Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Совместный проект
>>>
Специальный проект
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Социум

№13 от 26 марта 2020 года

Дать себе ШАНС
Дать себе ШАНС

Мария сразу соглашается на интервью. Но на условиях анонимности. Объясняет: не хочет проблем в школе для своих детей да и на работе не знают о том, что она – алкоголик. Есть и еще одна причина: женщина не уверена, что завтра или через год–десять лет она не сорвется. От алкоголизма ведь не излечиваются. Но с этой болезнью можно жить. «Каждый по-своему приходит к трезвости. Мне помогли встречи анонимных алкоголиков и добрые люди, которых посылала судьба. Может, кому-то поможет и моя история. Ну, с чего принято начинать исповедь?» – спрашивает собеседница
и обращается к своему прошлому.

«Выпить могли ради прикола»

Родители Маши всегда были заняты личной жизнью. Поэтому девочку воспитывала бабушка. Школьница приходила после уроков и сразу бежала во двор к друзьям. С ними было позволительно все. В 12 лет попробовала сигареты – хотелось казаться взрослее. «Лет в 16 с девчатами ради прикола могли попить пива перед дискотекой, – глядя в окно, рассказывает Мария. – Сказать, что мне понравился эффект? Нет. Я пила не потому что хотелось, а потому, что так делают все. Потом вышла в 18 лет замуж. Через год родилась дочка».

Маша с мужем поначалу были вполне обычной семьей: оба работали, встречались с друзьями, в выходные выезжали на шашлыки. А потом молодой отец запил. Не ночевал дома. Пара развелась. Позже бывшие супруги решили реанимировать семью. Мария родила мальчишек-близнецов. Но даже трое родных детей не смогли стать для их отца важнее алкоголя. Мария ушла от бывшего мужа и стала работать в две смены. Благо старшая дочь уже подросла и помогала с воспитанием братьев.

«Я ведь бедная-несчастная»

А потом... Когда сыновьям было всего три с половиной года, совершенно неожиданно в запой ушла сама Мария. Три дня пила. Когда пришла в себя, то испугалась. Но довольно быстро оправдала свое состояние стрессом: мол, она же бедная-несчастная, столько всего на нее свалилось! Осталась одна с тремя детьми! Как тут не запить? Потом был повторный запой, о котором узнали на работе: он не ограничился выходными. Отправив детей к свекрови, она пила. Но если бы кто-то тогда назвал ее алкоголичкой, Маша рассмеялась бы в ответ.

«Это было начало страшного»

Мария уверена: алкоголиками не рождаются. Ими становятся. И очень тяжело принять это заболевание по отношению к себе. После прогулов ей нужно было лечь в наркологический диспансер, чтобы получить больничный. «Пришла туда с убеждением, что все там алкоголики, а я – нет. Мне просто нужен был больничный, – вспоминает она. – В диспансере отлежала несколько дней. Закодировалась. Мою семью отметили аббревиатурой СОП (социально-опасное положение). Какой же это был позор! Помню, принесла больничный лист на работу... и сразу убежала. В нем ведь написана причина моего отсутствия. Стыдно было».

Однажды ее пригласили в Социально-педагогический центр тракторного завода. В тот вечер темой обсуждения была алкогольная зависимость. Каково же было удивление Марии, когда вместо опустившихся пьяниц она увидела красивых молодых женщин, которые рассказывали о том, как, перебравши, спали на остановках общественного транспорта, как у них органы опеки изымали детей.

«Слушая эти рассказы, была убеждена, что меня это не коснется. Я так не опущусь, да и дети были со мной. Тогда еще были… – видно, что на эту тему Марии говорить тяжело. – На самом деле я с этими женщинами была на одной ступени. С одним заболеванием. Не знаю почему, но сразу согласилась на участие в группе анонимных алкоголиков. Там же впервые услышала про программу «12 шагов». Но к ней не была готова. Поэтому и на групповые занятия перестала ходить… Вот так я пять лет была в водовороте: мою семью признавали находящейся в социально опасном положении и ставили на учет – снимали с учета. Даже умудрилась выйти замуж второй раз. И опять развестись.

