Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте разберемся!
>>>
Малая родина
>>>
Конкурс
>>>



Мы и мир

№24 от 13 июня 2019 года

Кастинг в премьеры

Осиротела британская политика!.. Объявляется кастинг в премьер-министры!

Примерно с такой же скоростью, с какой вы прочитали предыдущую строчку, происходит и смена власти в Англии. И с тем же драматичным перепадом эмоций – в одну минуту от трагичного надрыва к деловому и веселому огоньку уличного зазывалы! Да уж, как в старину – король умер, да здравствует король!

Только-только Тереза Мэй публично пролила над своей загубленной премьерской судьбой скупую слезу, предварительно напомнив, что она всего лишь вторая женщина-премьер в истории Британской империи, как назавтра, будто в бульварном бюро по найму актеров в третьеразрядный мюзикл, начались «крысиные бега» за премьерское кресло.

Где же знаменитая английская степенность? Где снобизм?

И знаете, что поразительно? – нет больше и галантности. Среди претендентов – а их заявилось десять – нет  ни одной «проходной» женщины.  «Хватит!» – сказали консерваторы, делегировавшие на Даунинг-стрит всех… то есть обеих женщин-премьерш. – Пусть теперь лейбористы попробуют!» Лейбористы отнекиваются: это, мол, дело ваше, вы ведь пока правящая партия и объявлять досрочные выборы боитесь…

Но, похоже, консерваторы больше боятся возвращения женщин во власть! Кто-то мне скажет, что в список на кастинг затесались под последними номерами две женщины, некая Эстер Луииза Макви, бывшая телеведущая, и Андреа Ледсом из палаты общин. А я отвечу: «Вы видели хоть одного политика, который прыгнул бы в премьеры с поста министра труда и пенсий либо сельского хозяйства? Вот то-то и оно!».  Нет, Макви и Ледсом попали в список из политкорректности, чтоб уж слишком явно не запахло мужской местью.

Присмотримся к восьми мужчинам… Прошу понять меня правильно! Да и смотреть тут особенно не на что.

Первый в списке претендентов Борис Джонсон. Тот самый, что застрял на аттракционе и глупо висел над Лондоном, вверенном его мэрскому попечительству, помахивая сразу двумя британскими флажками… Но не будем о грустном, мы ведь говорим – возможно! – о будущем премьере. Его шансы на победу наиболее велики. А почему бы и нет, учитывая мировую тенденцию выбирать себе в начальники клоунов? Согласно данным сайта Oddschecker, средний коэффициент на победу Джонсона – 6/4, то есть его шансы равны 40%. Его главный козырь – он ярый сторонник жесткого брексита.

Скорее всего, фаворитами избирательной кампании окажутся сторонники полного разрыва с ЕС. Об этом свидетельствует, в частности, успех на недавних выборах в Европейский парламент Партии брексита во главе с Найджелом Фаражем. За него проголосовало большинство британцев. Сторонники Фаража, выступающие за полный и безоговорочный разрыв с ЕС, получили в Европарламенте 29 мест.

Джонсон на днях специально заявил, что выступает против выплаты Евросоюзу за «развод» отступных в размере 39 млрд теперь уже британских фунтов стерлингов. Таким манером он зарабатывает политические очки.

Британцы крайне негативно относятся к перспективе выплачивать отступные ЕС. Они считают такого рода траты не только бессмысленными, но и несправедливыми.

Британцы не понимают, почему они должны раскошеливаться. Членство в ЕС и так дорого обошлось налогоплательщикам Соединенного Королевства. Причем деньги, уходившие из Лондона в Брюссель, европейская бюрократия перераспределяла по своему усмотрению, не интересуясь мнением британских избирателей.

Далее по списку кандидатов идут: экс-министр по вопросам брексита Доминик Рааб, глава МВД Саджид Джавид, министр здравоохранения Мэттью Хэнкок,  министр международного развития Рори Стюарт, министр природных ресурсов Майкл Гоув, действующий глава «Форин офиса» Джереми Хант, представитель минфина Марк Харпер.

Но, вероятней всего, борьба развернется между сторонником «жесткой линии» Борисом Джонсоном и «мягкой линии» по брекситу Джереми Хантом. Именно он считается наследником Терезы Мэй по политике «не мытьем, так катаньем» и прочих затягиваний выхода из ЕС. Но заявлять об этом вслух он боится. И более того, кричит обратное, дескать, «если не удастся согласовать условия выхода из ЕС, он не будет выступать против расставания с этой организацией без каких бы то ни было договоренностей».

Однако Ханту мало кто верит. Джонсону тоже, но тот хотя бы выглядит решительным, способным грохнуть по столу кулаком. Как он это делал раньше, но только  языком, шокируя такого вот рода заявлениями: «Наполеон и Гитлер и разные другие пытались осуществить объединение Европы, но все кончалось трагически. ЕС – это попытка сделать то же самое другими методами».

Впрочем, мнение Джонсона может быстро поменяться. Кресло британского премьера обладает таким волшебным свойством – переворачивать взгляды самых отчаянных и  красноречивых бунтарей.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Если серьезно, впору говорить о засильи торговых сетей и перекупщиков, о новом виде эксплуатации ретейлерами производителей в самом широком смысле, от рабочих до владельцев производств.

Предлагать надвое, жить надвое – это значит лишиться не только крыши ЕС, но и своего собственного английского дома. Который, как известно, был когда-то крепостью…

Вот только ничего нового не происходит – в Италии нестабильность стабильна. За последние 70 лет правительства там менялись в среднем каждые восемь месяцев.

Однако европейские политики вдруг пришли в тихий ужас от новых бразильских реалий и теперь зажимают кровные денежки.