Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Совместный проект
>>>
Люди в белых халатах
>>>
Специальный проект
>>>



Фронтовой альбом

№23 от 06 июня 2019 года

Освенцим – фабрика смерти
Освенцим – фабрика смерти

Впервые я узнала, что такое Освенцим, в 10 лет,  9 мая 1985 года. Мы с сестрой приехали поздравить бабушку. На коленях у нее лежала старая, пожелтевшая, зачитанная книжка со странным названием «Фабрика смерти». Она протянула нам эту книгу, и на ее руке мы увидели номер – синие цифры. Удивились – что это? И тогда бабушка рассказала нам, какие круги ада ей пришлось пройти в годы войны.

А эти цифры – ничем не смываемые отметины страшного лагеря Освенцим.

Всю шестьдесят пятую тысячу в лагере составляли витебские. Ей на долю из этой тысячи выпал один из последних номеров – 65948. Показывать эту татуировку, этот номер на руке она не любила, а вспоминая о пережитом, сразу вызывали слезы.

Мы целый вечер говорили с бабушкой о войне, о ее подруге по лагерю Октябрине. Некоторые страницы «Фабрики смерти» читали вместе, рассматривали старые фотографии. Для нас это было потрясением, настоящим уроком мужества
и стойкости. Сколько пережила бабушка? Как она выжила? Ее рассказ помню до сих пор.

Когда попали на территорию лагеря, решили, что это хлебозавод. Запах дыма из печей крематория напоминал запах хлеба. Но очень быстро поняли, в какой ад попали. На узников надели полосатую лагерную форму, накололи номер на руке (он стал вместо имени на долгие дни заключения), постригли наголо, дали деревяшки на ноги, красные треугольники на грудь и на рукав (так обозначали русских, советских). Отправили в барак. Трехэтажные нары. Тесно. Ни умывальника, ни туалета. В углу – бак для нечистот. Жизнь в бараке была пыткой. Вокруг женщины и дети из СССР, Польши, Румынии, Югославии. Потом детей забрали, женщины долго плакали, знали, что больше их не увидят. Эсэсовцы с дубинками и собаками гнали на работу через ворота лагеря, где был лозунг «Труд делает свободным». Громко играла маршевая музыка, чтобы заглушить стоны и крики страдальцев.

Утром в 4.30 и вечером в 18.00 всех узников лагеря выгоняли на «апель-плац» для переклички. Люди стояли часами, в мороз и снег, мокли под дождем. Полураздетые. Такие издевательства выдерживали не все.

Узников «уничтожали работой», страшным голодом. Кроме водяной похлебки и 200 г хлеба – больше ничего. Слабых и больных отправляли в газовые камеры, в крематорий.

В октябре 1944 года моя бабушка заболела тифом. Семь дней провалялась в медицинском бараке – без лекарств, без еды. Выжила. Организм был молодой, закаленный с детства, это и спасало...

Поле войны бабушка Лена стала учительницей, очень любила свою работу и Родину, патриотами воспитывала детей и учеников.

Бабушки Лены уже нет в живых, но каждый год 9 Мая  я прихожу к памятнику со своей семьей, приношу цветы, и с каждым годом все острее ощущаю, как молодые наши бабушки и дедушки в годы войны хотели жить, любить… Как проклятая война поломала их судьбы.

Материал предоставила учитель ГУО «СШ №1 г.п. Шарковщина» Витебской области
Марина Хохолко



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

На фотографии воздушный экипаж Анатолия Вячеславовича Першакова (он в центре).

Это был самый честный офицер – мой дед, ветеран Великой Отечественной войны  Василий Иванович Иванов.

В белорусских семьях свято чтут подвиги своих предков, как бесценные реликвии, хранят их ордена, медали, фотографии и письма с фронта. Моей семье также дороги воспоминания о дедушке.

Он был большим оптимистом и жизнелюбом, мой отец – ветеран и инвалид Великой Отечественной войны...