Интересный собеседник

№40 от 03 октября 2019 года

Сделать шляпку из ничего
Сделать шляпку из ничего

«Легко!» – улыбается гомельчанка Ольга Шулико, парируя мой шутливый вопрос. Она стала модисткой 7 лет назад. Сейчас ей 57, и этим летом во Франции высокое жюри шляпного фестиваля присудило ей первую премию в номинации «Ручной войлок». Браво, соотечественница!

Ольга родилась на Сахалине, куда судьба забросила родителей. Когда ей исполнилось шесть лет, семья вернулась в любимый Гомель, где моя героиня живет и по сей день… Получила школьный аттестат. Потом долго раздумывала, чем же заняться. Девочка отличалась мышлением математика, обожала чертить и потому подала документы в БелГУТ (бывший Институт инженеров железнодорожного транспорта). Окончила, и слова «автоматика, телемеханика и связь» навсегда стали родными. В этой области и работала. Вышла замуж, родились две дочери, появились две внучки. А затем…

Три поворота

Первый

…– Затем мне стукнуло 50 лет. Скоро пенсия. И что делать? Куда дальше? Я не считала, что живу скучно или пресно, и была счастлива, – задумчиво вспоминает Ольга. – Но, знаете, как говорил Черчилль, наша жизнь – как дорога с односторонним движением. Поэтому важно не пропустить свой поворот, ведь обратного пути нет. Семь лет назад я его нашла: неукротимое желание создавать непохожие ни на что шляпки было сильнее меня. Я не имела специального образования. И тем не менее поверила в себя! Желание творить и созидать – оно или есть, или его нет. И если есть, рано или поздно «проснется».

Однажды случайно увидела работу одной девушки, выполненную в технике холодного батика – росписи по ткани. И поняла: судьба указала мне тот самый поворот. Вот оно, мое. Я стала делать подобные картины. А позже в мою жизнь вошла капризная и удивительная дама – шерсть. Из войлока придумала свою первую шляпку. Затем вторую. На премьерную выставку в Минск повезла картины и коллекцию дамских головных уборов в количестве десяти штук. Ну а потом все – стала делать только шляпки.

– Ольга, почему именно их?

– Я с детства люблю эти головные уборы. Даже когда была совсем крошкой, ходила не в шапках и платках. А в шляпках. Эдакая маленькая леди. В соломенных – летом, фетровых – зимой. Мама поддерживала мое увлечение, и, как выяснилось, не зря.

– Как вы постигали искусство модистки?

– Пришлось начинать с нуля. Всю информацию собирала по крупицам. Училась сама, читала, искала, узнавала, брала мастер-классы. Но при этом не копировала, не повторяла, не слизывала. Сами собой выкристаллизовывались идеи и названия.

– Да, у вас удивительные по красоте не только изделия, но и имена для коллекций. «Танец в заоблачном мире», «Черника в сахаре», «Дыхание Парижа», «Вкус мяты»... Как будто песни или экзотические десерты. А какой материал для вас самый-самый?

– Мой любимчик – войлок. Невероятно интересный и многогранный. Хотя и трудоемкий, безусловно. Но это не останавливает. Благодаря ему можно столько фантазий воплотить! Нравятся и другие натуральные материалы – наш замечательный лен, пальмовые волокна синамей, шелк, органза.

– Сколько у вас сейчас в коллекции шляпок?

– После ста перестала их считать (улыбается). Но я сразу, предупреждая ваше любопытство, скажу: у меня нет своей мастерской или магазина. Занимаюсь творчеством (а для меня шляпки – именно оно) у себя дома, тут же и нахожу место для их хранения. Понимаете, шляпки – для души! Они не приносят мне прибыль. Это – не на поток, не по номерам. Даже если кто-то просит повторить уже сделанную ранее вещь, всегда обязательно внесу новый штрих.

– Как долго делаете каждую?

– По-разному. Могу неделю, могу две. Иногда работаю над одной, порой над несколькими сразу. Сейчас, например, в работе четыре. Как я уже сказала, войлок – трудоемкий материал. Не просто разложил круг и ваяй. Надо ворсинки выкладывать многократно с двух сторон шаблона. Форма задается во время раскладки шерсти. И благодаря мыльному раствору и притиранию руками на свет сначала появляется просто колпак определенной формы. После уже задаешь каждую складочку, каждый причудливый изгиб.

– У вас есть талисман? Может, какая-то любимая шляпка?

– Талисман у меня – кукла с волосами из шерсти и, конечно же, в шляпке. Когда-то на одной выставке познакомилась с мастером по куклам, это ее работа. Автор подарила мне ее на удачу, теперь мы неразлучны. Я назвала ее Пани Мрия (мечта — укр.).

– И после этого постепенно вы становились известной?

– Да, меня начали узнавать. Шляпки стали жить собственной жизнью, разлетаясь по разным странам. Даже в Дубай попали…

Второй

Есть такой замечательный французский город Кассад. В нем ежегодно чествуют лучших из лучших мастеров шляпных дел. Туда кутюрье съезжаются из более двух десятков стран, чтобы такие футуристические красоты продемонстрировать – закачаешься. Профессионалы, имеющие свои технологии, традиции, школы. Казалось бы, где эти громады, а где Ольга Шулико. Но она очень даже на пьедестале. Впервые представительница Беларуси завоевала столь престижную награду!

Кассад этой весной уехали покорять три работы нашего мастера для трех номинаций. Все были сделаны разными методами и кардинально отличались друг от друга. Например, шляпка «Шипы и розы» создавалась в каркасной технике с использованием цветов из ткани. Чтобы сделать этот каркас, понадобилось около 150 метров атласной ленты. Вау? Вау! Но французы, избалованные шляпными шедеврами, остались спокойны к этим ухищрениям. А произвела фурор кепка-берет «Вишневый блюз» из шерсти мериноса. И тут любимый материал не подвел, «подыграл» мастеру, помог реализовать идею головного убора Гавроша. Да-да, образ именно этого героя Виктора Гюго возник в голове модистки, когда она собирала по крупицам задумку. И проект выстрелил. В яблочко!

Третий

А за ним четвертый, пятый... Поворотам быть. По-другому – никак. Сейчас Ольга Шулико – участница международных выставок. Ее шляпки можно увидеть на подиумах и в глянцевых журналах Беларуси, России, Украины, Франции. И если бы на мне сейчас была шляпка, я бы ее сняла. Перед Мастером.

Фото из архива Ольги Шулико



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

О том, как уехать лечиться и отдыхать с минимальными потерями времени и финансов, поговорим с руководителем одной из минских туристических фирм врачом Наири Эраносьян.

Трудными военными дорогами Гавриил Бордаченко прошел от Сталинграда до Восточной Пруссии, участвовал в освобождении Жлобина, Бобруйска, Барановичей. В 1944 году закончил Военную академию тыла. Уже в мирные годы служил в танковых войсках в Украине, Прибалтике, Румынии. В 1960-е годы уволился в запас, а после перебрался из Литвы в столицу Беларуси. Несмотря на почтенные годы, активно участвует в жизни ветеранской организации, его всегда рады видеть на торжественных мероприятиях, связанных с Вооруженными Силами Республики Беларусь.

Благодаря широкому кругозору и высокому профессионализму, собкору БЕЛТА по Могилевской области по плечу были любые темы.

На G-7 все лидеры западноевропейских стран – это люди, поставленные финансистами, теми, кто пытается организовать американскому лидеру импичмент.