Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Люди в белых халатах
>>>
Совместный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>



Репортаж "7 дней"

№21 от 27 мая 2021 года

Люди на затоне
<STRONG>Люди на затоне</STRONG>

  28 мая – День пограничника

 

Беларусь – не морская держава, но водные рубежи у нее есть. Белорусско-украинская граница от Новой Гуты в Гомельском районе до Нижних Жаров на Брагинщине проходит прямо по фарватеру Сожа и Днепра. Речной участок в 150 километров охраняет пограничная комендатура «Лоев». Причем по всем морским канонам: на заставах служат мичманы и капитан-лейтенанты, у каждого быстроходного катера есть имя, а хлеб в столовой нарезают «парусом», прямо как на камбузе. Корреспондент «7 дней» провел один день с речными пограничниками и узнал, в чем их сходство с моряками и как живется на большой воде.

Больше не край контрабандистов
Сейчас это сложно представить, но 25 лет назад на юго-востоке Гомельщины процветала контрабанда. Особого контроля на границе не было, нарушители спокойно переправляли по Днепру товары из Беларуси в Украину и обратно. Чтобы навести порядок на водных рубежах, в 1999-м в Лоеве сформировали группу пограничных катеров. Со временем она преобразовалась в отдел береговой охраны, а затем разрослась до пограничной комендатуры, которая обеспечивает охрану 167,5 километра государственной границы, из которых 150 – речная.
Сейчас, по словам коменданта пограничной комендатуры «Лоев» подполковника Александра Ващенко, контрабанда в этих краях сошла на нет:
– Люди понимают: незаметно переправить по Днепру какой-либо товар нереально. Вдоль границы постоянно ходят наряды – как по реке, так и по суше. Плюс у нас хорошо налажена работа с местными жителями: если они видят в деревне постороннего, сразу сообщают нам. В прошлом году задержали пятерых нарушителей границы: четырех украинцев и одного гражданина Таджикистана, который пришел в Беларусь по льду Днепра. Еще обнаружили 10 человек, в основном рыбаков, которые либо попали на белорусский берег случайно, либо целенаправленно шли к нам браконьерствовать. Самое частое нарушение: заходят в пограничную полосу без пропуска или паспорта. 

«Алмаз» и «Сапфир» на страже
Для охраны границы в комендатуре есть два звена катеров: килевого класса (водные) и амфибийного (могут передвигаться еще по льду и суше). В зависимости от загрузки и погодных условий они разгоняются до 80–100 километров в час. Неудивительно, что форсаж с пограничниками на воде никто устраивать не решается.
У всех катеров, согласно морскому закону, есть имена. Амфибийные назвали, как и во времена Великой Отечественной войны, в честь драгоценных камней – «Алмаз» и «Сапфир». Для килевых выбирали названия исходя из заслуг и ходовых качеств. Например, «Могучий» – очень мощный катер, способен перетянуть баржу. 
 Начальник отделения береговой охраны капитан-лейтенант Олег Выгляд рассказывает, что раньше в гардеробе местных пограничников было две формы:
– Одна – классическая пограничная, а вторая – морская, с пилоткой. До создания комендатуры у нас весь штат был на морской лад, вне зависимости от того, ходил ты на катере или работал в штабе. Даже поварам и связистам выдавали такое обмундирование. Теперь из морского остались звания у тех, кто имеет отношение к катерам. Также, в отличие от сухопутных войск, «парусом» нарезается хлеб в столовой и ставятся подушки в казарме.

Передвижная застава
Еще у пограничников в небольшой деревеньке Асаревичи на живописном берегу реки стоит брандвахта – переоборудованная рейдовая баржа «Б-250». Там есть командирская каюта, казарма, бытовка, для дежурного  – помещение с мониторами, на которые подаются картинки с камер, установленных по периметру, комната оружия, склад боеприпасов, сушилки для ботинок и даже спортивный зал. Баржа при необходимости может отплыть на другое место.
– Свет сюда подведен с берега, но на случай смены дислокации на брандвахте предусмотрен дизельный генератор, он работает автономно. Есть котел для отопления и нагрева воды, – рассказывает заместитель командира заставы старший лейтенант Алексей Горошко. 
Правда, все необходимое в небольшую баржу поместить не удалось, поэтому пришлось осваивать берег. Рядом с брандвахтой – модульный городок из десятка вагончиков типа строительных. Один из них превратили в совмещенный санузел с душевыми кабинками и стиральной машиной. Нужно отметить, вагончики могут дать фору иным гостиницам: в комнате на два человека – телевизор, холодильник, электрочайник, микроволновка и обогреватель.
– В сжатые сроки можем перевезти наш городок в другое место. Так что мобильность заставы на высочайшем уровне, – гордо заявляет старший лейтенант. 
Однако некоторые объекты форпоста – стационарные. К примеру, небольшой плац (строевую никто не отменял), беседка и… теплица. 
– Выращиваем кабачки, салат, огурцы, помидоры, перцы, редис и многое другое, чтобы рацион солдат был витаминным, – объясняет Алексей Горошко. – Общая площадь нашей заставы где-то 100 на 100 метров – не большая, но места всем хватает.

