было защитное средство улучшенной формы с прозрачным козырьком на двух шарнирах. Цвет варьировался от белого до светло-желтого, она не плавилась при температуре до 130 градусов. Такими касками пожарные продолжали пользоваться и после распада Советского Союза.
В конце 1990-х годов у белорусских огнеборцев было уже два новых вида таких защитных средств и пожарный шлем. Сейчас в подразделениях МЧС используют шлемы отечественного производства.

 


Традиционно 25 июля в Беларуси отмечается День пожарной службы.
В этом году накануне праздника, 24 июля, в 11:00 в Минске по проспекту Независимости пройдет парад техники и подразделений МЧС. В парке  Горького состоятся конкурсы, будет организована выставка пожарной и аварийно-спасательной техники, демонстрация умения бойцов МЧС работать на воде и многое другое. Кроме того, для гостей подготовили праздничный концерт с участием белорусских звезд и водную феерию.


Совместный проект газеты «7 дней» и Республиканского центра пропаганды МЧС



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

 На каждом крупном футбольном турнире всегда есть игроки, которые становятся открытием для болельщиков. Евро-2020 не стал исключением. Собрали «дрим-тим» по схеме 4 – 3 – 3 из выступивших на чемпионате Европы футболистов, которые показали себя неожиданно хорошо.

В соснячке и воздух особый. Пахнет смолой с привкусом солнца. И еще грибами! За ночь после дождичка они подросли. Возле корней сосны красуется боровик. Гордо стоит на толстой ножке, одетой в бежевый с рисунком чулочек. Все считают, что он – самый красивый и вкусный. Но так ли это?! Попробуем разобраться: кто же достоин почетного звания лучшего?

О чем может знать дерево? О многом! Например, о том, что древний храм или город на самом деле старше, чем считают многие. А еще о том, что все легенды о деревьях, под которыми отдыхал Витовт или Ягайло, – байки для туристов. Самыми необычными историями, рассказанными деревьями, делится с нами кандидат биологических наук, заведущий лабораторией экологии леса и дендрохронологии Института экспериментальной ботаники имени В.Ф. Купревича НАН Беларуси Максим Ермохин. Он точно знает, когда была построена церковь Евфросиньи Полоцкой и появился город Мстиславль, может запросто определить, сколько лет сосне или дубу, и обозначить, где прошла незаконная рубка. И все это благодаря такой науке, как дендрохронология.

Они прожили без штампа в паспорте 20 лет. Но когда жениху исполнилось 90 лет, а невесте – 82, решили: пора сыграть свадьбу! Елена Петровна Кузьмина шутит: «Его пришлось долго уговаривать». Глава семьи Александр Федорович Шершавин вполне серьезен: «Да я всегда считал ее женой! Печать – это формальность». Так почему они поженились в столь солидном возрасте?