Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Совместный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Персона

№4 от 28 января 2021 года

«Пробую себя в различных ипостасях»
<STRONG>«Пробую себя в различных ипостасях»</STRONG>
  

В этом году выйдет сериал «В плену у прошлого» режиссера Александра Мохова, главную роль в котором сыграл Степан Лапин. 
В эксклюзивном интервью для газеты «7 дней» молодой актер рассказал о работе с Романом Виктюком, Егором Кончаловским 
и Евгением Мироновым, экспериментах с онлайн-театром и организации иммерсивных перформансов.

–  Степан, правда, что в актерскую профессию вас привел случай? 
–  Скорее, совокупность факторов, ведь все случайности не случайны. На профессиональную сцену попал в 10 лет. Посещал много различных кружков и секций, в том числе театральную студию. Моя старшая сестра на тот момент уже была актрисой. Однажды в театр, где она работала, приехал Сергей Виноградов ставить новый спектакль, в котором на роль главного героя в детстве нужен был мальчик. Объявили кастинг. Сестра поинтересовалась у меня, хочу ли сыграть на сцене. Я долго сомневался, но согласился. Хорошо помню, как впервые зашел в театр через служебный вход, жутко волновался, хотя мне было очень интересно. Зато напрочь не помню, что просили меня сделать на сцене! Художественный руководитель очень смеялась, и после того кастинга (тогда еще и слова такого не знал!) меня утвердили. 
–  Вы окончили ИТИ, мастерская Романа Виктюка, и затем служили в труппе его театра. Каким он был педагогом, руководителем? 
–  У него не было масок «учитель», «режиссер», «худрук». Он всегда оставался только собой. Общался с артистами в театре точно так же, как и со своими студентами. Для него все мы одинаковые. Он нас так и называл – дети. И процесс обучения шел без остановки. Кажется, что вы просто разговариваете, обсуждаете этюды, музыку, спектакли, а через  какое-то время ты смотришь на все по-другому. Роман Григорьевич уже видел в студентах тех, кем они могут стать, и работал сразу с ними «из будущего». Мне кажется, его гениальность просто передавалась по воздуху. 
–  Вы сами работали педагогом по сценической речи и движению. Чем  был полезен этот опыт? 
–  Мне кажется, ребята мне подарили больше знаний, чем я им. Я передавал им основную техническую базу. Чтобы они понимали связь между своими мышцами и тем результатом, который  увидит окружающий мир.  
Такой опыт мне очень помогает в ведении  воркшопов «я/театр», который придуман непосредственно для всех артистов и студентов творческих вузов. В том числе музыкантов, вокалистов, танцоров, педагогов, режиссеров… Это система воркшопов по работе с телом, пространством и взаимоотношением с партнером. Чтобы у всех был один общий язык взаимодействия, одна система координат. Я взял лучшее из всех жанров и видов театра, в которых мне довелось творить, гармонично интегрировал их между собой, сместил фокус на нужные задачи. Получился набор универсальных инструментов для сотворчества в любом пространстве искусства.  
–  Ваш дебют в кино состоялся в 2012 году в нашумевшем проекте «Закрытая школа». Чем запомнились съемки? 
–  Для меня открылся новый мир. До этого не был на профессиональной съемочной площадке. Пытался понять, как все устроено. Оказалось, совсем иначе, нежели в театре. Есть камеры и нет зрительного зала. Все это для меня было творческим потрясением и открытием одновременно. И мне безумно захотелось в этом разобраться и научиться творить в данной структуре. 
–  Во время пандемии, когда большая часть актерской братии отдыхала, вы с творческой труппой спектакля «Вернувшиеся» создали «лабораторию виртуального театра». Что это такое? 
–  В чистом виде эксперимент. В первые дни локдауна наша труппа встала перед фактом: иммерсионный спектакль «Вернувшиеся» закрылся. Для всего творческого коллектива то был серьезный удар, ведь этим мы жили почти четыре года. Решили не разбегаться и продолжить творить вместе. Так возникла идея Лаборатории Виртуального Театра. Нам было важно понять: можно ли театр полностью переместить в Сеть? С репетициями, светом, звуком, костюмами, а самое главное – игрой «здесь и сейчас» и зрителем. Было очень сложно технически все провернуть, это поле деятельности до нас никем не изучено в таком масштабе. По ощущениям всей команды, эксперимент удался! Во время репетиций и самих спектаклей мы ни разу не виделись вживую, только через «зум». Это тот еще челлендж! Но все получилось! Спектакли мы записали. И  их, а также мнение жюри и самих артистов можно посмотреть на Ютьюб-канале Лаборатории Виртуального Театра. 
–  В начале 2020 года в кинотеатре состоялась премьера полнометражного фильма «На луне» режиссера Егора Кончаловского. Расскажите о его съемках. 
–  Придя на кастинг, понял, что очень хочу быть частью этой команды. Егор Андреевич разрушил все привычные стереотипы о кастинге. Было полное ощущение, что мы уже снимаем фильм, что нет этого разграничения «актер» и «режиссер»,  все мы –  партнеры, коллеги, которые занимают равную позицию и творят вместе.  
Когда узнал, что меня утвердили на роль, безумно обрадовался. 
–  Вы ведь  планируете попробовать себя в качестве режиссера, верно? 
–  Мне это интересно и одно­временно страшно. Уже снял короткометражный фильм «Воздух и свет, время и пространство» по одноименному стихотворению Чарльза Буковски. Это проба пера. Ради интереса отправил ее на пару фестивалей, так, наобум. В одной сессии фестиваля Lift of Global Network в 2019-м стал финалистом.  
Пока иду последовательно к этому этапу. Режиссер – не только творческая, но и организаторская профессия. Пробую себя в различных ипостасях: исполнительный продюсер и ассистент режиссера, чтобы изучить весь процесс изнутри. Мои друзья и коллеги Эдвард Бриони и Владимир Реннер пригласили в свою команду ПерформБюро by #дилервпечатлений. Создаем иммерсивные перформансы и мероприятия различных форматов – от персонального трансформационного дня путешествия на одного человека до онлайн-иммерсивного перформанса на тысячу человек. Недавно завершили большой проект – Всероссийский конкурс молодых исполнителей и музыкантов «Академия Звука» при поддержке ТНТ-мюзик и Фонда президентских грантов. 
–  Как вы попали в «Театр наций» в мюзикл «Стиляги»? Легко ли работается с Евгением Мироновым? 
–  Попал в «Стиляги» через кастинг. Он длился несколько месяцев и проходил в несколько туров. Если не ошибаюсь, было подано больше тысячи анкет. Режиссеру Алексею Франдетти и художественному руководителю Театра Наций Евгению Миронову оказалось не просто составить труппу этого мюзикла. Рад, что стал частью команды. Одно удовольствие творить в таком коллективе. Непосредственно с самим Евгением Витальевичем полноценно поработать не удалось, он только курировал проект, а мы ему во время репетиций уже показывали то, что сделано. Но даже в этих отрывках встреч была видна его огромная творческая вселенная. Ловил себя в эти моменты на мысли, будто сижу на паре по мастерству и слушаю своего мастера Романа Григорьевича Виктюка. 
– Если есть свободное время, как его проводите? 
–  Очень нравится учиться новому, я быстро все схватываю. В свободное время могу пойти на какое-нибудь занятие или тренировку, прокачать свои навыки: езда верхом, теннис, стрельба из лука, тренировка по огневой сценической подготовке, степ, английский, вождение мото и авто. Могу с друзьями поехать покататься на сноуборде или как-то по-другому провести с ними время. Люблю активный образ жизни. Иногда читаю или смотрю фильмы. Там можно почерпнуть кучу идей для своих начинаний. Но часто я это делаю все-таки в дороге, чтобы не терять времени. 
–  Вы играете в большой теннис, увлекаетесь плаванием, сноубордом и катанием на велосипеде. Какое значение для вас имеет спорт? 
–  Огромное. У меня так устроен организм, что  не могу не двигаться.  В детстве, если не было двух тренировок в день, кроме школы и музыкалки, то  просто не мог заснуть. Конечно, особенно в постановочный период, когда организм работает на максимуме своих ресурсов, об этих всех активностях я забываю. Но они помогают быть выносливым в такие периоды и продуктивным во время репетиций. 

