Культпоход

№11 от 14 марта 2019 года

Он жил поэтом

На экране – невысокий паренек в пуловере с гитарой. Поет так, что от слов, слышанных уже стократ, в душе опять все трепещет, колышется и волнуется.

Я по свету бродил. Часто был я без света.
Мне любимые люди ловушки плели.
Кто меня породил? Я считаю, что ветер
Самых дальних краев самой милой земли.

Это голос Николая Шипилова, писателя, поэта и исполнителя собственных песен. Непредсказуемы маршруты капризной судьбы: он родился в Южно-Сахалинске, учился в авиационном техникуме, затем в пединституте в Новосибирске, а свое последнее пристанище нашел в Беларуси.

Жил с семьей в деревне Валерьяново под Минском. Именно здесь у него случилась болдинская осень: он много писал, стихи, романы, помогал строить храм в честь своего небесного заступника святителя Николая.

Несмотря на то, что здоровье давало сбои, Шипилов много ездил по городам и весям, неся людям тепло и свет своих песен.

Премьера документального фильма «Он жил поэтом» режиссера Анатолия Шпартова состоялась в Музее кино. В основе картины – фрагменты выступлений, интервью, телепередач с участием Николая Шипилова, записи из личного архива супруги.

На премьеру пришли родные, друзья, журналисты и все те, кому интересно и близко его творчество. 

Режиссер Анатолий Шпартов уверен, что еще придет время, когда имя Шипилова зазвучит в Беларуси. Друг и коллега Сергей Трахименко считает, что Шипилов был срезом культуры, «причем культуры не в узком понимании этого слова, а культуры как способа существования, который определяется не устоявшимися ориентирами элиты, а прежде всего ценностями той части общества, которую мы называем народом».

Я шла на премьеру документального фильма о поэте и писателе. А попала, пожалуй, на его творческий вечер. Увы, без участия главного действующего лица.

В «шипиловское настроение» ввела его жена, поэт и прозаик, Татьяна Дашкевич, которая исполнила несколько знакомых всему залу композиций. Кто-то тихонько и бережно подпевал. А потом, после фильма, она очень проникновенно говорила о муже, вспоминала тот самый момент, когда впервые столкнулась с уже тогда знаменитым Шипиловым.

Она была первокурсницей московского литинститута. Очищала как-то в общежитии канализационную решетку от мусора и паутины, а тут мимо проходит компания мужичков. И один из них, в тельняшке с пышными усами, замечает: «Посмотрите, какие у нас малярши симпатичные работают». Она тогда приняла юмориста за сантехника, не подозревая, что перед ней легендарная личность. А вечером друзья пригласили ее в комнату на посиделки. И там она увидела того самого «сантехника» с гитарой в руках. Он запел – и ее накрыло «ощущение истинной подлинности». А потом спела она…  Николай попросил выйти девушку в коридор. Они вышли и он… сделал ей предложение. Она отказала… А через семь лет все-таки стала его женой. Потом подарила двоих детей: сына Федора и дочь Машу.

«Как жаль, что мы с Колей больше никогда не споем вдвоем. Мы так отдыхали: возьмем гитары и поем. Все, что в голову взбредет: Колины песни, мои песни, народные, «вкраинскы писны», просто «а-а-а… а-а-а»… Счастье, что есть его голос в записи. Поэтому мы все-таки поем вдвоем, как раньше. Хоть это уже и очень грустно, и тихо получается. Без слез – не выходит», – признается она. 

Вечер прошел в лиричной и доверительной атмосфере, порой даже казалось, будто бы незримо поэт в эти минуты присутствовал в зале и видел все происходящее. 

N.B.

И упал я, сгорел, словно синяя стружка
От огромной болванки с названьем народ.
И несут меня двое: дурак и дурнушка,
Утирая друг дружке платочками пот.
Николай Шипилов, «Дурак и дурнушка»  



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

...Все мы совершаем ошибки. Такова данность, от которой вряд ли удастся уйти.

Во все времена лучшим подарком считалась книга.

Белорусского зрителя недавно «угостили» редким «деликатесом». Слухи о том, что в Минске покажут настоящий шедевр театрального искусства, поспособствовали тому, как провести один из воскресных вечеров

Молодежь шепталась: «Это Самолетов, бывший муж Ирады Зейналовой?». «Да, вроде он».