Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Люди в белых халатах
>>>
Совместный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>



Помним! Гордимся!

№21 от 27 мая 2021 года

Мы просили: Божечка, спаси!
<STRONG>Мы просили: Божечка, спаси!</STRONG>

Орденоносец, герой войны борисовчанин Томаш Дятко буквально с порога начинает рассказывать, с каким размахом чествовали его с Днем Победы в этом году. Два дня подряд с утра до вечера он принимал поздравления и подарки, раздавал интервью. «Рад, что меня не забывают. Спасибо всем! Когда меня просят поделиться мыслями, вспомнить прошлое, никогда не откажу», – признается 97-летний ветеран.

 

Детские непростые
В деревне Демидовка, что недалеко от Борисова, родился мальчик – в «еўне», деревянном строении для снопов.
Дело было летом, а потому шанс выжить у малыша был велик. Бабушка-католичка, глядя на голубоглазого карапуза, тут же объявила: «Его имя бэндзе Тэмош». Чуть позже мальчика стали называть на русский манер Томашем.
Семья Дятко была многодетной – три брата и пять сестер. Томаш – младший, но это не сулило в те времена никаких привилегий.
«Сегодня ребенка ласкают, окружают вниманием, ищут подходы к воспитанию. А тогда было нормой с малых лет трудиться наравне со взрослыми: сеять, пахать, по дому хозяйничать, пасти телят и жеребят. К родителям дети обращались только на «вы», и они для нас были непререкаемым авторитетом, – вспоминает Томаш Антонович. – Отец отличался строгостью. По садам лазить запрещал, учил, чтобы, проходя мимо старших, обязательно с ними здоровались. Одевались во все свое: мама ткала из льна штаны и сорочки, отец плел лапти. Начальную школу оканчивал в Демидовке. В пятый класс пришлось ходить на учебу уже в город, а это четыре километра туда и столько же обратно. Обычно собирались ватагой, чтобы не так страшно было. Зимой ведь рано темнеет, да и с волком за время пути можно повстречаться».
Недалеко от деревни проходила железная дорога. Голоштанный люд, среди которого был и юный Томаш, с завистью смотрел на пробегающие мимо поезда, грезя о работе на «железке». Правда, война нарушила все детские планы, и после окончания Борисовской школы фабрично-заводского обучения учащихся пареньку вручили путевку в Каменск Ростовской области на военно-химический завод. Там вчерашний выпускник и узнал страшную новость о том, что началась война.

Военные роковые
В 1942 году, когда немцы приблизились к Кавказу, завод эвакуировали, а Томаша Антоновича призвали в армию. Досрочно присвоив звание младшего сержанта, отправили под Сталинград. 
«До фронта не доехали. В Ногинске нас, зеленых, высадили.  Не успели обосноваться, как всех подняли по тревоге и на машинах повезли на Северо-Западный фронт. Первое боевое крещение получил в боях, когда освобождали Старую Руссу. Сколько там «людцев» полегло! Туда ехал полнехонький состав, а возвращалось только три вагона… – вздыхает ветеран. – Как воевали? За Родину! За Сталина! И вперед! Ни шагу назад! Кто-то упал – перешагнул товарища и дальше побежал. О страхе не думали. Хотя мысленно просили: Божечка, спаси!
Перед боем иногда приносили по сто грамм для храбрости. Томаш Дятко за три года ни капли не выпил, потому что видел, как беспечно ведут себя бойцы в сражениях под действием алкоголя. Да, вроде страх уходит, но и реакции замедляются, бдительность притупляется. Все же воевать нужно с трезвой головой.
«Затем нас перебросили на 2-й Украинский фронт, прислали в часть пополнение, и мы освобождали Белгород, Харьков… До Полтавы я не дошел. Ранило в ногу. Один осколок мины прижился в моем теле навсегда… Вот он, здесь… В месте сгиба колена. Врачи предлагали достать, но он мне не мешает – пусть остается на память, – смеется собеседник. – О той атаке еще и шрам на голове напоминает. Если б не каска, убило бы точно! Так что свидетельства о том огненном пекле, как говорится, на себе ношу. После госпиталя снова на фронт. Прошел Бессарабию, Румынию... А потом под Кишиневом получил второе ранение – в руку. Выбило сустав. Попался опытный хирург – нервы во время операции не повредил. Пальцы, видите, работают. Но как только резкая перемена погоды – рука ноет, спасу нет».
Через шесть месяцев, после выздоровления, Томаша Антоновича отправили домой. И в январе 1945-го он вернулся в родную Демидовку.

