Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Специальный проект
>>>
Совместный проект
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Здоровье

№6 от 11 февраля 2021 года

Киллер для «короны»
<STRONG>Киллер для «короны»</STRONG>

Шествие пандемии коронавируса по планете продолжается: в одних странах она отступает, в других – лютует еще больше. У нас процесс, по информации Минздрава, немного пошел на спад, но радоваться рано. Люди продолжают заболевать, некоторые – по второму кругу. Почему одних «корона» обходит стороной, а у других даже антитела после болезни не сохраняются? Ищем ответ с учеными.

 

На первый-второй рассчитайсь!
– Как бы мы ни защищались, при посещении общественных мест все равно происходит контакт с коронавирусом – в транспорте, школе, магазине. С более высокой вероятностью заболевают те, кто получил большую дозу вируса и имеет более слабый иммунитет, который разделяют на врожденный и приобретенный, – отмечает кандидат наук – заведующий лабораторией иммунологии и клеточной биофизики Института биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси Наталья Антоневич. 
На первых этапах взаимодействия организма с вирусом важно, как сработает врожденный иммунитет. Первый защитный барьер – это наша кожа и слизистые оболочки, которые препятствуют его внедрению. К факторам врожденного иммунитета, помимо кожных покровов, относятся определенные иммунные клетки: так называемые естественные киллерные и макрофаги, которые убивают и поглощают зараженные вирусом клетки, выделяя противовирусные вещества, например интерферон. Если на этом этапе защитная функция сработает в полной мере, то болезнь не разо­вьется.
Если первая линия защиты не срабатывает и вирусу удается проникнуть в ткани и начать размножаться в них, заражая все новые и новые здоровые клетки, в норме запускается развитие антигенспецифического* иммунного ответа. Второй барьер – специфический иммунный ответ – включает так называемый гуморальный, который обеспечивают В-клетки, синтезируя антитела, и клеточный, за который отвечают Т-лимфоциты. Т-лимфоциты, в зависимости от своего типа, могут помогать В-лимфоцитам производить антитела (Т-хелперы) или самостоятельно убивать клетки, зараженные вирусом (цитотоксические Т-лимфоциты), предотвращая его дальнейшее распространение.
После COVID-19 в организме антитела сохранятся три-шесть месяцев, но все индивидуально. Иногда при тяжелом течении пневмонии, вызванной SARS-CoV-2, антитела не образуются вовсе, что говорит о нарушении в иммунной системе и ее неадекватном ответе на инфекцию.
*Антиген – любое вещество, которое распознается иммунной системой как чужеродное и на которое выработается иммунный ответ.


Клетка памятью крепка
– Но ведь и у некоторых переболевших более легкими формами также антител не остается...

– Да, такое тоже может быть из-за недостаточного количества вирусных антигенов и слабой стимуляции иммунитета. В то же время отсутствие антител не говорит о том, что у человека совершенно нет противовирусного специфического иммунитета.
В организме могут оставаться антиген-специфические В- и Т-клетки памяти. Именно они хранят информацию о том, как победить вирус, которым вы уже болели. При повторном заражении эти клетки очень быстро запускают повторную защитную ответную реакцию. Организм начинает вырабатывать антитела – причем быстрее, чем при первичном заражении, — и работает более эффективно. Т-лимфоциты также включаются в
защиту.

– Значит, у переболевшегo COVID-19 человека, помимо антител, также сохраняется Т-клеточный иммунитет? Но как узнать, остался ли он?

– В нашем институте разработана методика выявления таких антигенспецифических Т-клеток, то есть мы можем сказать, есть ли в организме Т-клетки, настроенные воинственно к вирусу SARS-CoV-2, или нет.
В этом году в рамках проекта совместно с БГМУ и РНПЦ эпидемиологии и микробиологии на базе 10-й клинической больницы институт проводит исследование по оценке длительности Т-клеточного иммунитета у пациентов, перенесших COVID-19. Один из научных руководителей исследования – директор Института биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси Андрей Гончаров. Будут наблюдаться три группы пациентов, которые переболели «ковидом» в легкой, средней и тяжелой формах.  В результате станет известно, как долго в их крови, помимо антител, сохраняются антигенспецифические Т-клетки.
Проводить такие исследования очень важно, например, для оценки длительности поствакцинального иммунитета или, наоборот, перед планируемой прививкой против COVID-19. Людям, у которых есть Т-клеточный иммунитет и/или антитела (собственная иммунная защита) после перенесенной коронавирусной инфекции вакцинироваться не стоит.
Планируем, что ближе к весне наш институт сможет проводить исследования клеточного иммунитета и для всех желающих.

