Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Конкурс
>>>
Совместный проект
>>>
Рекламная игра
>>>



ЭКОлогика

№45 от 07 ноября 2019 года

Разделяй и властвуй!
Разделяй и властвуй!

Без мусорной корзины, как Беа Джонсон, о которой уже писала, моя семья пока обойтись не может. Зато я со всей ответственностью подошла к разделению мусора. И теперь у меня на кухне под мойкой стоят целых три урны– для бумаги, пластика и общих отходов. Отдельно собираю стеклянные бутылки, которые потом отношу в контейнеры для стекла. Казалось бы, все довольно просто устроено: пластик в желтый контейнер, бумага – в зеленый... Однако и в этом деле есть свои нюансы. Как и все новички, я почти сразу начала делать самые распространенные ошибки.

Во-первых, не знала, что в контейнер для бумаги нельзя класть чеки, спичечные коробки, обои и ламинированную продукцию. В общую корзину также идут упаковка пищевых товаров, в которой есть дополнительный слой фольги или пластика.

Во-вторых, особые правила существуют для пластика. Например, если ПЭТ-бутылки идут на переработку, то крышечки от них нужно собирать отдельно – теперь мы их относим в супермаркет возле дома, где стоят контейнеры от волонтерской организации «Новая жизнь в обмен на крышечки». Их продают спецпредприятиям, а собранные деньги отправляют на лечение больных детей.

Пластик тоже бывает разный. И далеко не весь идет на переработку. В общий мусор попадают ватные палочки, зубные щетки, ПВХ-этикетки, одноразовая посуда. Пока в нашей стране востребована лишь тара с маркировкой PET, помеченная цифрами 1,2,4,5. Узнав об этом, решила покупать продукты исключительно с этими цифрами на этикетках.

На днях с мужем стоим в очереди за орешками. Бумажные пакетики у продавца закончились. А в тонкие полиэтиленовые мы не хотели брать. «Возьмем в упаковке, на ней «5» стоит», – говорю мужу. Он поворчал: «Они же в полтора раза дороже!». Но согласился и купил. В этот же день повезло приобрести сметану с оттиском пятерки на донышке. Но радость моя была недолгой. Оказывается, даже нужные цифры на стаканчике не значат, что он пойдет на переработку!

– Важно не только то, какой цифрой пластик промаркирован, но и степень его загрязненности, толщина материала и возможность понять на сортировочной линии, что это за вид пластика, – разъясняет специалист программы по отходам Центра экологических решений Наталья Блыщик.

Какая упаковка будет отобрана ловкими руками сортировщиков, зависит от требований переработчика. В Минске, например, выбирают прозрачные и цветные пластиковые бутылки, плотные пластиковые пакеты, алюминиевые банки, стеклянные банки и бутылки, твердый пластик в виде канистр, бутылок от косметики и бытовой химии, картонные коробки, частично тетра-пак.

– Что касается, например, пластиковых стаканчиков с маркировкой «1» (он же «РЕТ», «РЕТЕ» или «ПЭТ») – они сделаны из того же пластика, что и бутылки для напитков, но слой материала намного тоньше. Теоретически переработать его реально. Но для этого нужно перенастраивать оборудование. Компания-переработчик готова это сделать только в случае, если соберется большая партия – грузовик спрессованных стаканчиков или контейнеров от яиц без примесей иного пластика, – говорит специалист. – Поэтому такая тара часто и не попадает на переработку. В этом и состоит одна из актуальных сегодня проблем: законодательно невозможно обязать производителей делать упаковку только из «РЕТ», а это могло бы предотвратить путаницу, упростило бы сортировку, позволило бы собирать большие партии РЕТ-сырья и передавать его на переработку.

Так что мой пакетик с дорогими орешками оказался хорошим уроком на будущее.

Получается, если в вашем дворе установили контейнеры для раздельного мусора, – рано радоваться. Многое зависит от того, куда попадет дальше вторсырье из этого контейнера. Ведь не каждый переработчик имеет оборудование для того или иного вида пластика.

