Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Малая родина
>>>
Конкурс
>>>
Давайте разберемся!
>>>



Культура

№10 от 07 марта 2019 года

Машина времени Владимира Стеклова
Машина времени Владимира Стеклова

Владимир Стеклов по праву считается талантливым актером. В его фильмографии – свыше 120 ролей. Наиболее известные: «Плюмбум, или Опасная игра», «Гардемарины, вперед», «Воры в законе», «Узник замка Иф», «Мастер и Маргарита», «Олигарх», «Криминальный квартет» и т. д. Работает художественным руководителем театра «Художественная школа».

– Читал, что в детстве у вас были дефекты речи, вы сильно картавили. Как же стали артистом?

– В детстве я был невысокого росточка, рыжим, шепелявым двоечником. Мама меня за оценки ругала, поэтому  часто приходилось вырывать листы в тетрадях. Сложнее было это сделать в дневнике, в нем страницы были  пронумерованы, но я и там умудрялся вырывать страницы с двойками. У меня и в мыслях не было, что стану известным актером. Но моя мама с удовольствием ходила в самодеятельность, хорошо пела, играла в агитбригадах. Все произошло случайно, видимо, судьба была благосклонна и уготовила мне такой интересный путь.

– Расскажите, как это произошло.

– Я любил ходить в Дом учителя играть в футбол до того времени, пока там не открылась театральная студия. И мой друг уговорил меня туда записаться под предлогом, что там много красивых девчонок. Это было для меня аргументом, я даже забыл о том, что не выговариваю почти все буквы. Мы с другом пришли на прослушивание, там действительно оказалось много девчонок, все что-то читали. И вот очередь дошла до меня. Я очень эмоционально объявил: «Сергей Есенин. «Письмо женщине» и стал читать. В зале раздался смех: рыжий, невысокий да еще с таким произношением – и «Письмо женщине». А меня так пробило,  я настолько эмоционально прочитал, что в зале повисла тишина. Я же, дочитав до конца, выскочил из зала уверенный, что это провал. Но за мной кто-то побежал, позвал в зал, и когда я вошел, раздались громкие аплодисменты. Меня взяли в студию и вскоре стали давать главные роли.

Спектакль нашей студии «Два света» попал на смотр театральных коллективов области. Там в жюри были профессиональные актеры, которые сказали мне, что возьмут в Астраханское театральное училище, если исправлю свою речь. В результате после окончания школы я поступил в театральное училище.

– Правда, что еще студентом вы уже играли в оперном театре?

– Такая попытка у меня была на первом курсе, но все комически провалилось.

– Можете рассказать?

– Когда я учился на первом курсе, в Астрахань приехал на гастроли оперный театр, и мне за два рубля предложили поработать пажом фараона. Для меня это был дебют на профессиональной сцене, поэтому с удовольствием согласился. К тому же мне очень нравился мой наряд. На первой репетиции я надел исторический костюм, мне дали очень тяжелое опахало, и под марш этим опахало я обмахивал фараона. Все красиво, хорошо. И вдруг сзади кто-то наступил на мою сандалию, и я, споткнувшись, со всего маха ударил опахалом фараона. В результате он зашатался, шлем ему закрыл глаза. Естественно, солист, который играл фараона, выругался на меня. Репетиция была сорвана, а меня выгнали, сказав, чтобы я близко не приближался к сцене. Так как в постановке были заняты мои однокурсники, неделю наблюдал за ними с третьего яруса театра и был очень расстроен.

Через неделю меня помиловали и разрешили выступить в кордебалете. Дали костюм татарина с ятаганом и по роли с остальными «татаринами» мы должны были плясать, изображать орду, а когда хан начнет махать на нас нагайкой, надо было упасть и молча лежать. Музыка снова звучит, и мы медленно отползаем за кулисы.

Я вошел в образ, придумал себе раскосые глаза, бороду, усы, в общем – настоящий «татарин». И вот репетиция: мы пляшем с ятаганами, музыка перестает звучать, хан взмахнул нагайкой, я рухнул, как было положено по роли. Лежу, довольный собой, что все получилось, жду, когда музыка снова начнет звучать, чтобы отползти за кулисы. И тут в тишине раздается крик: «Слезь с моей ноги». Смотрю и вижу, что я грохнулся на ногу хана и своим телом не даю ему сдвинуться с места, а ему нужно танцевать. В результате репетиция снова была сорвана, а меня выгнали и из балета. На этом закончилась моя работа в оперном театре.

– Владимир Александрович, после окончания театрального училища вы работали в городе Кинешме. А как оказались в Камчатском драматическом театре?

– Известный театральный критик Юрий Ильич Фрид, когда посмотрел спектакль, сказал мне, что нужно подумать о перспективе, и посоветовал ехать в Петропавловск-Камчатский, где художественным руководителем был его друг. Аргументы Фрида, что его друг – хороший режиссер и что он готовится к гастролям в Москве и у меня будет возможность показаться в столице, для меня были весомыми. Поэтому, не откладывая, я поехал на Камчатку.

