Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Совместный проект
>>>
Люди в белых халатах
>>>
На заметку потребителю
>>>



Персона

№10 от 11 марта 2021 года

Ирина Розанова: «Не понимаю людей, которые ставят себя выше других»
<STRONG>Ирина Розанова: «Не понимаю людей, которые ставят себя выше других»</STRONG>

От проститутки Симы-Гулливер в «Интердевочке», завуча в «Учителях», императрицы Екатерины I в «Петр Первый. Завещание» до советского министра в «Фурцевой». За 35 лет в кино Ирина Розанова сменила более 150 образов! О подростковых побегах, возрастных ролях, работе с Тодоровским и удивительном письме, изменившем ее жизнь, актриса рассказала в интервью газете «7 дней».

 

– Ирина Юрьевна, правда, что в вашей родословной есть известный писатель и философ Василий Васильевич Розанов?

– Да, хотя в семье долгое время скрывалось родство с ним. Раньше фамилия Розанов (с ударением на первый слог. – Прим. авт.) давалась священнослужителям. Не могу объяснить, почему со временем в нашем роду она немного изменилась. Может, потому, что папа пришел в Рязанский драматический театр.

– Насколько я знаю, ваша мама, Зоя Белова, была ведущей актрисой этого театра.

– Мама играла на сцене, даже будучи на восьмом месяце беременности. Наверное, поэтому моя жизнь была предопределена, когда я еще не родилась. Повзрослев,  не раз говорила ей, что если бы она во время беременности, к примеру, цветами занималась, тогда бы из меня могло что-то другое получиться. А вообще мама ожидала мальчика. Когда родилась я, первыми ее словами были: «Боже, какая она страшная».

– Когда у вас появилась тяга к сцене?

– По словам мамы, я уже в пять лет попросилась туда. Причем мне сразу понравилось внимание публики и то, что я выступаю наравне со взрослыми. Но однажды чуть не сорвала эпизод, в котором участвовала. А произошло это потому, что заигралась за кулисами. В результате, когда вышла к зрителям, забыла текст – и маме приходилось импровизировать, чтобы спасти положение. Позже она спросила с меня как со взрослой, сказав: «Ирина, актриса не имеет права так себя вести и подводить партнеров по сцене». Я постоянно ездила с ними на гастроли и спала в автобусе в тазике. Иногда шучу, что мама, как цыганка, меня всюду за собой возила.

– Это вас не отпугнуло от профессии актрисы?

– После школы я поступала в Щукинское театральное училище. Экзамены сдала на пятерки, но так и не нашла себя в списках зачисленных. Это меня не остановило, я сразу приняла решение, что буду поступать в следующем году. А вот у мамы появились сомнения. Тогда она написала Юрию Катину-Ярцеву, к которому я поступала на курс (среди его учеников – Наталья Гундарева, Константин Райкин, Юрий Богатырев, Наталья Варлей, Вениамин Смехов, Леонид Ярмольник). В письме мама спрашивала, стоит ли мне связывать свою жизнь с актерской профессией. Удивительно, но один из лучших педагогов Щукинского училища вспомнил меня и ответил маме – это письмо до сих пор хранится у нас. Он написал, что дочке не нужно отчаиваться, а стоит и дальше двигаться к актерской профессии. И я очень благодарна Юрию Васильевичу за ответ.

– Всесоюзную известность вы получили после роли в фильме «Интердевочка» Петра Тодоровского. Какие еще его картины вам запомнились?

– К моему счастью, в 90-е годы, когда многие жаловались, что кино не снимается, у меня работа была. Например, Петр Ефимович Тодоровский предложил мне интересную роль старшего лейтенанта медслужбы Антиповой в фильме «Анкор, еще анкор!». Мне всегда интересно, когда есть над чем работать на съемочной площадке, когда есть спор. После некоторого перерыва после «Интердевочки» я набрала 20 килограммов, и Тодоровский, когда меня увидел, сказал: «Замечательно, мне именно такая и нужна для этого фильма». Честно говоря, поначалу мне его предложение не понравилось, потому что жутко было пребывать в таком весе, да еще и на экране. Но сценарий мне понравился, поэтому согласилась на съемки. И все же когда Петр Ефимович познакомил меня с партнером по фильму, молодым худеньким Женей Мироновым, я поначалу не соглашалась и спорила с ним. Но Женя прекрасно справился с ролью лейтенанта Полетаева.  

– Ирина Юрьевна, что вам наиболее запомнилось из детства?

– Одним из самых радостных моментов моего детства был прием в пионеры. Позже, обдумывая, почему именно этот день стал для меня таким радостным, я пришла к выводу, что все дело было… в юбке и кофте. Долгое время они висели в моей комнате, и каждый раз, когда хотела их надеть, мама говорила: «Ира, потерпи, скоро наступит торжественный день – тогда и примеришь».
Я помню, с какой радостью любовалась собой перед зеркалом. А вот из пионерского лагеря я трижды сбегала. Для меня, театрального ребенка, было скучно собирать шишки, маршировать строем. После каждой такой выходки дома мне хорошо доставалось. В последний раз убежала, когда родители уехали на гастроли, и была уверена, что мне ничего не будет. Когда вернулась домой, там встретила старшего брата Павла с женой. Он был в шоке и не знал, что со мной делать. Пригрозил, что заставит сидеть дома до возвращения родителей и заниматься музыкой.