«Живу на яхте»
Интересуюсь у бойцов, каково это – служить на большой реке. Рядовой Алексей Ермакович из Глубокого, которому до дембеля рукой подать, говорит: настолько привык к здешним местам, что теперь даже не тянет домой:
– Хотя сначала было тяжело: вставать рано, бегать много. А когда впервые попал на заставу, вообще испугался – на барже все живут, модули какие-то стоят. Я-то думал, тут воинская часть, казарма большая, людей много, а по итогу – 30 человек на всю заставу, и то с половиной можешь неделю не видеться, потому что сначала они уходят в наряд, а потом я. Но со временем в Асаревичах стало нравиться. На барже жить интересно, нас даже качает иногда. Вечером это убаюкивает, а утром будит.  Да и во время службы случается много историй классных. Рыбаки нам постоянно звонят: то машина застряла – просят достать, то удочки у них украли. Так что мы тут не только границу охраняем, но еще милиционерами и спасателями подрабатываем.
Положительные эмоции от службы и у рядового Евгения Тишковца из Борисова. Парень говорит, что изначально хотел попасть на пограничную заставу:
– Здесь необычная служба. Друзья первое время не верили, что живу на берегу реки на яхте.  Еще у нас интересные дозоры.  Можем отправиться на осмотр береговой отмели с реки. Можем по суше патрулировать: ходили в Полесский радиационный заповедник. Здесь особые впечатления, особенно когда видишь знаки с названиями отселенных деревень и количеством эвакуированных людей.
Рядового Дмитрия Соколова из Дзержинска призвали в ноябре прошлого года и после «учебки» в родном городе отправили в Асаревичи… поваром:
– Все думают, что если ты повар, то твоя служба ограничивается только кухней. На самом деле это не так. Я не освобожден от нарядов, строевой, марш-бросков... Просто у меня график два через два: два дня я кашевар, два дня – обычный солдат.
Помимо бойцов, есть на заставе настоящий старший мичман. Василий Прищепа стал им в августе 2020 года после того, как его сделали командиром суда и переаттестовали:
– Друзья сразу подтрунивали: мол, что, в «тазики» перешел? Я ведь в комендатуре с 2000 года. Сначала был связистом, потом перевели на заставу в Комарин. Так как очень люблю технику, стал плотно работать с катерами, научился ими управлять. Поэтому после того, как в Асаревичах появилась брандвахта, оказался здесь. Днепр знаю как свои пять пальцев. И несмотря на то, что пограничник, душа у меня – морская.  

 150км – речной участок, который охраняет пограничная комендатура «Лоев».



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Ежегодно летом десятки тысяч белорусов встают пораньше и идут в чащи за черникой. Причем даже тогда, когда посещать леса категорически запрещено. Ради чего ягодники готовы нарушить закон, какой штраф могут получить за это и сколько зарабатывают на каждом килограмме, читайте в нашем репортаже из Пуховичского района.

Что происходит в Будславском костеле после того, как он едва не сгорел 
Пожар в одной из самых важных католических святынь часть белорусов восприняла чуть ли не как личную трагедию. К счастью, полного уничтожения уникального храма удалось избежать – существенно пострадала лишь кровля. Мы побывали на месте происшествия, узнали о ходе восстановительных работ, а также о судьбе церковных ценностей и знаменитого Будславского феста, который ежегодно собирает десятки тысяч верующих со всей страны и не только.

Во всех регионах страны продолжает действовать нерестовый запрет на лов рыбы. Впрочем, многих ушлых дельцов он не останавливает. Браконьеры даже в такое время занимаются отловом рыбы практически на промышленном уровне!


 В пристоличной области 37 зданий готовы бесплатно отдать под инвестпроекты. В списке – школы, детсады, дома культуры, библиотека-клуб, здание швейного цеха, санаторий и даже дворец графа Потоцкого! Разбираемся, что должен знать предприниматель, который решится взять такие «заброшки» под свое крыло и начать там бизнес.