Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Люди в белых халатах
>>>
Специальный проект
>>>
Совместный проект
>>>



Человек и его дело

№31 от 30 июля 2020 года

Жизнь продолжается
Жизнь продолжается

Когда COVID-19  пришел в Беларусь, Витебск принял на себя первый удар. Медикам области пришлось отбивать атаку пока еще не изученного заболевания, и они выиграли этот нелегкий бой. Некоторые из них – герои нашего материала.

Реаниматолог: «Если пациент тебя не помнит, значит, ты все сделал правильно»

Анестезиолог-реаниматолог Витебской областной клинической больницы Алексей Каштанов пришел в медицину из-за желания самоутвердиться. Считалось, что в медуниверситет поступают только лучшие. Он успешно сдал вступительные экзамены и в 1999 году пополнил ряды студентов вуза. Когда пришло время определиться со специальностью, продолжил учиться на анестезиолога-реаниматолога. «Хотел посвятить свою жизнь настоящей мужской профессии. В реанимацию поступают самые тяжелые пациенты, наша задача – их спасти», – объясняет врач.

Всю серьезность профессии Алексей осознал, когда пришел на работу в Городокскую ЦРБ – там впервые пришлось принимать самостоятельные решения. «Вначале старался больше для себя – чтобы с пациентом ничего не случилось, он выжил и моя совесть была чиста. Сегодня стараюсь в первую очередь для больного – чтобы ему было хорошо, когда придет в себя».

Профессия анестезиолога-реаниматолога незаметна. После операции мы часто благодарим хирургов и лечащих врачей, а про анестезиологов забываем. Алексей Каштанов уверяет, что нисколько не обижается: «Реаниматологи говорят: если больной тебя не помнит, значит, ты все сделал правильно».

За 15 лет врачебной практики каких только случаев не было на работе. Поскольку Витебская областная больница специализируется на сочетанных травмах, сюда поступает много жертв ДТП, «поломанных». Часто попадают и пациенты, работающие с «болгаркой» или, как ее еще называют, «фортуной».

Когда в Витебске люди стали заражаться коронавирусом, Алексея Каштанова вместе с коллегами отправили в инфекционную больницу – на усиление. «Первые недели оказались очень тяжелыми, большой поток пациентов, было непонятно, как действовать. А еще – как правильно защищаться, чем лечить больных, какие препараты использовать. Много читали иностранной, переводной литературы, изучали опыт зарубежных коллег. Потихоньку втянулись, освоились, стало легче». Его супруга Юлия, кстати, работает в одной больнице с мужем – она пульмонолог. Пока дети гостили у бабушки, Каштановы на пару сражались с COVID в грязной зоне. Сейчас, к счастью, ситуация в области стабилизировалась, и нашим героям разрешили уйти в отпуск. Счастливая семья вновь воссоединилась и проводит летние деньки на даче.

Фельдшер скорой помощи: «Приехали констатировать смерть, а человек воскрес!»

Фельдшер выездной бригады Витебской станции скорой и неотложной помощи Сергей Власенко в профессии уже 16 лет. После окончания Оршанского государственного медучилища два года отработал по распределению в здравпункте на Оршанском льнокомбинате. «Но сидеть на одном месте было скучно, не хватало романтики. Поэтому после отработки я устроился на Оршанскую станцию скорой помощи. Ездить на вызовы гораздо интереснее. Нужно знать все – от кардиологии до педиатрии», – поделился Сергей Васильевич.

За годы работы с чем только не приходилось ему сталкиваться!  Дважды принимал роды. «Помню, приезжаем в глухую деревню. Навстречу выбегает мужчина, кричит: «Кажется, жена рожает!». А тут, как назло, еще и света нет. В итоге тот мужчина нам фонариком светил, пока принимали роды. Все завершилось благополучно, на свет появилась здоровенькая девочка!».

Или еще один случай.  «Однажды выезжали констатировать смерть – женщина вызвала скорую, сказала, что муж умер. Мы приезжаем, а «труп»… ходит! Оказалось, мужчина пьющий, у него были судороги из-за синдрома отмены. Супруга уже стала его оплакивать. А он вдруг взял и «воскрес»! Нам нужно быть готовыми увидеть всякое, при этом не растеряться и суметь помочь», – отмечает Сергей.

