Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте разберемся!
>>>
Конкурс
>>>
Малая родина
>>>



Культура

№44 от 31 октября 2019 года

«На «Мосфильм» я попала через забор»
«На «Мосфильм» я попала через забор»

Популярная российская актриса Дарья Повереннова дебютировала в кино еще студенткой, снявшись в американском телесериале Залмана Кинга «Дневники «Красной туфельки». В России и Беларуси она стала известна после выхода сериала «День рождения Буржуя», где сыграла сестру главного героя Веру. Чтобы поговорить с Дарьей о ее самой сложной роли, об актерской династии предков и впечатлениях о Голливуде, корреспондент «7 дней» встретился с актрисой дважды: на Международном фестивале искусств «Славянский базар в Витебске» и Открытом российском кинофестивале «Кинотавр».

– Дарья Владимировна, как считаете, вам с детства суждено было играть в кино и на сцене, потому что вы из знаменитой актерской династии?

– Я актриса в третьем поколении. Моя бабушка Надежда Захаровна Тышкевич была балериной в Киевском театре оперы и балета. Дедушка Сергей Лукьянов народный артист РСФСР, его старшее поколение помнит по роли Гордея Ворона в фильме «Кубанские казаки» и роли Матвея Журбина в картине «Большая семья». Его моя бабушка очень любила, ласково называла Сережей. Дед рано поседел, по-этому во всех знаменитых фильмах использовал накладку на волосы. А зрители думали: ах, какие у Сергея Лукьянова красивые, густые, темные волосы!

Моя мама Татьяна Лукьянова – актриса театра на Таганке. Она развелась с папой, и я жила в женском царстве. Поэтому с детства привыкла все делать сама и рассчитывать только на себя.

Мама часто брала меня в театр. Ее гримерка располагалась в самом конце коридора, в ней всегда было людно, потому что была рассчитана на восемь актрис. Я наблюдала украдкой за ними и тайком красилась тушью, в которую нужно было сначала плюнуть, а потом растереть щеточкой.

Во время спектакля мама сажала меня за кулисы рядом с помощником режиссера и просила его слушаться. Для меня тогда не существовало народных и заслуженных. Все были дяди Вити, тети Нины. Они относились ко мне внимательно. А когда выходили на сцену, преображались и становились совсем другими. Это перевоплощение завораживало. Еще нравилось, когда к бабушке приходили подружки и страстно играли в карты.

– Как вы в 17 лет попали в кино?

– Мама училась в Щукинском, поэтому и я хотела поступить только в это училище. У нее там было много друзей, у меня тоже. Но перед поступлением я запретила маме помогать мне и в результате провалилась на экзаменах. Однажды позвонил сын Аркадия Арканова, мой друг Василий, и рассказал, что Александр Наумович Митта собирается снимать совместный с иностранцами фильм и ему нужен помощник режиссера со знанием английского языка. А я английский знала хорошо. Вася дал мне номер Митты. Представляете, каково это – бывшая школьница звонит знаменитому режиссеру? Но я набралась смелости: «Здравствуйте, Александр Наумович! Я Даша, хорошо знаю английский, окончила школу и хотела бы с вами поработать помощником режиссера».  Митта дал номер своей помощницы Ольги. Она, в отличие от Александра Наумовича, была удивлена, что мне всего 17 лет, но сказала прийти завтра на проходную «Мосфильма», где для меня выпишут пропуск.

С волнением ждала назначенного времени. А когда пришла на проходную «Мосфильма», стали спрашивать, в работе над какой картиной принимаю участие. А я не знала названия фильма. Тогда спросили номер съемочной группы, я и этого не знала. Словом, меня на «Мосфильм» не пустили. В отчаянии вышла с проходной. Иду, расстроенная, вдоль забора киностудии... И вдруг меня осеняет – перелезу через ограду! В результате в назначенное время все же оказалась в 333-й комнате у помощницы Митты. Уже позже она призналась, что в тот день не заказывала для меня пропуск – уж очень Ольгу смутил мой возраст.

– Не разочаровались в выборе профессии?

– Нет, но однажды засомневалась в правильности этого выбора. Это было в 1990‑е, я уже стала студенткой. Побывала на «Мосфильме», где работала с Миттой за несколько лет до того, и отметила, что  коридоры киностудии опустели. В то время и театры пустовали... Людям было не за что купить еду, какие тут театры?  И вот тогда заколебалась: правильный ли выбор сделала.

К счастью, дальше размышлений дело не пошло, и уже сейчас могу сказать: выбор был правильным. Мне до сих пор нравится моя профессия. Несмотря на то, что много лет снимаюсь и играю на сцене, я еще не наигралась. И это прекрасно! Ведь есть замечательные актеры, которые устали от своей работы. Например, моя подруга Таня Догилева, которая говорит: «Я уже не хочу играть в современном кинематографе. В советское время он был качественный, в нем хотелось играть, поэтому советские фильмы до сих пор пересматривают. А сейчас качество сценариев в разы хуже, нет материала, с которым хотелось бы работать. Да и режиссеров, у которых хотелось бы играть, все меньше».

– В вашей фильмографии 70 ролей, работа над какими наиболее запомнилась?

– Самый большой зрительский успех имели «Бригада» и «День рождение Буржуя». Но для меня особо запомнились съемки в дебютном фильме Екатерины Двигубской «Опасные танцы». В этой картине я сыграла руководителя балетной студии. Конечно, в детстве занималась хореографией, но с тех пор прошло много лет, поэтому работа над этой ролью была для меня своеобразным вызовом. Сыграть достоверно успешную артистку, руководителя балетной студии, не занимаясь балетом, очень сложно. Я тщательно готовилась к съемкам, пересмотрела несколько документальных фильмов о балете, ходила на мастер-классы в Большой театр.

Очень помог фильм «Пленники Терпсихоры» о руководителе театральной студии Людмилы Сахаровой. Из фильма  взяла несколько реплик для себя. Некоторые черты самой Сахаровой стали чертами моей героини. Она могла и шлепнуть, и отругать, но при этом очень любила своих учениц. Героиня получилась жесткая и совершенно непохожая на меня.

– Как считаете, почему российский кинематограф не пользуется таким спросом у нас и на Западе, как американский?

– Я бывала на экскурсии и мастер-классе в одном из павильонов в Лос-Анджелесе и поняла, что мы все время догоняем американцев. В том числе и в технологиях. Поразилась количеству различных приборов, которые используются у них для съемок. А сколько там павильонов, вы не представляете! Меня ошеломили огромные города декораций, которые не убирают после съемок, а используют в других проектах. Так что пока мы здорово отстаем от американцев.




Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Оруэлл считал, что «быть честным и оставаться в живых – это почти невозможно». Я с ним согласен. Ты каждый раз идешь на какие-то мелкие предательства – самого себя, любимой, друзей, государства. Редкие люди имеют смелость и мужество говорить то, что думают, независимо от мейнстрима. Оруэлл и умел, и смел.

«Изначально я видел в роли Владимира Ильича только Миронова и даже ему сказал: «Женя, если ты не согласишься, то я не буду снимать картину»

«Я все воспринимаю как вызов, челлендж. Не бывает черных полос – это просто нормальное течение жизни».

Кресло Урганта, подарки Якубовичу и безразмерные студии: что показывают туристам в «Останкино»