Помню, первым делом купил контурную карту, сам ее раскрасил и смотрел, как далеко Петропавловск-Камчатский от Москвы. Засиживаться на Камчатке я не собирался, ждал гастролей в Москву. И этот момент настал.

Гастроли проходили 11 дней в прославленном Малом театре. Я ходил в театр через Красную площадь и однажды сказал себе, что отсюда никуда не уеду. Удача улыбнулась мне,  уже через неделю меня пригласили в театр имени Пушкина, а чуть позже – в театр Станиславского, в котором в свой прошлый приезд я хотел посмотреть спектакль, но не смог достать билет.  

– После театра имени Станиславского вы играли в прославленном «Ленкоме», а правда, что однажды вас со спектакля увезла скорая помощь?

– В театре «Ленком» была премьерная репетиция знаменитого спектакля «Поминальная молитва», в котором роль Тевье, молочника, играли попеременно Евгений Павлович Леонов и я. В тот день роль Тевье репетировал я. В начале второго акта мой герой сидит на молочном баке, и когда к нему выходят Абдулов и Менакер (отец Андрея Миронова), я должен был подняться и идти. Но подняться с бака не смог и сам не понимал, почему. Затянулась пауза, Менакер ждет, когда я уйду, чтобы затем уйти за мной. Саша Абдулов почувствовал что-то неладное и тихо спросил у меня: «Чего?». Я ему шепотом ответил, что не могу встать. Абдулов понял, что мне плохо, но не стал пугать Марка Захарова, схитрил, сказал ему: «Марк Анатольевич, может, мы перерывчик сделаем, попьем кофейку?» И это несмотря на то, что прошло всего 10 минут после перерыва. Захаров мог разругаться, но, наверное, понял, что что-то случилось, поэтому громко сказав: «перерыв», вышел за кулисы. После этого коллеги отвели меня в гримерку. Вызвали скорую помощь. Оказалось, что у меня флегмона (гнойное воспаление жировой клетчатки). Меня экстренно прооперировали, но я еще долго восстанавливался. Благодарен Марку Анатольевичу Захарову, что он отменил премьеру и дождался меня.

– В прошлом году вы стали отцом в третий раз. Какие чувства вызвало у вас это событие?

– Ирине 37 лет и до встречи со мной она не могла забеременеть. А тут произошло чудо, мы стали родителями прекрасной Арины. С рождением дочки я поверил в машину времени и переместился лет на 25 в прошлое. Арина – это мое счастье и мне постоянно хочется быть с ней.

– Помимо Арины у вас еще две дочери – Агриппина, Глафира.  Какой вы для них отец?

– Ну, это дочки должны говорить, какой я для них отец. С Граней у меня произошел случай, за который мне очень неудобно. В тот день дочку было  не с кем оставить, и я ее взял с собой в театр. После спектакля дочка уснула,  отнес ее на руках в машину, потом загрузил многочисленные пакеты с продуктами и вещами. Происходило это в январе, был сильный мороз, все завеяло и к дому невозможно было подъехать, поэтому я поставил машину на стоянку. Выставил все пакеты на снег, затем взял дочку на руки, захлопнул машину. Подхватил все и пошел. Идти было тяжело, пакеты падали из рук. Понял, что не смогу так дойти до дома, поэтому растолкал дочку и сказал: «Папе очень тяжело, давай ты немного сама пройдешь, поможешь папе». Прошли немного, и дочка говорит: «Папа, мне ножкам холодно». Я ее уговорил, что осталось чуть-чуть до дома. Прошли еще некоторое расстояние, и дочка со слезами говорит: «Папа, мне правда очень холодно ножкам». Я смотрю, а она... в одних носочках. Оказалось, что сапоги в машине слетели, а я и не заметил.  



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Анна Михалкова – победитель первой российской национальной телевизионной премии ТЭФИ-KIDS – 2019 в номинации «Ведущий телевизионной программы для детей» (как «тетя Аня» из «Спокойной ночи, малыши!»).

На завершившемся открытом российском кинофестивале «Кинотавр» председателем жюри основного конкурса был народный артист России Константин Хабенский.

Каждый раз после провала на экзаменах в театральный плакала, но была уверена, что на следующий год поступлю. Сомнения не мешают тому, чего сильно хочешь.

Елена Малышева – доктор настоящий: окончила с красным дипломом Кемеровский медицинский институт, факультет лечебного дела. Затем – аспирантуру Московской академии медицинских наук. В 2007 году защитила диссертацию на соискание степени доктора медицинских наук. Но мы ее знаем как ведущую программы «Здоровье» на «Первом канале», которая выходит в эфир вот уже 22 года.