Три недели после расставания со вторым мужем пила без остановки. Была худая, синяя, страшная. Водка, коньяк – литрами! Около 800 рублей пропила. Детей, чтобы не видели всего этого, а возможно, чтобы не мешали мне пить, отвезла к свекрови. И это было начало моего страшного конца».

«Призналась, что я – алкоголик»

Сыновья Марии как раз должны были идти в первый класс, когда летом их вместе с сестрой забрали в приют. И это как током ударило Марию. Она сразу решила: детей надо вернуть! Пока на это есть хоть маленький шанс! «Помню, прихожу домой, сажусь на пустую кровать и рыдаю. Это жутко, когда остаешься в квартире одна, – даже спустя несколько лет у моей собеседницы появляются слезы на глазах. – И тогда я начала учиться жить без выпивки. Психолог, группы анонимных алкоголиков, новая работа, сотрудничество с ИДН Партизанского РУВД. По несколько раз в день ездила к детям. Решила пройти программу «12 шагов». Теперь я уже могла это сделать. Стала честной с собой. Призналась, что я – алкоголик».

Жить дальше

Мария не пьет четыре года. Вернула детей. Вышла замуж в третий раз. Не так давно в их дружной семье родилась маленькая дочка. Спиртного дома нет. Зачем искушать судьбу? Уютная квартира наполнена детским смехом и ароматом свежеиспеченных булочек. Приятная суета, проверка уроков с ребятишками, прогулки, работа... Теперь Мария счастлива.

P.S. В свободное время наша собеседница в качестве инструктора ходит на встречи анонимных алкоголиков, где рассказывает свою историю. А вдруг поможет? Вдруг кто-то поверит в себя и вернется к трезвости.

Шаг за шагом

Программа под названием «12 шагов» разработана в США в 1932 году. С тех пор она практически не изменялась, что говорит о ее результативности и эффективности. Программа помогает зависимому осознать саму суть проблемы, найти ее источник, а затем вновь обрести смысл существования. В человеке открываются возможности к самоанализу. Каждый из шагов программы имеет свое значение. Переход на следующий этап осуществляется, когда зависимый полностью освоил предыдущий.

Идеи программы:

  • зависимость развивается не из-за самого человека, она основывается на его неудовлетворенности своей жизнью;
  • каждая зависимость – своего рода хроническая болезнь, но, если желает больной, ее можно контролировать;
  • зависимость от различных препаратов – один из признаков значительных душевных потрясений, травм;
  • тот, кто страдает от зависимостей, крайне уязвим для прочих пагубных пристрастий. Поэтому специалисты предпочитают прибегать в своей практике к миннесотской модели, которая исключает медикаментозное лечение;
  • ответственен за успех освобождения от пристрастия сам зависимый: в корне всей программы – воля человека возвратиться к полноценной жизни;
  • рекомендовано участие родственников и друзей в курсе лечения зависимости.

Коментарий

Старший участковый инспектор ИДН Партизанского РУВД г. Минска капитан милиции Дмитрий Юсько:

–  Признание детей, находящихся в социально опасном положении (СОП) – это не «наказание» на всю жизнь. Это, в первую очередь, желание и необходимость помочь семье. Навстречу ей идут психолог, врач-нарколог, сотрудники милиции и учреждения образования. В зависимости от ситуации ребенок признается находящимся в СОП на три месяца, на полгода и на год. Дальнейшее уже зависит от родителей. Когда исключаются все неблагоприятные условия (улучшились санитарные нормы, появились продукты питания, нет бытовых конфликтов, родитель перестал употреблять спиртные напитки и т.д.), проводится координационное собрание в администрации района и принимается решение об исключении данного несовершеннолетнего из районного банка данных детей, находящихся в СОП.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В жизни бывают разные события. Кто-то плачет, кто-то танцует, кто-то пьет.

 Рынок недвижимости ожил после пандемии.

Дни выездного донора стали традиционными на белорусских предприятиях.

Главной причиной для ограничения или запрета  купания становится превышение содержания в воде E.coli (разновидность кишечной палочки, которая при определенных условиях может вызывать отравления). Особенно опасным оно может быть для детей.