По словам медика, здорово, когда удается помочь пациенту, облегчить его боль. Но иногда бывает обидно от несправедливости. «Часто приезжаем, а люди возмущаются: почему так долго? Многие не знают, что вызовы делят на срочные, экстренные и неотложные. Срочные – когда ждать нельзя, потому что речь идет об угрозе для жизни человека, – объясняет Сергей Власенко. – Помню, был случай: ехали на вызов – человек получил травму «болгаркой». Готовимся к тому, что понадобится остановка кровотечения. Приезжаем, а там – царапина на пальце…»

Сергей признается, что вначале пандемии немного волновался, но потом втянулся в работу. «Сперва возили в больницу и людей с легкой формой течения заболевания, и тяжелых больных. Был большой поток пациентов. У людей паника, СМИ нагнетали обстановку. Помню, приезжаем по вызову в защитных костюмах. Вызываем лифт, а рядом женщина стоит: «Я с вами не поеду!». Мы все понимаем, пропустили ее, сами поднялись в нужную квартиру на следующем», – рассказывает медик.

«Как-то приехали к женщине, как потом оказалось, заразившейся коронавирусом. На пороге встречает нас девочка лет пяти: «Ой, мама, снеговики!». Пациентка уже с тяжелой клиникой, плюс еще больная астмой... Забрали ее вместе с ребенком в больницу. А через какое-то время с ней снова встретились – сопровождали на КТ. Она уже к тому времени выздоравливала».

Санитарка: «Главное – жалеть людей»

Тамара Нестерова в медицину попала случайно. Долго работала в совхозе, потому его расформировали – пришлось искать другое место. В зрелом возрасте смена работы для многих – настоящее потрясение. Но Тамара Ивановна не упала духом. Знакомые предложили поработать санитаркой. С тех пор за 8 лет она ни разу не пожалела о своем выборе.

«Первое время было непривычно на новом месте. С какими только тяжелыми больными в реанимации не приходится работать! Действительно, крепкие нервы нужны. В основном здесь пациенты беспомощные лежат, за ними нужен особый уход. Чтобы тут работать, нужно жалеть людей. Если этого нет, лучше выбрать другую профессию», – считает Тамара Ивановна.

По словам женщины, новое место работы ее сильно изменило. «Стала больше жалеть пожилых. Вспоминаю своих родителей, которые тоже когда-то болели. Сама старенькой буду, может, и обо мне кто позаботиться», – улыбается она.

Когда коронавирус накрыл город, некоторые медики стали уходить в отпуск за свой счет. У Тамары Ивановны и мыслей таких не было. «Я в марте только с больничного пришла, людей в больнице не хватало. А кто будет пациентов спасать? Пусть работа моя незаметная, но никто вместо меня ее не сделает».

Сейчас Тамара Нестерова в отпуске, отправилась в гости к внуку в Новополоцк – полгода не виделись. Жизнь продолжается!



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

«Альтруизм и желание помочь ближнему – это у нас в крови», – признаются медики Могилевщины. В условиях пандемии коронавируса многим пришлось перестроить свою работу. Было сложно, но профессионалы знают, как побеждать любые болезни и вирусы. Сегодня они вспоминают случаи из практики, над которыми и доктор Хаус задумался бы.

Министерство здравоохранения на этой неделе награждает лучших медиков за многолетнюю плодотворную работу, высокий профессионализм, значительный личный вклад в развитие и совершенствование системы здравоохранения. Более 70 человек удостоены знака «Отличник здравоохранения Республики Беларусь», свыше 200 человек – Почетных грамот и Благодарностей Министерства здравоохранения.

С раннего утра в инструментальном цехе БелАЗа шумят токарные станки.

В 1950-60 годах массово распространилось подсолнечное рафинированное масло, и белорусская кухня сильно испортилась. А до этого даже блины и драники наши бабушки не жарили, а запекали. Смазывали сковороду жиром или салом, выкладывали тесто и – в печь. Белорусы в основном все тушили, томили, парили, запекали.