Степан Лапин окончил Институт театрального искусства, мастерская Романа Виктюка. Дебют в кино состоялся в 2012-м в «Закрытой школе» и сериале «СашаТаня». На счету актера 15 ролей. Лауреат всероссийских конкурсов «Кинотаврик» и «Открытая Европа», победитель международных конкурсов Fashion House International. 


Музыка – огромный отдельный мир, который нас поддерживает и окружает, задает настрой. Когда слышу тот или иной трек, у меня в голове представляются разные сцены из несуществующих спектаклей и фильмов. Люблю слушать творчество  друзей. В моем плейлисте очень много всего: от звука печатной машинки до таких мастодонтов, как Queen, the Doors, Sigur Ros, Asaf Avidan, «АукцЫон»... 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

У Олега Артемьева очень необычный статус для летчика-испытателя и космонавта – он первый космоблогер России. В его «Инстаграме» – 269 тыс. подписчиков, 81 тыс. – в «Твиттере». Собственный сайт, многочисленные интервью, детские вебинары, депутатская работа в Мосгордуме – остается только гадать, как можно объять необъятное. Плюс ко всему еще и космос: подготовка к полету, тренировки. О том, зачем космонавту заниматься блогерством и как можно совместить землю
и небо, говорим с Олегом Артемьевым. 

Правда ли, что знаменитый писатель-фантаст предугадал в своем произведении появление ковида? Будет ли продолжение нашумевшего аудиосериала «Ловцы видений»? Какой новый роман вот-вот появится в книжных магазинах? Поговорили об этом с самым популярным в мире российским писателем-фантастом, автором романов-бестселлеров «Ночной дозор» и «Дневной дозор», лауреатом самых престижных литературных премий Сергеем Лукьяненко.

Юрий Назаров – один из самых ярких представителей советской киношколы, человек с удивительной судьбой. В  26 лет он мог остаться парализованным, но вопреки прогнозам медиков встал на ноги и продолжил сниматься. А вот от роли в Голливуде отказался – не пошел на сделку с совестью. О войне, любви, страхе, поиске себя и истинном счастье актер рассказал в эксклюзивном интервью «7 дням».

В самом начале карьеры оператора Анатолия Заболоцкого чуть не признали профнепригодным. И только заступничество коллеги, лауреата Сталинской премии, помогло ему оставить за собой право авторской съемки, без которой позже не было бы культовых фильмов «Печки-лавочки» и «Калина красная». Сегодня Анатолий Дмитриевич рассказывает о том, как желание «перешибить» Голливуд чуть не закончилось трагедией во время работы над фильмом Шукшина и за что знаменитого оператора постоянно журил белорусский классик – Владимир Короткевич.