Иммунный ответ предполагает, что иммунная система хранит информацию о тех микробах (вирусах, бактериях и др.), с которыми мы встречались, чтобы в следующий раз ответить более эффективно. Таков механизм защиты организма при повторном попадании большинства инфекций.

 

Чья вакцина лучше?
– Фармацевтические компании и целые страны соревнуются друг с другом в том, чья вакцина более эффективна. Чем принципиально отличаются две наиболее популярные и обсуждаемые: российская «Спутник V» и Pfizer, разработанная немецкой биотехнологической компанией BioNTech при сотрудничестве с американской Pfizer и китайской Fosun Pharma?

– Препарат «Спутник V» создан специалистами центра имени Гамалеи методами генной инженерии на основе аденовирусов, в геном которых внедрена последовательность, кодирующая белок SARS-CoV-2.
Вакцина компании Pfizer базируется на основе матричной РНК, с которой при доставке в клетку человека считывается белок коронавируса.
Оба препарата при введении заставляют организм запускать вирус-специфический иммунный ответ. Технологии их производства разные, действие – одинаковое. Все производители заявляют о безопасности и высокой эффективности своих разработок.  Когда привьются миллионы человек, то есть через год-два, ученые смогут сравнить, какая из них более эффективная и безопасная, а также оценить длительность иммунной защиты после вакцинации.

 

В том, что наш иммунитет «запомнит» обидчика, то есть коронавирус, говорит следующий факт. В 2003 году мировое сообщество столкнулось с атипичной пневмонией, ее возбудитель также является коронавирусом. Им переболели сотни людей, многие –  тяжело. Как оказалось,  спустя десять и более лет в организме переболевших сохранились антигенспецифические Т-клетки! И если эти люди будут вторично заболевать, то клетки памяти готовы снова заставить иммунную систему вспомнить и дать полноценный отпор вирусу и справиться с ним быстрее. Вероятно, в более легкой форме будет проходить и само заболевание.

 

Отсутствие антител не говорит о том, что у человека совершенно нет специфического противовирусного иммунитета после SARS-CoV-2. В организме остаются антиген-специфические В- и Т-клетки памяти. Именно они хранят информацию о том, как победить вирус, которым вы уже болели.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В конце февраля 2020-го витебский дизайнер Татьяна Ефремова отправилась на выставку в Милан. Тогда еще в Италии, впоследствии ставшей одним из сильнейших очагов пандемии COVID-19, ситуация была относительно спокойная: опасную инфекцию обнаружили буквально у пары десятков человек. Тем не менее, вернувшись домой, женщина прошла тест. И он показал положительный результат. Так Татьяна стала первой белоруской с подтвержденным коронавирусом. Спустя год мы встретились с ней и узнали, что происходило в больнице, как COVID-19 повлиял на жизнь и боится ли она заразиться снова.

В начале февраля Россия передала в Беларусь образцы новой вакцины от коронавируса «ЭпиВакКорона». В России ее уже развезли в регионы для массовой вакцинации. Не исключено, что и белорусам «ЭпиВакКорону» предложат как альтернативу «Спутника V».  Вместе с экспертом разбираемся, в чем различия между ними, какая вакцина эффективнее и можно ли привиться обеими – чтобы наверняка защититься от «короны».


О своем положительном ВИЧ-статусе Мария (имя изменено по просьбе героини) узнала еще в 1998 году. Принимая с 11-го класса наркотики, она предполагала, что такое может случиться, но свою болезнь поначалу не приняла. Произошло это только тогда, когда врачи заявили: без терапии, о которой в те времена даже речи не было, прожить она сможет максимум два-три года. Однако прогнозы не сбылись. А спустя 5 лет после оглашения диагноза она родила дочь. Мария рассказала о том, как ВИЧ повлиял на ее жизнь, часто ли она сталкивается с дискриминацией из-за своего статуса и почему белорусское общество нуждается в просвещении.



Белорус, ставший одним из разработчиков третьей российской вакцины, в эксклюзивном интервью газете «7 дней» рассказал, почему некоторые боятся прививаться от коронавируса, есть ли чипы в новом препарате и можно ли его быстро подкорректировать, если вирус мутирует.