Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Специальный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>
Совместный проект
>>>



Здоровье

№8 от 25 февраля 2021 года

Первая с COVID-19
<STRONG>Первая с COVID-19</STRONG>

В конце февраля 2020-го витебский дизайнер Татьяна Ефремова отправилась на выставку в Милан. Тогда еще в Италии, впоследствии ставшей одним из сильнейших очагов пандемии COVID-19, ситуация была относительно спокойная: опасную инфекцию обнаружили буквально у пары десятков человек. Тем не менее, вернувшись домой, женщина прошла тест. И он показал положительный результат. Так Татьяна стала первой белоруской с подтвержденным коронавирусом. Спустя год мы встретились с ней и узнали, что происходило в больнице, как COVID-19 повлиял на жизнь и боится ли она заразиться снова.

«Кто-то даже пустил слух о моей смерти» 
– Татьяна, помните свою реакцию, когда узнали, что у вас коронавирус?

– Этого  никогда не забуду. Мы с коллегами вернулись в Витебск, нам позвонили из сан­эпидемслужбы и попросили сдать тест в инфекционной больнице. Но еще до его результатов врачи решили меня госпитализировать, так как им не понравилось мое состояние. Я же была уверена, что кашель, боль в горле и высокая температура – это обычная ОРВИ, ведь накануне я попала под дождь и сильно промокла. Но в одном из моих анализов нашли часть РНК-вируса, похожего на COVID-19. К тому времени медики уже привезли в больницу мужа с детьми, которых разместили в отдельный бокс, а также всех, с кем я контактировала после приезда. Я очень переживала за близких, чтобы никто из них не заболел, особенно муж с младшим сыном –  у них есть проблемы со здоровьем. Но, славу Богу, обошлось.

– Какие симптомы, помимо повышенной температуры и кашля, у вас были?  

–  Уже в больнице пропало обоняние и появился конъюнктивит, хотя раньше проблем с глазами не было. Усилился кашель, почти две недели держалась повышенная температура. Но в течение месяца самочувствие пришло в норму, хотя запахи полноценно не чувствую до сих пор. Например, теперь я по-другому «слышу» парфюм, более неприятным стал запах выхлопных газов. В общем, последствия остались.
 
– А каково было морально в больнице?

– Как только обо мне стало известно на всю страну, люди начали обвинять меня в том, что я привезла заразу в Беларусь, мол, нечего было по Италиям всяким ездить. А кто-то пустил слух о моей смерти. Я из-за своего рода деятельности человек публичный и привыкла, что одни могут критиковать мои коллекции, а другие обсуждать мою личную жизнь, но вот эта ситуация была очень неприятной. Не понимаю, зачем устраивать буллинг человека с таким заболеванием? Но поддержки все-таки было больше, в том числе и от незнакомых ледей. Многие желали скорейшего выздоровления, и это позволяло проще переносить болезнь.

«Свежий воздух был как манна небесная»
– Вы провели на карантине месяц. Чем занимались?

–  Пыталась привести мысли в порядок. Я деятельный человек, и оказаться без работы на долгое время для меня непривычно. Поэтому пробовала делать эскизы и зарисовки новой одежды. Не очень получалось, так как постоянно думала о своих родных. Только когда муж и сыновья вернулись здоровыми домой, а меня после первых отрицательных тестов перевели в отделение медицинской реабилитации Витебского областного диагностического центра в Крупенино, психологически стало полегче. Там разрешали хотя бы выходить на балкон, с которого открывался красивый вид на озеро, подышать свежим воздухом. После нескольких недель, проведенных в палате, это было как манна небесная.

–  К слову, о моде. Осенью 2019 года вы представили на белорусской Неделе моды коллекцию дизайнерских масок. Не находите в этом чего-то пророческого?

– Сложно сказать. Тогда у нас был конкретный концепт. Хотели показать, что многие люди прячут какие-то свои стороны за маской или вовсе скрывают себя настоящего от мира. Но ситуация с коронавирусом, безусловно, поменяла восприятие.

– Не было желания создать собственную марку масок?

