Мы и мир

№11 от 14 марта 2019 года

27 в лодке, не считая Британии
27 в лодке, не считая Британии

Образ лодки сегодня чрезвычайно популярен у политиков. «Отцы наций» и «слуги народов» хотят нас усадить в одну большую лодку и пуститься в плавание по бурным водам глобализации, где встречаются рифы, случаются цунами, а то и обыкновенные штормы. А кое-где и налетят кровожадные пираты… Да, не следует забывать и про штиль в экономике, где застой, а точнее, стагнация компенсирует нам все треволнения чистой политики.  

Впрочем, бывает ли она, чистая политика?

В любом случае, нас никто не спрашивает – мы уже в лодке, а всякий, покинувший ее, – дезертир. Именно так воспринимают члены Европейского союза Великобританию, вдруг вспомнившую, что когда-то она была владычицей морей и решившую отправиться в самостоятельное плавание.

Французы говорят: «Ушедший на охоту теряет право на обед», и весь Евросоюз дружно действует в этом прагматичном духе: он хочет лишить Англию не только обеда, но и последующего ужина, а, возможно, и завтрака… Пусть оголодает на вольных харчах!

Этот общий клич столь громогласен, что напугал и саму Англию! Что ее ждет в непредсказуемых холодных водах? Тут, в лодке, вместо обеда горклая солонина, но это все же лучше, чем отправиться на корм рыбкам... В общем, Англия заколебалась и в последний момент судорожно уцепилась за борт… Лодка опасно наклонилась!

Эх, не кричали б вы так громко и сердито, государства-члены, и не оказались бы сейчас в подвешенном состоянии! Растерявшаяся Великобритания повисла между небом и волной, а вы бьете ее по пальцам, мол, прыгай! И в благородном порыве опасно сгрудились у одного борта, который уже черпает воду… Еще минуту, и всему судну пропасть!

В графике сцепившихся перед расставанием Лондона и Брюсселя этот момент называется «решающей неделей». В общем, три дня на развод. За столь короткое время – как будто не хватало предыдущих двух лет! – нужно успеть все, а главное, соблюсти приличия. Итак, 12 марта в Палате общин повторное голосование по Брекситу на условиях ЕС, то есть со сделкой.  13 марта – по «Брекситу без сделки». А на следующий день рассмотрят возможность отложить выход из ЕС.

Как видите, график плотный, составили его, исходя из посыла, что всякое предыдущее голосование закончится провалом, поскольку даст отрицательный ответ. А вот четверговое голосование, может, и получит лондонское «да», но уж точно наткнется на брюссельское «нет». Отсрочку ведь должны одобрить страны Евросоюза на саммите 21–22 марта – а выход из ЕС запланирован на 29 марта. 

Проще говоря, Мэй хочет спихнуть ответственность за «плохой» Брексит на континентальных европейцев.  Европейцы это понимают и крайне раздражены. А если в гневе они не пойдут на перенос даты, то может произойти все что угодно: например, Брексит без сделки, но немедленно. А то и повторный референдум! В любом случае в ЕС громогласно настаивают, что Брексит пересмотру не подлежит!

Вы что-нибудь поняли? И я ничего не понял… Главное, ничего не понимают и те, кто все это творит – британские и брюссельские политики.

Все их бесконечные «может» являются порождением неопределенности и суматохи. Но больше всего суета разгулялась в британском политическом доме. Ситуация там напоминает бедлам (опять же английское слово, означающее сумасшедший дом!), который был уже описан замечательным юмористом Джеромом Клапкой Джеромом. Цитирую: «В этом – весь Гаррис: он охотно берет самое тяжелое бремя и безропотно взваливает его на чужие плечи. Он всегда напоминает мне моего бедного дядюшку Поджера. Ручаюсь, что вы в жизни не видывали такой кутерьмы, какая поднималась в доме, когда дядя Поджер брался сделать что-нибудь по хозяйству. Привозят, например, от столяра картину в новой раме; и тетушка Поджер спрашивает, что с ней делать, и дядюшка Поджер говорит:

– Ну, это уж предоставьте мне! Пусть никто, слышите, никто, об этом не беспокоится. Я все сделаю сам! –  Тут он снимает пиджак и принимается за работу»…

Чем все заканчивается, хорошо известно: избитые стены, искромсанные пальцы, затравленные домочадцы, а картина повешена лишь за полночь… и криво! 

Если поменять дядюшку Поджера на тетушку Поджер, то сегодня мы могли бы с уверенностью сказать, с кого писал своего героя незабвенный Джером К. Джером.

С еще большей уверенностью мы можем утверждать, что, подобно несчастной картине, Брексит тоже выйдет криво. Или очень криво – другого не дано.

Что касается тех двадцати семи, что пока остались в лодке, то, избавившись от Великобритании, они тут же постараются о ней забыть. Ведь и повесть Джерома по-настоящему называется так – Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog) –  «Трое в лодке, и ничего не говорите про собаку».

Будто ее и не было. 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Самого Трампа еще можно попытаться снести, а вот его стену (если он все-таки ее возведет) снести уже никаких денег не хватит!

Такой компетенции сегодня больше нигде не обучают. А тут бери, черпай полной мерой – и совершенно бесплатно, хоть через «Ютьюб», где просмотры уже зашкаливают.

Знаменитая фраза «And Oscar goes…» – «И Оскар идет…» теперь обретает далеко не киношные ориентиры.

Пусть в других формах, но исторический реванш Америки явно состоялся!