Социум

№17 от 26 апреля 2012 года

От папируса до цифры
От папируса до цифры
Еще со времен СССР мы привыкли к фразе «Книга — лучший подарок». Наверное, не стоит дарить одни только книги, но вряд ли без них можно обойтись. Книга — это источник знаний, средство воспитания, способ развлечения
и даже хранилище священного. До сих пор чувствуется, какое большое влияние на культуру многих народов оказала Библия, до сих пор это самая обсуждаемая книга. Именно об этом идет речь в интервью корреспонденту БЕЛТА первого проректора Института теологии имени святых Мефодия и Кирилла БГУ, епископа Бобруйского и Быховского Серафима.

— Расскажите немного о музее Библии, который сейчас создается в Институте теологии имени святых Мефодия и Кирилла БГУ. Чем он может быть полезен людям?
— Мы не первые, кто открывает такие музеи. Они, конечно же, есть и в других городах и странах. Когда я еще был студентом Минской духовной семинарии, то посетил впервые подобный музей в Иосифо-Волоцком монастыре. Он находится под Волоколамском в Московской области. Музей на меня тогда произвел большое впечатление... Есть такие музеи и на Западе, в Штуттгарте например. Но в Минске такого не было, хотя все к этому располагает. Ведь есть же у нас теологический институт в Белорусском государственном университете. Все-таки Библия сыграла немалую роль в формировании менталитета и культуры белорусского народа. В нашем музее мы будем размещать различные издания Библии. Это и древние экземпляры, и новые. Они будут на разных языках. Сейчас существует около 400 переводов Священного Писания. Наверное, уже на все языки мира его перевели. Такого не скажешь ни о какой другой книге. Причем, как известно, есть целый ряд переводов Библии и на белорусский язык.
— Если есть не один перевод на белорусский, зачем над очередным из них работает сейчас Библейская комиссия?
— Комиссия спокойно, без спешки занимается этим переводом. Сейчас работа идет над книгами Нового Завета. Ну а те переводы, которые уже есть... Они же разного качества. Перевод Библии на современный язык — очень сложное дело. Нужно обладать и филологическими знаниями, и богословскими, и историческими. Очень редко один человек может совмещать в себе все это, поэтому переводом занимается комиссия.
— Сейчас есть не только бумажные издания Библии, но и специализированные сайты. Люди читают Писание, да и другие книги с электронных устройств: смартфонов, планшетов. Все это порождает споры вокруг темы: можно ли менять «живую» книгу на «мертвую» — электронную. А вы как считаете?
— Естественно, человечество не стоит на месте в способах передачи информации, знаний и культурного свидетельства. Вот давайте возьмем, к примеру, первых христиан. Священное Писание у них было в виде свитков, папирусов. Затем стали использовать и пергамент, что, кстати, очень дорого. Это же все-таки кожа животных. Не будем также забывать, что книгопечатания тогда не было. Переписывали от руки... И еще такой интересный момент. Считается, что переход от свитков к книгам в их современном виде связан именно с распространением христианства. Евангелие оглашать в храме удобнее из книги, нежели из свитка, который очень непрактичен. Его нужно все время раскручивать и закручивать. С появлением печатного станка стало еще удобней. Сначала Иоганн Гутенберг изобрел способ книгопечатания подвижными литерами. Потом Франциск Скорина и диакон Иван Федоров, который также работал на территории ВКЛ, принесли это замечательное изобретение на наши земли. Оба они печатали именно книги Священного Писания.
Вернемся к планшетам. Мое отношение к тому, что помимо книг есть и такие устройства, — положительное. Не знаю, можно ли полностью заменить книги электроникой. Наверное, хорошо, когда существует и то, и другое. Лично я пока не перешел на планшет и читаю книги в печатном виде. Мне удобнее и для глаз лучше.
— А если это не просто книга, а электронный молитвослов? Как на это смотреть с точки зрения канонов?
— Вы знаете, что не запрещено, то разрешено. Я не против, но мне лично ближе обычный молитвослов, который можно в руке держать. Да и в церкви на богослужениях мы используем книги, которые издаются в прежней традиции.