–  Нет. Я делаю их только для себя и друзей: они из простых материалов, но именные и со стразами. Массового производства нет.   

«Вернуться в беззаботное прошлое уже невозможно»
– Какие изменения почувствовали после выписки из больницы?

– Было ощущение, что попала в другую реальность. Если перед моей госпитализацией многие толком ничего не знали про коронавирус и жили привычной жизнью, то спустя месяц все кардинально изменилось. Эпидемия превратилась в пандемию, а сам COVID-19 в Беларуси уже имел не точечный, а массовый характер. Из-за этого у людей появился страх, ведь никто не знал, как ситуация будет развиваться дальше. Особенно в Витебске, который на какое-то время стал главным очагом коронавируса в стране. На улицах невозможно было встретить улыбающегося человека, в воздухе витало напряжение. Конечно, это очень угнетало. Но постепенно адаптировалась ко всему.

– Не боитесь заразиться второй раз?– Стараюсь об этом не думать, так как считаю, что мысли материальны. Но прежнего страха перед коронавирусом уже нет. Есть понимание, с чем имеешь дело.  Правда, «ковид» все равно остается опасной инфекцией, с которой не хотелось бы сталкиваться. У меня им тяжело переболела свекровь, от него умерла ее мать… 

–  Ожидали, что пандемия затянется?

– Очень быстро стало понятно, что  она вмиг не закончится. Но как долго  продлится, тоже сложно было представить. Конечно, мне хотелось выйти из больницы и забыть о пандемии: дальше спокойно путешествовать без масок и анализов, больше встречаться с друзьями. Но на данный момент мир, к сожалению, сильно изменился. Все уже приспособились к такой жизни, и вернуться в беззаботное прошлое будет невозможно.


КОММЕНТАРИЙ

Ольга Роговенко, заведующая отделением №1 Витебской областной клинической инфекционной больницы:
–  Я хорошо помню, как к нам поступила Татьяна. Тогда на планерке руководство сообщило, что у нас первый «плюс». Конечно, поначалу все волновались. Нам же предстояло иметь дело с неизвестной болезнью!
Но раньше мы уже лечили различные инфекционные патологии и имели практические и теоретические навыки по работе с особо опасными инфекциями, поэтому в какой-то мере были готовы к работе в условиях коронавируса. Пациентку сразу госпитализировали в отдельный бокс. Оказывали ей медицинскую помощь в средствах индивидуальной защиты, проводили все необходимые эпидемиологические мероприятия. Попутно изучали опыт китайских и итальянских медиков, чтобы использовать в своей работе.
Больше всего тогда переживали за то, как у пациентки будет протекать болезнь, с чем придется встретиться во время лечения. Постоянно контролировали ее состояние, делали анализы. В итоге справились, и в дальнейшем морально уже было проще работать с пациентами, у которых COVID-19.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Массовую вакцинацию против COVID-19 планируют начать уже в этом месяце. Если вы еще не записались на прививку, рассказываем, как это можно сделать. Кстати, даже выходить из дома не придется.

На прошлой неделе британский штамм коронавируса COVID-19 добрался до Беларуси. По слухам, он более заразный, поражает в основном молодежь и протекает более тяжело. Так ли это? Правду о «британце» рассказывает доктор медицинских наук – заведующий лабораторией клинической и экспериментальной микробиологии РНПЦ эпидемиологии и микробиологии НАН Беларуси Леонид Титов.


Макар – первый в Беларуси малыш, появившийся на свет у мамы с COVID-19. Произошло это в прошлом году 7 апреля, на Благовещение. Мы побывали в гостях у семьи Полочаниных и узнали, каково было Анжелике больше месяца получать информацию о том, как растет ее ребенок, только по вайберу и телефону, а принимавшим у нее роды врачам – впервые столкнуться с «ковидной» пациенткой.

 В Беларуси с каждым годом выявляется все больше случаев деменции у пожилых. Специалисты связывают это с увеличением продолжительности жизни. Мы поговорили с экспертом Татьяной Будник о том, как не перепутать деменцию с возрастным ухудшением памяти, почему мозг
нужно тренировать и можно ли «заморозить» эту болезнь.