Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Малая родина
>>>
Давайте разберемся!
>>>
Конкурс
>>>



Компетентно

№37 от 12 сентября 2019 года

Без паники!
Без паники!

Каждый из нас чего-то боится – высоты, темноты или полетов на самолете... Но что если наши страхи однажды переходят, так сказать, на качественно новый уровень? Если становится некомфортно ездить в общественном транспорте, а на светофоре в ожидании зеленого света сердце начинает выпрыгивать из груди? Если в один, совсем не прекрасный день вам становится боязно просто выйти на улицу?

«Значит, речь уже идет не просто о страхе, а о панических атаках», – говорит Александр Бобылев, врач-психотерапевт, заведующий амбулаторным отделением пограничных состояний Могилевской областной психиатрической больницы.

– Панические атаки – проблема довольно распространенная. Приступ паники хотя бы раз в жизни случался у 20% населения. И около 10% людей на Земле регулярно страдают паническими атаками, – приводит цифры Александр Алексеевич. – Страх – очень сильная эмоция. Те, кто с этим не сталкивался, не могут представить себе, в каком состоянии находится человек, переживающий подобный опыт. В случае с паническим расстройством страх возникает как будто «на ровном месте», без явной причины – например, в транспорте или в магазине.

Приступы могут быть как самостоятельной проблемой (спонтанное проявление страха), а могут входить в структуру других расстройств, чаще всего фобических. Например, социальная фобия – когда человек испытывает страх перед публичными выступлениями, или страх незнакомой компании. Страх зайти в общественный туалет в присутствии кого-то или поставить подпись на глазах у других людей... То есть в ситуации социального взаимодействия некоторые люди испытывают беспокойство, напряжение и тревога могут достигать уровня паники. В таком случае происходит полная дезорганизация поведения, это такой чрезмерный страх, когда человеку становится физически плохо.

– Еще пару десятилетий назад о панических атаках никто не слышал, а сейчас – практически на каждом шагу о них говорят. Раньше люди этим расстройством тоже страдали? Или это «недуг XXI века»?

– С этой проблемой люди сталкивались и раньше, просто она мало исследовалась и по-другому называлась. В Советском Союзе этот недуг часто называли вегетососудистым кризом, при этом врачи больше обращали внимание на физическое проявление приступа – головокружение, учащенное сердцебиение, повышенное давление, потоотделение. На Западе изначально больше обращали внимание на эмоциональную сторону проблемы.

– Александр Алексеевич, а откуда корни у этой проблемы?

– Физиологический сдвиг в организме может произойти в силу различных причин – инфекция, интоксикация, чрезмерная физическая нагрузка, стресс, метеорологический фактор, прием психоактивных средств (в том числе чая, кофе и т. д.). Разовьется приступ паники или нет – зависит от человека.

Как правило, если возникло какое-то беспокойство, мы пытаемся взять себя в руки. Но попытка контроля физиологических реакций приводит к их усилению. Появляется тревога, тревога превращается в страх, а страх в панику. То есть возникает парадоксальная ситуация:  попытка контроля приводит к его утрате и нарушению функционирования организма.
И так развивается паническая атака. В итоге человек начинает избегать стрессовой ситуации. Стало плохо в транспорте – он перестает в нем ездить. Укусила оса – начинает избегать мест, где летают осы. При этом ему кажется, что таким образом он себе помогает. Но каждый раз, уходя от той или иной ситуации, он неосознанно убеждает себя в том, что не может справиться с ней. Возникает чувство неуверенности, беспомощности. А они только подпитывают страх. Получается замкнутый круг.

Кроме того, человек, страдающий паническими атаками, начинает просить о помощи. Когда рядом сопровождающий, он чувствует себя более спокойным, уверенным. Но в этом тоже кроется подвох, поскольку на невербальном уровне помощь кого-либо опять-таки свидетельствует о собственной беспомощности. А это, как мы уже выяснили, еще больше подпитывает тревогу.

Предпринятые попытки уйти от страха приводят к формированию проблемы и устойчивому существованию ее во времени.

– И что делать, если человек уже не справляется сам со своей бедой?

– До сих пор между учеными ведутся споры о том, являются ли панические атаки расстройством или это просто реакция организма на жизненную ситуацию. Я придерживаюсь второй точки зрения. Хотя, согласно Международной классификации психических и поведенческих расстройств, панические атаки считаются одним из расстройств.

Почему стоит вопрос не о лечении, а об управлении эмоциями? Когда пациент приходит на прием к врачу-психотерапевту, ему ставится диагноз, это немного успокаивает его. Он думает: «Раз у меня болезнь, значит, я не виноват, я за нее не ответственен. Вы доктор, вы и лечите». То есть, если панические атаки считать расстройством, это ставит пациента в пассивную позицию.

Опыт моей работы показывает, что панические атаки – не болезнь, а проблема, которую человек создает сам. Поскольку он создает ее самостоятельно, то самостоятельно может ее и решить. Задача врача – помочь, направить в нужное русло.

– Как вы работаете с пациентами, страдающими паническими атаками?

– Вот уже несколько лет я работаю по методу краткосрочной стратегической терапии итальянского психотерапевта Джорджио Нардоне. Этим методом проблема панических атак преодолевается в 95% случаев. Достаточно заблокировать неэффективные способы ее решения (контроль физиологических реакций, избегания пугающих ситуаций, запрос о помощи), и вопрос исчезает.

– Правильно понимаю: вы не ищите причины расстройства?

– Главная особенность метода Нардоне в том, что врача не интересуют особенности личности. Фокусируемся на самой проблеме и предпринятых человеком действиях. То, что неэффективно, мы блокируем и вводим действенную альтернативу.

Представьте, человек подходит к двери, вставляет ключ в замок, поворачивает на пол-оборота, дверь не открывается. Обычные мысли людей в такой ситуации – замок испортился, заржавел. Но если посмотреть на проблему с другой стороны: а что если ключ не подходит? И нужно просто поискать другой?

Кроме того, в своей практике я стараюсь не использовать медикаменты. Конечно, если человек приходит к нам, а до этого ему другой врач прописал таблетки, то мы не отменяем лекарства. Как правило, проблема решается еще до того, как пациент закончит курс приема медикаментов. Тем же, кто пришел впервые, мы лекарства не прописываем. Я противник этого: если человек справится с расстройством, то, скорее всего, припишет свою победу действию таблеток.

– Что бы вы посоветовали тем, кто столкнулся с паническими атаками?

– Не боятся обращаться за помощью к специалисту. Когда у меня зависает компьютер, я пробую сам нажимать какие-то кнопки. Но если это не приводит к какому-либо результату, я обращаюсь к специалисту. Логично?

Если человек попадает в любую незнакомую ситуацию, первая эмоция, которую он испытывает, это тревога. Она мобилизует силы организма на борьбу или бегство. Если речь идет о панических атаках, наша задача – не избавиться от страха, а научиться управлять этой эмоцией. Потому, что в ситуации угрозы страх просто необходим для выживания.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

О научно-технологическом превосходстве страны судят по ее достижениям в освоении околоземного и звездного пространства.

«Не нужно недооценивать молодое поколение. Сейчас документалистика приобретает особый статус, интерес к ней растет. И такое явление, как видеоблогинг, на мой взгляд, не что иное, как еще одно новое проявление документалистики».

Гуманная педагогика ориентирована на личность ребенка, абсолютное отрицание авторитарной, приказной педагогики. Основной закон этого подхода – любить детей, понимать их, восполняться оптимизмом к ним.

Притяжение рынка КНР огромное. Значительная часть успехов реформ Поднебесной обусловлена интересом к нему мирового бизнеса.