— Сегодня ведутся дискуссии и о роли интернета, в том числе в образовательном процессе. Одни говорят, что студенты там воруют тексты для наполнения своих курсовых и дипломных работ, другие — что нужно уметь пользоваться глобальной сетью, она может стать хорошим подспорьем в научной деятельности, что необходимо пользоваться уже имеющимися электронными базами для борьбы с плагиатом. Какой у вас взгляд на проблему?
— Далеко не все в интернете присутствует. Очень много информации можно найти только в библиотеках и архивах. Это касается в том числе и документов, которые уже целые столетия никто не видел и не держал в руках. Огромное значение для науки имеют факты, когда эти документы и материалы вводятся в научный оборот. Поэтому далеко еще интернету до того, чтобы покрыть все, что существует в бумажном виде. Да, что-то уже отсканировано, но очень многое еще лежит и пылится.
А некоторые студенты, конечно, пользуются готовым. Вообще человеку свойственно идти по более легкому пути, вот и пользуется всем, чтобы сэкономить время и средства при написании дипломной или курсовой работы. Интернет предлагает огромные возможности, чтобы скомпилировать работу на среднем или даже хорошем уровне. Но интернет может быть полезен для молодого ученого как инструмент общения и поиска контактов. Если же говорить о Священном Писании, то можно за две минуты найти нужный его перевод. У нас в Греции (епископ учился с 1994-го  по 1999 год на богословском факультете Фессалоникийского университета имени Аристотеля. — Прим. БЕЛТА) был даже предмет такой — Священное Писание в интернете.
— Может ли Библия рассматриваться только как литературно-художественный памятник, источник сведений для ученых-иудаистов?
— Библия — это действительно литературно-художественный памятник, но только с одной стороны. Там масса материала по истории Израиля и вообще народов Ближнего Востока, множество других сведений. Для верующих же это в первую очередь Слово Божие. Через человеческий язык Бог несет свое свидетельство. Мы говорим, что Священное Писание — богодухновенная книга, то есть писатели — люди, но они находились под вдохновением Бога.
— Помимо книг современные апологеты христианства снимают фильмы, ведут передачи на радио. Может ли это заменить тексты?
— Человек — сложное существо, которое состоит из души, тела и духа. И вот Божие свидетельствование, наверное, современными средствами тоже должно передаваться. Вот мы с вами уже об Интернете в этом плане говорили. Но все это не может заменить живой опыт общения с Богом в молитве, участие в богослужении и таинствах.
— Бытует мнение, что греческий — это как бы основной язык ранних апологетов и вообще «базовой» христианской литературы. Корректно ли так говорить? На каких еще языках писали и проповедовали в первые века христианства?
— Действительно, книги Библии были написаны на разных языках. Ветхий Завет первоначально — на древнееврейском, а все книги Нового Завета — на греческом. Единственное, есть сомнения на счет Евангелия от Матфея, которое, по мнению большинства специалистов, сначала было написано на еврейском, но очень быстро переведено на греческий. Не нужно забывать вообще, что были различные ранние переводы Писания. Они тоже имеют очень большое и важное значение. Это переводы на армянский, сирийский языки и т.д. Вспомним и так называемую Вульгату — перевод Библии блаженного Иеронима на латинский язык. Конечно, не менее важен знаменитый перевод на славянский Солунских братьев Кирилла и Мефодия. Письменность у славян появилась именно ради передачи и распространения книг Священного Писания и христианского богослужения.
— Почему на Востоке была традиция не самому писать текст, а диктовать писцу или ученику? Действительно ли так были написаны все Евангелия, а также послания апостолов и Деяния?
