Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Конкурс
>>>
Малая родина
>>>
Давайте разберемся!
>>>



Взгляд

№16 от 18 апреля 2019 года

Не охота за мыслью
Не охота за мыслью

В эпоху постмодерна воздействие массмедиа на сознание людей, по мнению Андрея Баранова, становится беспрецедентным.

Как никогда потребители информации оказались подвержены манипуляциям со стороны СМИ, превращаясь в пассивных созерцателей масштабного спектакля, который разворачивается у них на глазах. Как не стать зависимым от медиа  – марионеткой? Поговорим об этом с известным российским журналистом, аналитиком, заведующим отделом международной политики «Комсомольской правды» Андреем Барановым.

– Андрей Михайлович, если без ложной скромности, вам выпала яркая журналистская судьба?

– И время в этом мне помогало. Я общался с королями, президентами, министрами, видел их и у микрофона, и в быту. Говорил с ними не только о политике, но и о простых земных делах – родителях, детях и внуках. И они совершенно по-другому раскрывались, сразу становились не такими твердокаменными, как нам казались. Вернувшись из Америки, попал в «кремлевский пул». Работал с Путиным, Медведевым, катался с ними по всему земному шару. Правда, тогдашние будни в основном – это ожидание выхода и подхода к прессе. Но кое-что удавалось увидеть. Теперь я знаю, как работает президент и чиновничий кремлевский аппарат, как делается внешняя политика.

– Согласны, что время больших текстов прошло?

– Это очевидно. Как говорит молодежь, слишком много букв. Охота за мыслью уже не так увлекательна, как когда-то. И неудивительно, что журналистские публикации стали походить на рекламу. Читатель становится менее образованным, резко опускается планка восприятия. Человек вообще существо ленивое, которому хочется, чтобы все было разжевано. Ему комфортно, когда красиво и вкусно подают то, что в него «входит», и он, сам того не замечая, начинает в это верить.

Чтобы осилить длинный материал, надо иметь интерес, приличное образование. Главным трендом профессии становится умелое преподнесение фактов, вбивание в голову определенного рода стереотипов, манипулирование. То, что в народе называется заказной журналистикой. Не информирование людей, а лепка их сознания, восприятия определенных стереотипов в интересах политических элит, бизнеса, общественных групп становится сейчас главным, тем, что сегодня называется словом «пропаганда». Как известно, оно происходит от латинского «подлежащее распространению». В советское время этого определения не чурались. Честно распространяли те идеи, которые считали нужными. В ЦК КПСС был отдел, который занимался пропагандой и агитацией. Это на Западе данному понятию придали такой негативный оттенок, якобы это навязывание чужого мнения, фальшивого, основанного на неправильных фактах. Хотя сами лицемерно занимались и занимаются тем же, и сильно в этом поднаторели.

– Как вам кажется, традиционная журналистика умирает?

– Увы, но это так. В конце 1970-х в МГУ на факультете журналистики меня учили такой методике подготовки материала: ты выясняешь некий факт, тебе обязательно нужно его проверить как минимум из двух разных источников, если это дилемма – надо дать точки зрения каждой из сторон. А читатель, слушатель или зритель должен сам выбрать и определиться, какая позиция более убедительна и ближе. Правда, это не относилось к тому, что в то время называлось публицистикой. Причем пламенной публицистикой, когда напористо, порой даже оголтело вбивалась одна правильная, с точки зрения автора и стоящих за ним инстанций, идея, мысль. Делалось это очень талантливо, и в этом жанре работали замечательные грамотные люди. Такая публицистика была особенно востребована в кризисные годы, в годы войны. Эта самая нарочитая беспристрастность, которой нас учили, со временем выродилась, выдохлась.

– Вы всю жизнь занимались международной журналистикой. Были собкором «Комсомольской правды» в разных странах Европы, в США, читали тамошнюю прессу. Что-то изменилось за последние 10–20 лет?

– Раньше материалы строились таким образом: факт, а затем комментарий по данному поводу мистера Икс, миссис Игрек. И сообщалось, к примеру, что до мистера Зет не удалось дозвониться. И что хотел сказать автор? Читатель сам должен делать выбор? Скучновато, конечно. Сегодня пришло время дефиниций, определений, а не описаний. Нужна, как в рекламе, яркая подача в яркой упаковке. Материал журналиста надо продать, причем сделать так, чтобы потребитель поверил тому, что там написано, а главное – сделал правильные выводы.

– Стремление к упрощению – естественное человеческое свойство...

– Мы даже произносить стали не пять тысяч, а «пятыч», не человек, а «чек». Это сокращение оказывается очень удобным в обиходе. На ту тему написано много научных работ и этим грамотно пользуются апологеты той информационной войны, которая разворачивается все с большей и большей силой и которая будет влиять на огромные массы людей. Посмотрите, что сейчас делают фармакологические компании, борясь за потребителя. То кофе вреден, то полезен. Сегодня утверждают, что ложка красного вина в день полезна, а завтра говорят, что делать этого ни в коем случае нельзя, иначе инфаркт или инсульт. Идет борьба за потребителя и вдалбливание нужной информации. Большинство не знают этого, чем умело пользуются производители. Если снижение уровня образования и дальше пойдет такими темпами, то человечество в будущем станет легкой добычей для манипуляций.

– Манипуляции затрагивают не только социальную сферу, но и политику, историю.

– И за примером не надо далеко ходить. Накануне 9 Мая в России всегда вбрасывают в СМИ нечто жареное на военную тематику. Недавно на русский язык перевели книжку одной немецкой «исследовательницы» о том, что в Германии Красной армией было изнасиловано 2 миллиона немок. Наша либеральная общественность, кстати, очень влиятельная сила, с огромной радостью подхватила этот дискурс. «Вот она, правда войны», – начали говорить они. «Комсомольская правда» нашла архивы и узнала, что на самом деле такой факт фиксировали, но далеко не в таком масштабе. Мы обнаружили реальные дела: за изнасилование полагался расстрел перед строем. Сурово наказывали за мародерство. Буквально каждую неделю – обыск вещмешков военнослужащих. Если что-то находили – гауптвахта либо другое серьезное наказание. Никаких сведений в немецких архивах о том, что советские солдаты вели себя неподобающим образом, не существует. Дмитрий Стешин написал большую публикацию, которая вызвала бурю обсуждения в интернете. 

Если мы не будем давать отпор таким публикациям, которые часто сфальсифицированы, то произойдет переформатизация сознания детей и сами не заметим, как они поверят в то, что войну выиграли исключительно американцы и англичане. У меня отец воевал, и я по его рассказам знаю, что такое война и какой ценой оплачена победа, а для моих внуков, увы, – это уже как Куликовская битва.

 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Памятные мероприятия в Польше, посвященные 80-летию начала Второй мировой войны, давно оказались предельно политизированными и довольно странными с точки зрения исторической логики.

Озвученное американским президентом Дональдом Трампом предложение о покупке Гренландии у Дании многие аналитики сразу же связали с началом предвыборной кампании в США.

Финансирование аграрной отрасли можно усилить за счет внебюджетных средств.

То, что Европа самая гуманная и цивилизованная, а остальной мир – варвары, – очередной миф, раскручиваемый средствами массовой информации. Все мировые войны разжигала Европа!