Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте разберемся!
>>>
Малая родина
>>>
Конкурс
>>>



Правило глагола

№20 от 16 мая 2019 года

«...И только пыль из-под копыт»
«...И только пыль из-под копыт»

Мой собеседник, подобно американскому поэту, интервью начинает с необычной презентации: «I am nobody. And who are you? Nobody too?» В переводе на русский звучит так: «Я никто. А ты кто? Тоже никто?». Видно, что Сергей Александрович попросту дурачится, и все его реплики вроде «какой я писатель», – чистой воды стеб. «Подобному троллингу вас научили в контрразведке, на Высших курсах КГБ?» – вступаю в игру. Но визави не сдается: «Напишите, что Трахимёнок – юрист, читает лекции по философии права студентам в вузах».

Ну а как быть с тем фактом, что в «зачетке» у доктора юридических наук, профессора-правоведа 38 изданных книг? Вы хотите об этом поговорить? Пожалуй, да!

Создавать

Буквально в феврале в Москве вышел мой новый роман «Нобелиат, или Опасные игры». Он – о писательском труде и его оценке. Все мы варимся ныне в котле дикого монетаризма, где фактически все продается и покупается. Причем иногда цена продукта не соответствует ни затратам, ни эстетическому, ни художественному уровню. Короче, я рассуждал об этом, а потом взял и написал текст, завернув его в оболочку острого сюжета, чтобы легко читалось.

Предвидеть

В 1989 году написал повесть «Заложники», в которой говорилось о том, что, убрав государственное регулирование процессов обеспечения безопасности, мы открыли ящик Пандоры, и началась эра терроризма. Однако редакторы меня пинали, издательства не хотели печатать книгу, мотивируя тем, что грядет время социализма с человеческим лицом, а я занимаюсь страшилками.

Книга вышла спустя 12 лет, но актуальность ее потерялась напрочь, потому что в ней описывается то, что стало очевидным и о чем рассказывают репортажи военкоров.

А тогда эта повесть стала бы откровением. Почти то же самое произошло у меня и с романом «Груз небесный». Редакторы попросили убрать из текста главы, в которых говорилось о распаде СССР и торговле армейским оружием.

Читать

Ученые утверждают, что даже самый читающий человек за жизнь осиливает не более 3 тыс.книг. Поэтому я очень осторожно отношусь к данному процессу. Пробегаю по тексту, и, если за что-то зацепился, – читаю, а не идет – просто пропускаю, боясь того, что не успею прочесть что-то действительно важное.

Разгадывать

Вместе с Владимиром Дегтяревым, очень талантливым человеком, решили разгадать тайну древних топонимов Беларуси. Его и моя точки зрения сводились к тому, что наша азбука началась не с кириллицы или латиницы, а существовала задолго до них. Ведь даже в VIII веке от Рождества Христова Русь называли Гардарикой, страной тысячи городов, а построить город невозможно без письменности, знаний математики и астрономии. Результатом наших трудов стала книга «БЕЕЛ ЛА РУСЬ. Тайны древних топонимов». Правда, здесь ее никто не отважился печатать. Издатели отправляли в Академию наук на рецензирование. Мы объясняли, что это не в рамках научных исследований, что это оригинальный «популярно-познавательный жанр» с элементами лингво-детектива. В конце концов в Москве эту книгу издали. Прочитал ее академик В. Гниломедов, политкорректно заметив в наш адрес: «Сказочники».

Удивлять

Удивляет в жизни многое, скажем, изобретательный и пытливый ум молодежи. В свое время у меня был ученик, который умудрился обучаться на двух факультетах в университете одновременно. Причем ему хватало времени еще и спортом заниматься. Когда он был уже на последнем курсе, Министерство образования запретило подобную практику. Теперь он один из немногих в Беларуси, кто имеет диплом юриста высшей квалификации со знанием иностранных языков.

