Культура

№28 от 11 июля 2019 года

Фильм должен оставлять надежду
Фильм должен оставлять надежду

На завершившемся открытом российском кинофестивале «Кинотавр» председателем жюри основного конкурса был народный артист России Константин Хабенский. С этим фестивалем у Хабенского давняя история. Впервые он приехал сюда 20 лет назад с фильмом «Женская собственность». А сыграв главные роли в фильмах «Бедные родственники», «Географ глобус пропил»
и «Коллектор», которые участвовали в конкурсе «Кинотавра»,  трижды получал приз в номинации «Лучшая мужская роль». Во время пресс-конференции Хабенский ответил на вопросы журналистов, в том числе и нашего корреспондента.

– Константин, вы много раз участвовали в «Кинотавре» и были его лауреатом. Легко ли согласились быть председателем жюри?

– Мне много раз предлагали быть членом жюри этого фестиваля, но я отказывался по причине свой занятости. Сейчас у меня появилось свободное время, к тому же «Кинотавр» – юбилейный.

– Влияет ли награда этого кинофорума на дальнейшее продвижение фильма?

– На примере картины «Географ глобус пропил» могу  сказать, что влияет. Работа над фильмом была сложная, особенно на этапе монтажа, и не было уверенности, что фильм примут. Но после того, как картина получила, помимо гран-при «Кинотавра», еще приз за лучшую мужскую роль, приз имени Микаэла Таривердиева за лучшую музыку и приз жюри кинопрокатчиков, ей был дан зеленый свет. И она имела большой зрительский успех.

– Вы – благодарный зритель?

– Что касается российского кинематографа, то со многими создателями фильмов я знаком сам, но несмотря на это в своих оценках стараюсь быть объективным. В силу профессии  пытаюсь найти оправдания человеческим поступкам, понять, что движет героем. Поэтому пускай мне все что угодно показывают, но если я понимаю мотивацию персонажа, то буду смотреть  фильм до конца. В кино есть вещи, которые никого не оставляют равнодушным, и если история строится исключительно на них, то я не зритель такого кино. С удовольствием хожу в кино, покупая билеты. А если не успеваю что-то посмотреть, то у меня есть возможность в конце года все увидеть на вручении премии «Золотого орла» или «Ники».

– Как относитесь к тому, что фильм иногда травят еще до его выхода на экраны?

– На мой взгляд, прежде чем травить, фильм сначала нужно посмотреть. К сожалению, у нас стало модно ругать кино еще на уровне синопсиса. Правда, в результате картина получает столько бесплатного пиара, что привлекает зрителя. Хотя часто ее художественная ценность не заслуживает такого внимания. Если брать исторические фильмы, например о Великой Отечественной войне, то нужно честно говорить о том, что было.

– В прошлом году состоялся ваш режиссерский дебют с фильмом «Собибор». Изменилось ли отношение к профессии режиссера?

– Съемки «Собибора» стали для меня большой школой жизни. Но отношение к профессии режиссера у меня не изменилось, потому что и до съемок я эту профессию уважал. И не раз, когда снимался, наблюдал за работой мастеров. Несмотря на то, что состоялся мой дебют в этой сфере, себя к режиссерам не отношу. 

– Вы все больше занимаетесь благотворительностью. Такое ощущение, что она для вас стала важнее творчества.

– Все фильмы, в которых я играл, и «Собибор», который снимал, в какой-то мере участвовали в активности нашего благотворительного фонда. Стараюсь выбирать фильмы, оставляющие людям надежду.

– Расскажите о вашем фонде.

– Фонду исполнилось 11 лет. Он растет, набирает обороты, помогает тысячам людей. Наш фонд может улучшить условия людей, которые носят врачебные халаты, и помочь нашим подопечным.

Процесс развития фонда можно спланировать, чего не скажешь о моей профессии, где хорошая роль может быть, а может и не быть.

 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

«Ошибки, которые люди считают ошибками, часто вовсе такими не являются. Помните Макмерфи, героя книги «Над кукушкиным гнездом»? Он хотел выломать раковину из стены, но не смог. И вот он уходит из комнаты, все эти ребята смотрят ему вслед, а Макмерфи оборачивается и говорит: «Но я хотя бы попытался, черт возьми!». Иногда я думаю, что это отлично подошло бы для моей эпитафии». Кирк Дуглас

Менавіта для мяне тэатр – гэта тое, што цябе хвалюе, ад чаго ты плачаш ці смяешся, пакутуеш. Тое, што прымусіць цябе напісаць сваёй маці, якую некалькі гадоў не бачыў, або пашкадаваць бацьку, які, можа, у дзяцінстве цябе трохі біў рэменем, але, нарэшце, ён нядрэнны чалавек…

В 90-е, считаю, закончилось кино – ведь его делали непрофессионалы, люди, далекие от кинематографа, поэтому в то время практически не было фильмов, в которых хотелось бы сниматься. А те предложения, которые поступали, для меня, ученицы Герасимова, были оскорбительными.

Для меня работа в «Иуде» была очень значима, потому что это первая картина, где я работал по-настоящему, полностью окунулся в роль.