– Наше предприятие занимается сбором и заготовкой вторичного сырья, в том числе пластмассовых изделий, извлечением его из ТКО на линиях сортировки и частично переработкой. Перерабатываем ПЭТ-бутылку, – рассказывает главный инженер минского предприятия «Экорес» Игорь Сухаревич. – То, что не можем переработать сами, реализуем другим предприятиям. Мы заготавливаем то сырье, ту тару, которые востребованы на рынке переработки. Некоторые виды пластика (одноразовая посуда, например) не востребованы, так как отсутствуют объекты по их переработке. Вместе с тем, при наличии спроса мы готовы организовать их извлечение из ТКО на линиях сортировки.

На сегодняшний день в столице действуют четыре линии сортировки отходов: на заводах УП «Экорес», УП «Спецкоммунавтотранс» и на полигоне ТКО «Тростенецкий». Самые крупные мусороперерабатывающие заводы страны находятся в Могилеве, Бресте и Гродно. К ним попадает более 80% всех собранных на переработку ПЭТ-бутылок в стране.

– В процесс перехода на правильную переработку мусора должны быть вовлечены и государство, и предприятия, и люди. У нас пока получается так, что необходимые технологии есть, а экономика не складывается, – комментирует директор могилевского предприятия по переработке отходов «РеПлас‑М» Денис Католиков. – Мы работаем с привычной тарой. На сортировочной линии никто не будет изучать маркировку каждого стаканчика из-под сметаны или йогурта, у работников просто нет на это времени. Часто получается, что сегодня этот стаканчик из полипропилена, а завтра его производитель сделает из полистирола, потому что так дешевле. Нет постоянства. К тому же нередко этикетка такой продукции делается из ПВХ – это очень токсичный материал, даже если один грамм ПВХ случайно попадает в общий контейнер для переработки, то весь материал пойдет в брак.

По словам Дениса Католикова, в этом году их предприятие стало выпускать свои лотки для яиц. Раньше их было трудно идентифицировать – прозрачные емкости из полипропилена и полистирола выглядят совершенно одинаково. «Мы покрасили наши лотки в коричневый и зеленый цвета – так их легко отличить, когда они снова попадут к нам на конвейер. Эта упаковка отправляется на переработку до 8 раз», – говорит Денис Александрович.

Хороший пример подает Гродненский завод по утилизации и механической сортировке отходов, занявшийся переработкой упаковок от яиц и тортов, из которых не так давно даже сделали тротуарную плитку на парковках во дворах областного центра.

Будем честны: вряд ли упаковка от орешков, чипсов или шоколадок попадет на переработку. Востребованы плотные пакеты, в которые упаковывают, например, рыбу. А мелкие, несмотря на «5», все равно пойдут на общий полигон… Тем не менее, и экологи, и переработчики настоятельно рекомендуют выбрасывать такой мусор в желтый контейнер. Лучше уж выбросить лишнее, чем вообще не заботиться о планете. А еще лучше – покупать меньше одноразового. Тогда, возможно, когда-нибудь что-то изменится…

Фото Оксаны МАНЧУК, БЕЛТА

На сегодняшний день в столице действуют четыре линии сортировки отходов: на заводах УП «Экорес», УП «Спецкоммунавтотранс» и на полигоне ТКО «Тростенецкий». Самые крупные мусороперерабатывающие заводы страны находятся в Могилеве, Бресте и Гродно. К ним попадает более 80% всех собранных на переработку ПЭТ-бутылок в стране.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Большинство из нас серьезно отнеслись к коронавирусу: мы обрабатываем руки по многу раз санитайзерами, надеваем маски в общественных местах и не ходим в гости.

Компост – это вещество, полученное в результате разложения органических отходов растительного и животного происхождения. По сути, это земля с улучшенными свойствами, богатая азотом, кальцием, фосфором и другими полезными минералами.

В Беларуси около 300 электромобилей и около 80 электрокаров «Тесла».

Мой трехлетний ребенок в этом году уже дорос до такого праздника, как Новый год, и с нетерпением ждет подарков под елкой.