Перевернуть

Оглядываясь назад, понимаешь, что на тебя повлияли, на первый взгляд, мимолетные знакомства. После десятилетки поступал я в Омский государственный институт физкультуры. Абитуриентов разместили на раскладушках в зале фехтования. Я оказался по соседству с известным в СССР боксером Стасом Шимульским. Долгие разговоры, песни под гитару многое во мне перевернули. Слава Богу, я не поступил в этот вуз. Спорт, как теперь понимаю, был моей юношеской болезнью. А ту встречу со Стасом запомнил, как оказалось, на долгие годы.

Терять

После института служил в военной прокуратуре. Однажды в производство поступило уголовное дело по факту утраты во время тревоги пистолета Макарова командиром взвода разведки одной из частей Новосибирского гарнизона. Приехал в эту часть, начал разбираться. Восстановил схему движения командира взвода с момента получения пистолета до момента его утраты. Дело было зимой. Провел несколько следственных экспериментов. После чего прекратил уголовное дело с рекомендациями для командования: когда растает снег, приборами индукционного действия по указанному мной маршруту провести поиски. На этом и остановились. И пистолет весной нашли. Заржавелый, но совсем в другом месте.

Заставлять

Однажды включили меня в сборную по служебному троеборью среди вузов СССР. Поехали на первенство в Алма-Ату. Первый вид – рукопашный бой. Он хорошо пошел, и я занял 3-е место. Тренеры воодушевились, прикинули, что я должен отстреляться на 90, потом выдержать кросс, и у команды уже будет медаль в кармане. Они начали активно меня обрабатывать: мол, соберись и выдай ура-результат. Но я холерик, и когда меня начинают накачивать – все в итоге происходит ровным счетом наоборот. А стреляли мы в тире пограничного училища, в огромном ангаре с десятью направлениями. В таких тирах никогда не стрелял. Начался мелкий мандраж ответственности. И вместо 90 выбил 72. Короче, надежда на медаль была потеряна. Потом ребята шутили: «Чтобы выиграть, ты должен был не ответственно, а безответственно к делу относиться».

Выпивать

Свою трудовую деятельность начинал в 17 лет токарем в механическом цехе завода. Рабочие там крепко выпивали. Причем один был большой мастер, но расчет с ним велся исключительно поллитровками. У него был свой шкафчик, где с вечера оставалось полбутылки красного вина. Утром он его выпивал, выкуривал сигарету – и к станку. И вот пришел однажды товарищ на работу, открыл шкафчик – а вино не идет… Начал волноваться. Мужики вокруг собрались. Коля объясняет суть «проблемы». Мужики выдвигают версию: «Наверно, ты свой лимит выпил. Надо теперь выкупить у того, кто пока его не расходовал. Например, у Сереги». Бедолага подошел ко мне и на полном серьезе просит продать лимит. Я говорю: «Коля, да бери так!». Он вернулся к стакану, выпил залпом – и снова все заладилось. Поэтому, когда предлагают выпить, отвечаю: «Я свой лимит в юношестве хорошему токарю подарил».

Выбирать

Когда журналисты спрашивают, есть ли у меня в жизни какой-нибудь девиз, отвечаю: нет и никогда не было! Но иногда западаю на интересные строки. Недавно услышал марш кавалеристов А. Щербины. В нем есть замечательные слова:

«Вперед и с песней! И только пыль из-под копыт,
Твоей невесте на черта знать, что ты убит».

 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Андрей Голованов почти 15 лет комментировал футбол на «Первом канале», сотрудничал с «7ТВ», «Евроспортом».

...Он всегда находился в гуще событий: рисковал во время военных операций вместе с партизанами Вьетнама и Лаоса, разыскивал по всему миру нацистских преступников, занимался поисками знаменитой Янтарной комнаты.

Судьба Председателя Союза писателей России Николая Иванова – готовый сюжет для увлекательного романа.

Если на войне проводник сказал «уходим» – надо валить! А не просить: «Дайте мне пять кадров доснять».