Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Конкурс
>>>
Давайте разберемся!
>>>
Малая родина
>>>



Мы и мир

№31 от 01 августа 2019 года

Нескромное обаяние Франции

Надо сказать честно, что трех последних президентов Франции – Николя Саркози, Франсуа Олланда  и, конечно же, Эммануэля Макрона – мировая пресса напрямую обвиняла и обвиняет в проамериканских настроениях. Впрочем, уместен ли здесь глагол «обвиняла»? Кое-кто из названных в открытую бравировал своими ковбойскими замашками. Саркози так и вовсе доходил до того, что семейный отпуск проводил на ранчо американского президента, а журналисты не зря прозвали его «Николя америке΄н».

Олланд же не был столь демонстративен в своих симпатиях, однако, как и Саркози, впутавшийся в ливийскую военную авантюру, исправно шел в фарватере колониальной политики США,  что особенно обидно, даже в бывших французских колониях! Так что Макрону проамериканизм достался уже по наследству.

Правда, наследство не самое лучшее – ни Олланду, ни Николя-американцу Штаты не отплатили благодарностью. И хотя основного конкурента Саркози на президентских выборах Доминика Стросс-Кана подставили под сексуальный скандал именно в Америке, самому Николя нашли замену – того же Олланда. Можно с уверенностью сказать, что Саркози, оставайся он на высшем посту, не допустил бы никакого Майдана в Киеве, ставшего предлогом для санкционной войны Запада против подымающей свою экономику России. А вот Олланд это не только проглотил, но, будучи кем угодно, но только не голлистом, уничтожил последнюю опору французской самостоятельности – особые отношения Парижа с Россией. Впрочем, он вряд ли понимал, в какую игру с ним играют Вашингтон и Берлин, и потому зашел слишком далеко не только во внешней политике, но и во внутренней, своими непомерными налогами разогнав французский бизнес по окраинам Европы. И по берегам США. Чем ему отплатили американцы? «Слили», как и Саркози.

Макрон им казался еще более перспективным, молодым и наивным, то есть более послушным. Так дело и преподнесла пресса.

Получается, последним профранцузским президентом Франции был Ширак? Макрона возмутила такая постановка вопроса, и после того, как Трамп в Белом доме отечески стряхнул с него, как с неуклюжего сынка, перхоть, Эммануэль только и делает, что пытается доказать, что он не «америке΄н». И не без успеха. Он хорошо усвоил, что ритуальное стряхивание перхоти – липучая вещь, как ярлык! – и на него нужно ответить только публичным «пинком». Макрон вернулся в Париж и уже оттуда повел свое контрнаступление методично и планово!

Вот последние сводки с франко-американских боев. Президент Франции Эммануэль Макрон сообщил, что 19 августа в форте Брегансон на юго-востоке страны должна состояться его встреча с Владимиром Путиным. Кремль также подтвердил подготовку к мероприятию на Лазурном берегу.

Что значит эта встреча? Вне зависимости от того, будут ли на ней достигнуты конкретные договоренности или нет, она является «сигналом» Вашингтону. Каким? А вот таким… Пройдет она буквально накануне «Большой семерки», из которой Россию исключили. Как вы думаете, к кому на «большом» саммите будут обращены главные вопросы остальных участников G7 – к Трампу, прилетевшему из Вашингтона, или к Макрону, прибывшему прямиком из Брегансона?

А чуть раньше стало известно о возникших экономических трениях между Белым домом и Елисейским дворцом. Причем Дональд Трамп, привычно не выбирающий выражения, их причиной назвал «глупость Макрона». Речь не о состоянии интеллекта французского коллеги, а о решении Парижа ввести «налог на Google» – 3% от общей годовой выручки – с IT-гигантов, таких как Facebook, Apple, Amazon ну и, разумеется, Google. Американский президент вступился за «прекрасные американские технологические компании», пообещал ответные меры, прозрачно намекнув, что они могут коснуться французского вина, поставляемого в Штаты.

Но Макрон не сдается. И не отступает. Похоже, он пытается хоть отчасти вернуть главный козырь французской самостоятельности – особые отношения с Москвой.

И делает это весьма вовремя – когда европейское лидерство последовательно теряют Великобритания, а затем и Германия. Лондон из-за Брексита, Берлин просто потому,  что стратегия Ангелы Меркель приходит к своему логическому завершению, – она не смогла конвертировать свое внешнеполитическое влияние во внутриполитическую консолидацию, и ФРГ ждет затяжной политический кризис.

Так что для Франции самое время вспомнить и о своем былом величии и непревзойденном внешнеполитическом очаровании, когда сама «разрядка» в Европе носила французское название – Detente.

Впрочем, до подлинной разрядки в мире еще как до канадской границы в известном рассказе О´Генри, однако пройти это расстояние нужно всем. И как можно быстрее.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Прощаясь с предвыборной кампанией, Найджел бросил очень многозначительную фразу: «Если Борис Джонсон выступает за настоящий брексит, нам не следует бороться против него на этих выборах».

«Штаны Пиночета» окончательно спали, и под ними оказалась бесправная нищета.

Американцы, кажется, уходят всерьез и надолго, «сжигая за собой мосты», то есть бомбя собственные опустевшие военные базы. Значит, возвращаться не собираются…

Но вот что недопустимо и даже опасно – это когда ученые говорят о серьезнейших проблемах человечества, но предлагают глупые способы их решения.