Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
На заметку потребителю
>>>
Люди в белых халатах
>>>
Специальный проект
>>>



Страницы истории

№39 от 25 сентября 2019 года

Святой интриган из Нальшан
Святой интриган из Нальшан

 …Беглецы выбрались из лесной чащи на опушку. Здесь они остановились и долго вслушивались, нет ли погони. Все было тихо. Тогда отряд гуськом по тропинке двинулся дальше, к белеющим на линии горизонта стенам. К вечеру добрались до городских ворот и тут были остановлены окриком стражника:
– Кто такие?! Чего надобно?!
Молодой воин, измученный долгой дорогой, выехал вперед.
– Князь Нальшанский Довмонт со своими людьми великому Пскову челом бьет и просит принять его во граде! – прокричал он.
– Князь? – переспросили со стены после долгого удивленного молчания. – Ну, входите, коли так…
Лошади, осторожно ступая сбитыми копытами, внесли седоков под арку воротной башни…
В жизни белорусского князя открывалась новая страница! Страница воинской славы…

Забытое имя
…Не так давно беседовал я с одним «знатоком» отечественной истории. Все было прекрасно до тех пор, пока он вдруг не заявил:
– Впервые белорусские воины нанесли поражение крестоносцам в Грюнвальдской битве в 1410 году!
–  А что, до этого момента никаких других битв с «крыжаками» не было?
– Была! Ледовое побоище в 1242 году.
– И все?
Собеседник задумался, пожал плечами и отмолчался…
А мне стало грустно. Почему мы ничего не знаем, и знать не хотим о подвигах предков? Почему имена белорусских полководцев эпохи Средневековья для многих «знатоков» и «специалистов» – пустой звук? Почему мой собеседник уверен в том, что с 1242
по 1410 год в нашем краю царили «покой и благолепие»?
 Все было не так. Возьмем, к примеру, сражение у озера Дурбе в 1260 году или битву на реке Акмяне в 1331-м –
и там и там наши предки здорово проредили полчища «носителей общеевропейских ценностей». Но в длинном перечне славных подвигов белорусских ваяров одна битва с рыцарями стоит особняком. Сражение возле замка Раковор в феврале 1268 года незаслуженно забыто нашими историками. Наверное, потому, что в этом бою белорусский князь вел в бой полки псковичей?
Впрочем, обо всем по порядку…


Дипломат и полководец
Нальшаны (или Нальчшаны) – такое название носила в XI–XIII веках историческая область, располагавшаяся на территории современного северо-западного региона Беларуси. Именно там, в Нальшанах, в 1240 году родился один из замечательных полководцев белорусского Средневековья князь Довмонт (или, по другим источникам, – Домант).
Старинные летописи дают весьма противоречивые сведения о его родителях и других родственниках. Однако известно, что 23-летний Довмонт вел активную борьбу за власть с первым великим князем литовским Миндовгом, но… проиграл и вынужден был, спасаясь от гнева преемника Миндовга, князя Войшелка, бежать из родного края.
Убежище опальный князь со своей дружиной нашли в старинном русском городе Пскове. Здесь Довмонт довольно быстро обжился, принял православие и был крещен именем Тимофей. Горожане избрали «политэмигранта» своим князем, то есть «министром обороны» зажиточной Псковской купеческо-ремесленной республики.
Во главе псковского городского ополчения Довмонт-Тимофей совершил удачный военный поход в свои бывшие владения и разгромил войско князя Герденя, который управлял Нальшанами после вынужденной эмиграции законного хозяина. Затем, заключив союз с Новгородом, псковский «генерал» предпринял еще один успешный по-
ход в свои бывшие владения.
Неожиданно выяснилось, что под личиной придворного интригана скрывается… талантливый полководец и опытный политик! Во всяком случае, Довмонту удалось сорганизовать военную коалицию, в которую вошли псковичи, новгородцы, полки Владимиро-Суздальского княжества и ряд дружин более мелких княжеств. На этот раз целью похода были намечены владения ливонских рыцарей в Прибалтике.