Мирные трудовые
Любимую деревню фронтовик не узнал: фашисты все пожгли, поломали. Мирную жизнь надо было начинать фактически с нуля. Томаш Антонович устроился бригадиром в местное хозяйство (сегодня это совхоз «Старо-Борисов»).
«Когда возвратился в родные места, война еще продолжалась, мужики-односельчане были на фронте, а некоторых, как моего родного братика Мишу, за связь с партизанами фашисты расстреляли. У меня в бригаде одни женщины были. Полсотни. А летом, во время каникул, к ним еще и ребятня присоединялась. Детворе хотелось мяч погонять, в речке искупаться, а приходилось вкалывать на поле вместе с мамами и бабушками. Техники не было, все вручную: серпами собирали зерно, копали картошку лопатами… А какие неподъемные плуги наши бабоньки на себе таскали?! Никто не ныл, не отлынивал. На работе пропадали от темна до темна, не считаясь со временем. Хотя надо было еще и по дому все уладить, деток накормить. Как наши женщины сдюжили? Не знаю… Мы, мужчины, должны поклониться им в ноги».
Больше 55 лет проработал Томаш Дятко в хозяйстве на разных должностях: бригадиром, агрономом, инженером по технике безопасности.
Некоторые эпизоды из трудовой биографии особенно врезались в память. На месте сегодняшнего Борисовского приборостроительного завода когда-то колосилось поле. В 1972 году бригада Дятко собрала небывалый по тем временам урожай пшеницы: 56 центнеров с гектара. Поздравить победителей на вертолете прилетел сам Машеров.
«Прошелся по полю, наклонился и увидел, что комбайн плохо отрегулирован: нечисто зерно убирает, – вспоминает собеседник. – Не успел Петр Миронович спину разогнуть, как главному инженеру уже строгий выговор объявили. С занесением в личное дело. А меня местное руководство представило тогда первому секретарю, он пожал мне руку, поблагодарил и пожелал таких же успехов в дальнейшем».
На вопрос о том, что дороже всего в жизни, отвечает: семья. 
Слезы наворачиваются, когда вспоминает о супруге Таисии, с которой были вместе без малого полвека:
– Хозяйка 24 года как ушла…. Она у меня очень хорошая была. Прожили в любви и согласии. Род Дятко – это настоящее женское царство: три дочери, три внучки, четыре правнучки…Родные – это то, что держит на плаву.
Через три года ветеран будет отмечать 100-летний юбилей. Дал слово, что первое интервью в качестве старожила даст нашей газете. Дай Бог вам, Томаш Антонович, сил и здоровья!

Среди наград ветерана – ордена Отечественной войны I и II степени, Ленина, Трудового Красного Знамени и Октябрьской революции, пять золотых и серебряных медалей ВДНХ.

Елена НИКОЛАЕВА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В воскресенье, 22 июня 1941 года, в Октябрьском райкоме партии было многолюдно. Все ждали начала совещания
о подготовке к уборке урожая. Неожиданно зазвонил телефон. «Война!» – сообщил голос на том конце провода. В тот же день на Полесье начали создавать партизанские отряды, а уже
6 августа 1941-го комиссар и командир одного из них – Тихон Бумажков и Федор Павловский – стали первыми Героями СССР среди партизан.

В июне 1944 года, в разгар операции «Багратион», недалеко от нынешнего городского поселка Октябрьский Гомельской области танкисты на горящем «Т-34» совершили таран немецкого бронепоезда. В военной истории это единственный подобный случай.

Дед Талаш – легендарный полешук. В 75 лет он ушел в партизаны, чтобы сражаться с поляками. Успел повоевать и с нацистами во время Второй мировой войны, хоть на тот момент ему было уже под сотню. О героизме Талаша написано много, однако мало где рассказывается, каким Василий Исаакович был человеком. Чтобы это выяснить, отправились на его малую родину – в деревню Новоселки Петриковского района и пообщались с местным жителем, лично знавшим известного партизана.

Легендарные установки заставили немцев познать весь ужас грозного советского оружия уже 14 июля 1941 года в Орше. С тех прошло почти 80 лет!