— На Востоке не было принято писать самому — использовали учеников или даже рабов. Писать было технически непросто. Нужно было царапать по папирусу. Это достаточно кропотливый труд — держать папирус, который скручивался, да еще и что-то записывать. Действительно, апостол Павел, например, диктовал свои тексты ученику. Разница между стилем некоторых посланий этого апостола как раз и объясняется тем, что помогали разные ученики. Более того, современные ученые считают, что апостол Павел не диктовал слово в слово. Скорее всего, он говорил быстро, импульсивно, а ученик записывал то, что казалось самым важным. Павел просматривал итоговый текст и, если был согласен, уже собственноручно ставил подпись. И это видно в самих текстах посланий. Они заканчиваются такими фразами: «Мое, Павлово, приветствие собственноручно». А в конце послания к римлянам есть такие слова: «Приветствую вас в Господе и я, Тертий, писавший сие послание».
— Эти тексты и другие части Нового Завета неоднократно переписывались. Каким годом или веком датируется самый древний экземпляр из найденных?
— Вероятнее всего, это папирус Р-52 — фрагмент Евангелия от Иоанна. Примерная датировка — начало II века от Рождества Христова. Кстати, если кто-то интересуется вот такого рода находками, то очень интересно в этом плане почитать о Кумранских рукописях. Они дали очень важные сведения об атмосфере, в которой создавались библейские тексты. Были найдены древнейшие свидетели библейских книг.
—  Археологи находят и немало апокрифов, то есть текстов ранней христианской эпохи, которые в итоге не вошли в Новый Завет. Почему Церковь не признала их каноническими? Как распознать апокриф?
— В первые века христианства было достаточно большое число апокрифов. Эти тексты касались и жизни Христа. Но нужно понимать, что главные критерии для включения в канон — это соответствие нравственному учению Церкви, ортодоксальность текста, его апостольское происхождение и общецерковное принятие. Уже во II веке большинство книг Нового Завета, которые мы сейчас знаем, входили в канон. Также почти все новозаветные книги упоминал епископ Афанасий Великий в IV веке. Тогда же прошли и два Карфагенских собора, на которых приняли все книги Нового Завета, но еще были споры по поводу Апокалипсиса.
Надо сказать, что Апокалипсис вызывал сомнения из-за своей таинственности и сложности, но, в конце концов, был принят на Шестом Вселенском соборе в VII веке в качестве канонической книги. До сих пор в нашей Церкви это единственная книга Нового Завета, которая не читается на богослужении. Но она, тем не менее, тоже Слово Божие. Нужно просто правильно его понимать, знать ряд вещей. Эта книга нередко притягивает мистически настроенных людей. В таинственных образах, которые там есть, часто видят конкретные исторические сюжеты и личности. Даже говорят о Ленине, Сталине, Гитлере и так далее. Другое дело, что, конечно, абсолютный богоборческий режим — это от Антихриста. В каком-то смысле одно из толкований, о котором я сейчас упомянул, бывает порой и уместно, но не совсем.
Кроме того, сегодня нам непонятны некоторые образы и примеры. Мы не знаем той атмосферы, в которой был создан апокалиптический жанр. Ведь это был действительно целый жанр в иудейской литературе. Примерно в I веке до Рождества и в I веке после было много таких иудейских апокалипсисов. И вот у нас есть христианский Апокалипсис. Он был дан для утешения первых христиан ввиду предстоящих страшных гонений и кровопролитий. И, кстати, в Апокалипсисе в первую очередь изображается богоборческая сила Римской империи, которая хотела свести на нет христианскую проповедь. Но это только один пласт книги.
В Апокалипсисе говорится о Втором Пришествии. Первые христиане ожидали, что оно будет скоро, это чувствуется и в текстах апостольских посланий, и в Евангелиях. Но в том же Писании сказано, что никто не знает точного времени, когда это будет. Мы всегда должны быть готовыми в этом плане.


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В Беларуси случается более пяти тысяч пожаров в год. И зачастую после трагедии очень важно найти ответы на множество вопросов: какие условия способствовали возникновению пожара? Где находился очаг возгорания?

Бюджет формируется из нескольких источников: средства международных проектов (46%), членские взносы (29%), гуманитарные грузы (9%), пожертвования населения (7%) и корпоративные (5%).

Самая важная рекомендация, которую дает Марина Александровна: «Главное – любить детей и не бояться трудностей!» И ежедневно доказывает это своим примером.

Правила дорожного движения многие иногда называют законом жизни.