Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Рекламная игра
>>>
Конкурс
>>>
Совместный проект
>>>



Победы

№15 от 09 апреля 2020 года

Прощай, оружие!
Прощай, оружие!

История о том, как витеблянин Виталий Руткевич получил Нобелевскую премию мира.

Идеальный кандидат

Имя Виталия Руткевича, десять лет инспектировавшего по всему миру объекты по уничтожению химического оружия, мало кто знает. Однако в том числе благодаря ему и его коллегам на Земле стало в разы меньше такого оружия.

На днях мне удалось познакомиться с Виталием Здиславовичем. Нашелся подходящий повод: в апреле отмечает день рождения Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), в которой он работал с 1998 по 2008 год инспектором. Сейчас Виталий Руткевич – заместитель директора – главный инженер завода «Полимир» (Новополоцк).

Как в конце 1990-х  ему удалось попасть в международную организацию, действующую под эгидой ООН?

– Когда поступило предложение участвовать в отборе на работу в ОЗХО, я, конечно, согласился, но думал, что не пройду, – признается Виталий Здиславович. – Английский – только со словарем: анкету помог заполнить заводской переводчик.

Однако к тому времени за плечами Руткевича было законченное с отличием Саратовское высшее военное инженерное училище химической защиты и десятилетний трудовой путь от инженера-стажера до заместителя начальника ПО «Полимер».

Тем не менее Виталию Руткевичу предложили ехать в Гаагу – штаб-квартиру ОЗХО. Вначале на пять месяцев – для подготовки к работе инспектором.

Прибыв в Нидерланды, Виталий изучал английский и особенности инспекционного дела, отравляющие вещества, технологии их изготовления, применения и уничтожения. Вскоре стал квалифицированным экспертом заводов по производству и уничтожению химического оружия, баз его хранения, а также разных объектов химической промышленности.

Ко времени переезда в Нидерланды Виталий был уже женат. В семье подрастали дочь Алеся и сын Здислав. Легкие на подъем Руткевичи быстро собрали чемоданы и через несколько дней уже были в Гааге – вселялись в новую квартиру...

Первые пару лет за границей дались непросто. Жена Марина, пока сын был маленьким, сидела с ним дома. Дочь училась в международной школе и параллельно (дистанционно) в родной Новополоцкой, куда ездила с родителями раз в в полгода – сдавать экзамены. Когда сын подрос, его определили в школу при российском посольстве и в местную британскую (Вritish school). Марина растила детей, а Виталий практически не бывал дома.

Контроль – 24 часа в сутки

За 10 лет работы в Организации по запрещению химического оружия Виталий Руткевич принял участие в почти 60 инспекциях.

– Каждая командировка – от нескольких дней до семи недель. Самые длительные – на заводы по уничтожению химического оружия, – вспоминает Виталий Здиславович. – На выездах инспекторы посменно, 24 часа в сутки, следили за процессом утилизации оружия. До тех пор, пока не была «пущена под нож» вся партия. Остатки, если таковые были, передавались на склад. Семь недель работала одна группа, потом другая и так далее. До двух недель уходило на инспектирование бывших заводов по производству химического оружия и баз его хранения.

В целом Виталий Руткевич провел больше трех лет на объектах, подлежащих проверке в соответствии с Конвенцией. Международный инспектор от Беларуси побывал почти на всех предприятиях США и России – самых крупных обладателей химического оружия. Только на заводе американского штата Юта он проработал в целом около 350 дней. В списке объектов инспектирования были и заводы, склады, объекты утилизации в Аргентине, Индии, Иране, Турции, Китае, Японии, Новой Зеландии.

В Новополоцк Виталий Здиславович и его семья вернулись в 2008 году. ОАО «Полимир» ждал своего специалиста.

– Все химическое оружие практически уничтожено. Только в США осталось всего ничего. И там этот процесс завершается, – отмечает наш собеседник. – Теперь у

ОЗХО главная задача – контроль за мировой химической промышленностью, предприятиями, производящими и использующими вещества так называемых трех списков. Например, в №2 входят те, из которых можно в один шаг кустарным способом сделать химическое оружие. Так в свое время поступила секта «Аум-Сенрикё», распылив отравляющие вещества в токийском метро. Ее лидеры были казнены в 2018 году.

Когда в 2013 году Нобелевский комитет присудил ОЗХО премию мира, руководство международной организации решило прилагающиеся к награде деньги направить на дальнейшую работу по уничтожению и контролю за химическим оружием. А всем сотрудникам были выданы именные сертификаты Обладателя Нобелевской премии в составе организации. Один из них получил и Виталий Руткевич.

И Хейердала видал

Именной сертификат, обрамленный в красивую рамку, напоминает Виталию Здиславовичу не только о его суровых буднях эксперта, но и о товарищах, с которыми следили за уничтожением оружия, а также о странах, в которых удалось побывать.

– Во время выполнения миссии мне посчастливилось ознакомиться со многими достопримечательностями Земли, – рассказывает наш собеседник. –  Я видел Гранд-Каньон в Аризоне (США), Великую Китайскую стену, гору Фудзияма (Япония), норвежский музей знаменитого путешественника Тура Хейердала – там встретил самого мореплавателя. Бывал в Долине гейзеров (Новая Зеландия) и много где еще.

Обо всем этом Виталий Руткевич вспоминает, «встречаясь» в «Фейсбуке» со своими сослуживцами по ОЗХО из разных стран. Такой вот интересный жизненный путь может начаться со школьной скамьи – с обычного увлечения химией...

– Химия – это драйв и поэзия: превращение одних веществ в другие можно назвать волшебством, только не однообразием, – утверждает Виталий Руткевич.

Фото из архива Виталия РУТКЕВИЧА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Помните, в детстве взрослые коварно спрашивали: кого ты любишь больше – маму или папу? Многие из нас не могли ответить.

В минувший вторник в Центральном Доме офицеров состоялось награждение победителей и участников конкурсов на лучший детский рисунок «Беларусь непокоренная» и фоторабот «Беларусь помнит», посвященных 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков.

В Гродно состоялись сразу четыре чемпионата по пожарно-спасательному спорту.

Мечта почти каждой маленькой принцессы — стать королевой, когда вырастет. Но примерить корону случается далеко не каждой.