– Вы сыграли министра культуры СССР Фурцеву в одноименном сериале. У многих к ней неоднозначное отношение. А как вы относитесь к своей героине?

– Екатерина Фурцева – единственная женщина в Советском Союзе, которая, будучи простой провинциальной девушкой, смогла стать министром культуры СССР.  Путь этот был извилист, со взлетами и падениями, и закончился драматически, поэтому мне было интересно ее сыграть. Мне рассказывала Галина Борисовна Волчек, которая с ней общалась и хорошо ее знала, что Фурцева была великой женщиной. И, несмотря на все слухи и разговоры, Екатерина Алексеевна много хорошего сделала для страны. Моя роль – это посвящение тому счастливому времени, когда я была ребенком, и моим родителям. Конечно, прежде всего папе. Он у меня был герой: в 18 лет доставал мины со дна Северного Ледовитого океана. Погибали многие его товарищи, но ему удалось выжить. Когда впервые пришел в театр, у него был наколот якорь на руке, одет он был в тельняшку, но это не помешало папе стать актером. Это был откровенный человек, к несправедливости относился очень болезненно.

– Вы, наверное, унаследовали характер родителей?

– Как и для моих родителей, для меня самое интересное – общение с простыми людьми. А еще я не люблю опаздывать, поэтому на съемки всегда прихожу раньше времени. И водитель, приезжающий за мной рано утром, чтобы отвезти на площадку, самый главный человек для меня. Потому что он первый, кого встретила в этот день. А для меня очень важно, с каким настроением я выхожу на работу. Как у каждого из нас, безусловно, и у меня есть люди, которые не мои по жизни. Но я не буду собирать груз обид и даже здороваться с ними не перестану, однако они уже не будут дальше идти рядом со мной. Не понимаю людей, которые ставят себя выше других.

– Вы согласны с утверждением, что чем старше актриса, тем меньше у нее выбор ролей?

– К сожалению, да, у нас мало возрастных ролей. И это неправильно. Вы видели, как играет Мэрил Стрип в фильме «Август»? К счастью, мне грех жаловаться, потому что из последних работ мне нравятся мои роли в «Одессе», «Жили-были».  

– Заканчивая наш разговор, хочется узнать, что в последнее время доставляет вам удовольствие?

– Момент, когда я знаю, что все мои родные и близкие живы и здоровы. А еще мне доставляет удовольствие, когда есть свободное время и я могу выехать на природу и, забыв обо всем, на время раствориться в ней. Также мне помогает уверенность в том, что мы в силах все победить.


В этом году у народной артистки России Ирины Розановой юбилей – родилась она 22 июля 1961 года в Рязани. Дебютом на экране стала роль лимитчицы Люси в мелодраме «Подружка моя» в 1985-м. Огромный зрительский успех имел фильм «Интердевочка». Всего в фильмографии актрисы 155 ролей.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Юрий Назаров – один из самых ярких представителей советской киношколы, человек с удивительной судьбой. В  26 лет он мог остаться парализованным, но вопреки прогнозам медиков встал на ноги и продолжил сниматься. А вот от роли в Голливуде отказался – не пошел на сделку с совестью. О войне, любви, страхе, поиске себя и истинном счастье актер рассказал в эксклюзивном интервью «7 дням».

В самом начале карьеры оператора Анатолия Заболоцкого чуть не признали профнепригодным. И только заступничество коллеги, лауреата Сталинской премии, помогло ему оставить за собой право авторской съемки, без которой позже не было бы культовых фильмов «Печки-лавочки» и «Калина красная». Сегодня Анатолий Дмитриевич рассказывает о том, как желание «перешибить» Голливуд чуть не закончилось трагедией во время работы над фильмом Шукшина и за что знаменитого оператора постоянно журил белорусский классик – Владимир Короткевич.


Когда-то известный российский кинопродюсер и режиссер Игорь Угольников блистал в развлекательных и юмористических программах, а в последнее десятилетие занимается созданием военно-патриотических фильмов – «Брестская крепость», «Батальонъ», «В июне 41-го». В прошлом году на экраны кинотеатров вышла военная драма «Подольские курсанты», повествующая о подвиге юных ребят в битве под Москвой в октябре 1941 года. А осенью зритель увидит картину «Учености плоды», посвященную спасению пушкинского наследия в период немецкой оккупации в 1943 – 1944 годах.

 


В последние десятилетия главное дело Бориса Любимова – Высшее театральное училище имени Щепкина и Малый театр России. Он с коллегами формирует искусство завтрашнего дня и работает уже на 2050-е и даже 2070-е годы! Чтит традиции и вместе с тем идет в ногу со временем. Не случайно возглавляемая Любимовым знаменитая «Щепка» – лидер «по производству» самых снимаемых в кино театральных артистов. Беседуем с Борисом Николаевичем о том, что предлагает зрителю современный театр и во что перерастает в молодежи бунтарский дух.