Битва у датского замка
Силу союзники собрали немалую – 15 (а по другим данным, – и все 30) тысяч мечей и копий. Новгородские умельцы срочно мастерили осадные орудия – тараны, штурмовые лестницы и прочую тяжелую амуницию. Судя по всему, Довмонт собирался поставить в биографии крестоносцев окончательную кровавую точку!
Но незадолго до начала похода «отважные» рыцари… запросили мира! Послы их, как писано в летописи, говорили: «нам с вами мир; перемогаитеся с колыванци и с раковорци, а мы к ним не приставаем, а крест цлуемъ». То есть просили направить удар союзного войска на север Эстонии, к городам Таллинн (в русских летописях – Колывань) и Раквере (Раковор). Ливонское коварство заключалось в том, что этот район был захвачен их, так сказать, братьями по оружию – датскими крестоносцами!
Тут надо отметить, что удар по датским владениям в Прибалтике был очень выгоден Новгороду тем, что устранялся торговый конкурент – богатый торговый город Таллинн. Поэтому союзное войско, после заключения с ливонскими крестоносцами мира, отправилось громить крестоносцев датских…  
Как и предполагалось, генеральное сражение этой военной кампании произошло у стен датского замка Раковор (ныне – эстонский город Раквере) 18 февраля 1268 года. Датчане собрали 25-тысячное войско, в составе которого были и рыцари, и насильно поставленные «под ружье» аборигены.
Летописи (белорусские, русские и немецкие) не очень подробно описывают тактическую обстановку на поле боя и все действия противников. Но все источники сходятся в одном – это была кровавая битва. Новгородская летопись утверждает: «бысть страшно побоище, яко не видали ни отци, ни дди». В конце концов союзное войско разгромило крестоносцев, и началась рубка бегущих: «и гониша их, бьюче, и до города, на семи верст, якоже не мочи ни коневи ступити трупиемь». Современные ученые считают, что крестоносцы потеряли до 50% войска.
  Потери и у союзников были огромными – пало «много добрых бояр, а иных черных людии бещисла». Но воспользоваться плодами победы Довмонт и русские князья не смогли: коварно нарушив мирный договор, ливонские рыцари направили к Раковору свое войско. Пришлось прервать поход и, разорив окрестности замка, союзники ушли восвояси…

***
Князь Довмонт еще не раз громил дружины крестоносцев на псковской земле. Он укрепил город, давший ему приют и ставший ему родным, – часть оборонительной стены во Пскове, сохранявшаяся до XVI века, носила название «Довмонтов город».
После смерти 55-летнего князя он был причислен к лику святых. Белорусского полководца похоронили в городском Свято-Троицком кафедральном соборе; там же до Октябрьской революции бережно хранились его одежда и меч. И до сих пор псковичи ежегодно 25 мая чтят память защитника своего города.
 А у нас его почти никто не помнит…



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Огромное количество гаджетов, ставших реальностью сегодняшнего дня – смартфоны, Гугл, планшеты и электронные книги, 3D-печать, виртуальная реальность, – были предсказаны Станиславом Лемом в его произведениях, когда все это казалось несбыточными фантазиями.

Жизнь – самый крутой сценарист и режиссер. Ее истории даже более удивительны, чем голливудские. Недавно одну такую услышала от создателя краеведческого музея Старосельской школы Витебского района Маргариты Юшкевич, открывшей нам, столичным гостям, настоящую музейную сокровищницу, под завязку заполненную историческими раритетами Придвинского края.

О таких говорят: человек поступка. Народный артист СССР и Беларуси Николай Еременко ничего не брал от жизни готовым. Каких усилий стоило ему строительство дороги своей судьбы, доподлинно известно лишь его измотанному нескончаемыми битвами сердцу...

В этом году исполняется десять лет со дня смерти интереснейшего мыслителя нашего времени всемирно известного философа и писателя Александра Зиновьева. В Минске в гостях у Международного медиаклуба «Формат А-3» побывала Ольга Зиновьева, вдова и соратник выдающегося ученого, которого называют современным Ломоносовым.