Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Совместный проект
>>>
Специальный проект
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Помним! Гордимся!

№19 от 07 мая 2020 года

Маленький солдат большой войны
Маленький солдат большой войны

...Именно так, вспоминая о том лихолетье, называет себя ветеран Великой Отечественной, участник операции «Багратион» и партизанского движения в Беларуси бывший заместитель начальника отдела вневедомственной охраны при УВД Мингорисполкома полковник милиции в отставке Михаил Соловей.

Путь в партизаны

В 1941 году Михаил окончил 7 классов в родной деревеньке Прудск Пуховичского района. К тому времени его отец уже умер, а старшая сестра вышла замуж и переехала в соседнее Заперинье. Спустя несколько дней после нападения гитлеровцев на нашу страну туда же бежали и Миша с матерью. В Прудске оставаться было нельзя: началась бомбежка, появились немецкие солдаты.

Вместе с друзьями-мальчишками Михаил помогал народным мстителям. Поэтому летом 1943 года тайный ночной визит комиссара партизанского отряда он воспринял спокойно. Понимал, что в Заперинье оставаться опасно – многие сельчане знали, чем Михаил занимался. А вдруг кто-нибудь выдаст немцам? Так в свои 17 лет Михаил  вместе с двумя товарищами оказался в партизанском отряде имени Н. А. Щорса, входившем в состав 3-й Минской бригады имени С. М. Буденного.

Партизанская жизнь всегда была трудной. Но люди знали, ради чего и во имя чего они сражаются.

– Искали места, где удобнее расположить отряды. Рыли большие землянки в лесу, обкладывали их бревнами, застилали соломой, сеном. Из металлических бочек делали печки, нагревали докрасна, выводили трубу наверх. Так и спасались. Едой обычно помогали жители близлежащих деревень, – рассказывает Михаил Степанович.

Минирование, подрывы, разведка

Несовершеннолетних ребят включали практически во все операции. Транспорта не было, а случалось, что и 20 километров за ночь требовалось преодолеть! Люди в возрасте не осилили бы, а молодежь не жаловалась.

– Помню, была большая операция, когда мы на Слуцком шоссе разбили крупную группу высокопоставленных немцев, отправлявшихся в отпуск в Германию, – вспоминает ветеран Великой Отечественной войны. – Наша бригада организовала засаду на шоссе. Это сейчас там все заасфальтировано, а раньше была булыжная дорога. Но нам это только на руку: камни выдирали и в образовавшееся углубление закладывали мины, присыпая песком. Когда вражеские машины начинали движение по дороге – тут же взлетали в воздух. Бой мы выиграли. И с задачей справились: оружие взяли. Но какой ценой... Четыре партизана на этой дороге лишились жизни. В том числе и председатель колхоза из моей деревни. Я, как земляк, должен был вернуть тела домой. А они ведь могли быть заминированы! Немцы знали, что мы своих не бросаем: ни живых, ни мертвых. Поэтому часто минировали погибших. Я постарался аккуратно веревкой замотать ногу убитого и медленно потянул, чтобы в случае взрыва не пострадать.

Также одна из главных ролей принадлежала нашему собеседнику в 43-м при подрыве немецкой базы вблизи железной дороги недалеко от Пуховичей.

– Разведка донесла, что туда начали привозить цистерны с горючим. Нам поставлена задача – взорвать, –  Михаил Степанович ту операцию запомнил хорошо. – Мы следили за ней сутками. Знали время обхода территории патрулями, охраной. Важна была каждая деталь. И вот решающая ночь. Подкрались. Начали копать траншею, так как база обнесена колючей проволокой, и это был единственный выход. Учитывая, что я был самый худой из группы, меня и отправили, чтобы точно смог пролезть. Дали мину с часовым механизмом, пополз я с ней к цистерне, прикрепил и вернулся. Отходим... Ждем взрыва. А его все нет. Уже все время вышло. Меня и спрашивают: «Как же ты так положил мину? Почему нет взрыва?!» Сильно я тогда испугался! Это ведь срыв операции! Да и мины с часовым механизмом очень ценили, ведь они были дорогие, привозили из Москвы. Прошло еще несколько мгновений и... взрыв! Ура! Не подвел!

Весна 44-го навсегда отпечаталась в памяти. Поступила команда взорвать мост, по которому можно было попасть в партизанскую зону.

– Мне доверили нести взрывчатку. Ее упаковали в деревянный ящик, а потом поместили в мешок, – отмечает Михаил Степанович. – Но мы попали в засаду. Пришлось отступать. Перекинув мешок за спину, спасаясь от пуль, я бежал в сторону леса. И только когда все партизаны собрались на поляне, заметил, что мешок-то насквозь изрешечен автоматной очередью! Даже ящик раскололся! До сих пор удивляюсь, как же сам жив остался. Но тогда было не до радости. Ведь как это так – не смог сберечь такой ценный мешок!

...Летом 1944 года солдат Соловей уже в составе Красной армии участвовал в освободительной операции «Багратион».

И был мир

После демобилизации в 1949 году Михаил Степанович остался в Минске, поступил на службу в милицию рядовым сотрудником. В столице встретил будущую жену. Молодых людей познакомили общие друзья-партизаны. Поженились. И живут душа в душу уже почти 65 лет. Вырастили дочку и радуются внучке.

...В 1965 году Михаил Соловей окончил Высшую школу МВД РСФСР и получил высшее юридическое образование. В 55 лет  вышел в отставку в должности заместителя начальника отдела вневедомственной охраны при УВД Мингорисполкома в звании полковника милиции. На парадном офицерском кителе ветерана сияют орден и медали. Каждая награда хранит в себе историю... Историю Победы.

 

 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Вечером 8 мая 1945-го получаем распоряжение: прекратить продвижение. Это было в городе Грац западней Вены. А рано утром 9-го слышим: «Конец войне!». Ликованию не было предела. Все целовались, прыгали, плясали, обнимались, плакали, шлемы подбрасывали, стреляли вверх. Откуда ни возьмись, появилась водка, хорошая закуска, в том числе и американская тушенка.

В партизанском лагере у семилетнего Владимира Будая было «особое задание»: «Мы с дядей Геней слушали «Последние известия» из Москвы, а затем я ходил по землянкам и рассказывал их».

Главным оружием против фальсификации и подтасовки истории являются документы и факты. Сделать их достоянием общественности – единственный способ противостоять переписыванию событий.

Фронтовая переписка лежит в основе трогательного проекта на сайте БЕЛТА «Судьбы, сложенные в треугольник». Его реализуют в год 75-летия Великой Победы Белорусское телеграфное агентство и Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны. Чтобы узнать более подробно о судьбах авторов сокровенных фронтовых писем, мы встретились с их родными.