Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Совместный проект
>>>
Конкурс
>>>
Рекламная игра
>>>



Культура

№12 от 19 марта 2020 года

Олег Ивенко: «На роль НУРЕЕВА меня посоветовал Цискаридзе»
Олег Ивенко: «На роль НУРЕЕВА меня посоветовал Цискаридзе»

Премьер Казанского балета и звезда фильма Рэйфа Файнса «Нуреев. Белый ворон» Олег Ивенко посетил Минск с благородной миссией: открыл специальный балетный класс для людей с инвалидностью в частной школе Ballet Studio. И станцевал на сцене Большого театра оперы и балета Беларуси партию Базиля в легендарном «Дон Кихоте». О том, почему в свое время Олег выбрал именно белорусскую столицу для продолжения обучения балету, неожиданной стрижке «под Нуреева» еще до утверждения на роль в фильме и том, как участие в съемках изменило танцевальный стиль Ивенко, мы поговорили с талантливым артистом.

– Олег, как начинался ваш путь в мир большого балета?

– Маленьким ребенком мама привела меня в подготовительную танцевальную группу, где я все буквально моментально «словил» и дальше мне было просто неинтересно. Преподаватель кружка посоветовала нам Харьковскую хореографическую школу, предположив, что такому живчику, как я, там самое место. Мне повезло: совершенно случайно попал к лучшему педагогу школы – Елене Петровне Соловьевой. Только потом мне стало известно: количество желающих обучаться у нее было столь велико, что записывались на занятия чуть ли не за год до их начала. Я до сих пор восхищаюсь педагогическим талантом Елены Петровны. Она старалась раскрыть нас прежде всего как настоящих драматических артистов, поддерживала и вселяла уверенность в то, что можно сделать больше, «вытряхивая» из нас всевозможные комплексы и зажимы. И, конечно, прививала любовь к танцу. Так начинался мой творческий путь. Он не был легким, ведь изначально я не имел всех необходимых физических данных для занятий балетом. Мне пришлось пройти через боль, внутренние переживания и обиды.

– Почему после окончания хореографической школы в Харькове решили продолжить обучение в Минске?

– После хореографической школы нам было предложено обучение в Киеве, Минске и Перми. В основном все выбрали Пермское хореографическое училище – там сильная академическая база. Мне же захотелось продолжить учебу в Минске, потому что именно там получал образование мой кумир – Иван Васильев. Я мечтал познакомиться с ним. Однако к моменту моего поступления он закончил обучение. В Белорусском государственном хореографическом колледже я попал на курс к замечательному педагогу Сергею Ивановичу Пестехину. В психологическом плане этот период был для меня непростым, я очень скучал по родителям и домашнему теплу.

– Как сложилась ваша дальнейшая творческая судьба?

– К окончанию колледжа у меня были различные варианты трудоустройства: Венская государственная опера, Национальная опера Украины, Большой театр оперы и балета Республики Беларусь. Однако мудрая судьба готовила для меня свой сценарий. На фестивале училищ в Казани меня заприметил художественный руководитель Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля Владимир Яковлев. Мы обменялись контактами. Интуиция подсказывала, что Казань – город, где мне хотелось бы жить и творить. Поэтому написал письмо Яковлеву, в котором выразил желание работать
в Казанском театре. Буквально через два часа я получил приглашение приехать.

– А как вы попали на главную роль в фильме знаменитого британского актера и режиссера Рэйфа Файнса «Нуреев. Белый ворон»?

– Меня через соцсети пригласили пройти кастинг на главную роль в этом фильме. В Казань приезжали кастинг-директора – познакомиться со мной и отснять некоторые видео. Затем Рэйф пригласил в Санкт-Петербург на скрин-тест, где меня без предупреждения начали стричь под Рудольфа Нуреева. У меня был шок! Но.. до сих пор хожу с этой прической. Оказалось, она мне очень идет (смеется). Я пообещал себе, что на скрин-тесте выложусь по полной, потому что всегда мечтал сниматься в кино. Позже узнал: оказалось, Николай Цискаридзе посоветовал мою кандидатуру Рэйфу Файнсу как наиболее органичную для роли Рудольфа Нуреева.

– Где проходили съемки?

– В Санкт-Петербурге, Франции и Сербии. Во Франции я потерял паспорт. Была ночная съемка, утром мы планировали улетать. В результате вся съемочная группа вылетела из Франции, а мы с ассистентом остались искать мой паспорт. В полном отчаянии зашел в местную православную церковь, поставил свечи, и вдруг мне позвонили: паспорт нашелся. Оказалось, ассистенты просто забыли отдать его мне в суматохе ночных съемок… Надо заметить, что с Парижем у меня особый роман: то чемоданы теряются, то костюмы не приходят (смеется).

– Рудольф Нуреев обладал феноменальной «кошачьей» пластикой, которая завораживала зрителей. Насколько сложно оказалось ее повторить?

– Это было нелегко. Поначалу думал, что именно игровые сцены станут для меня самыми сложными, но оказалось – балетные. Мы очень много работали над пластикой и ее подачей, а также харизмой и энергетикой, присущими Нурееву. Опыт работы в кино раскрыл во мне внутреннюю энергию. Теперь я танцую совсем по-другому.

– Олег, вы сотрудничаете с Объединенной программой ООН по ВИЧ/СПИД (ЮНЭЙДС) в Беларуси. В каком качестве и в чем заключается ваша миссия?

– Я выступаю как член Фонда Рудольфа Нуреева и лицо компании ЮНЭЙДС #ИскусстводляЗдоровья. Моя задача заключается в том, чтобы рассказывать людям, что ВИЧ не нужно бояться, с ним можно бороться. Необходимо поддерживать тех, кто столкнулся с коварной болезнью, и относиться к ним как к полноценным людям, не подвергая осуждению и дискриминации. Нужно больше внимания уделять своему телу и периодически проходить тесты на ВИЧ, ведь никогда не можешь знать наверняка: болен ты или нет.

Ольга ДЕМЕНЧУК



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Вторая ассоциация связана с Минском. Дело в том, что в далеком 1962 году я некоторое время находился на киностудии «Беларусьфильм». Однажды в городе стоял очень густой туман. Из-за него соседних домов не было видно. И вдруг заметил сияние окон гостиницы от восходящего солнца, которое пронзило туман. Это была очень красивая картинка, я стоял как заколдованный.

С Беларусью связана кровно: моя бабушка, мама отца, родом из Речицы Гомельской области. В Минске много лет жили бабушкины родные братья и их потомки. Да и сама бабушка там жила какое-то время, когда деда перевели на службу в Минск с Дальнего Востока.

Апошняя сцэна спектакля – прызнанне ў пачуццях цацкі мядзведзіка свайму юнаму сябру – сціснула горла: «Я цябе люблю. Я цябе люблю. Я цябе люблю…».

«Ошибки, которые люди считают ошибками, часто вовсе такими не являются. Помните Макмерфи, героя книги «Над кукушкиным гнездом»? Он хотел выломать раковину из стены, но не смог. И вот он уходит из комнаты, все эти ребята смотрят ему вслед, а Макмерфи оборачивается и говорит: «Но я хотя бы попытался, черт возьми!». Иногда я думаю, что это отлично подошло бы для моей эпитафии». Кирк Дуглас