Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Специальный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>
Люди в белых халатах
>>>



История и современность

№10 от 07 марта 2019 года

Артефакты под двойным дном
Артефакты под двойным дном

Весть о найденном в Немане археологами и дайверами челне стала новостью №1 в октябре 2018 года. Не так давно дендрохронологический анализ показал, что лодка сделана из дуба, росток которого появился на свет в 1200 году – во время зарождения Великого Княжества Литовского, а дуб был срублен в 1500-м!

...Сегодня у нас в гостях те, кто принимал участие в спасении артефакта: руководитель специализированной научно-исследовательской группы подводной археологи научный сотрудник Института истории Сергей Линевич и старший научный сотрудник этого учреждения Максим Чернявский.

Ровесница Княжества Литовского из Немана

С. Линевич: – О лодке нам сообщили жители деревни Николаево Ивьевского района. Артефакт из мореного дуба весом более тонны и длиной 8,4 метра поднимали и доставляли вместе с дайверами клуба «Морской пегас» и белорусскими любителями внедорожников. Даже задействовали подъемный кран одной из строительных организаций района. Как это важно, когда есть неравнодушные к прошлому нашей страны люди, готовые прийти на помощь археологам.

Да, артефакт – счастливый «нежданчик». Но за остальными находками стоят годы кропотливой работы в архивах, на полях и под водой.

В числе уникальных памятников, на которых мы проводим научные исследования в последнее время, – Жаберский замок XVII–XVIII веков, стоянка неолит-бронзового века Кривина-3, место переправы армии Наполеона через Березину. Всего с 2015 года группа провела более 40 экспедиций. Ни одна не была пустой, все результативные. Кроме того, по некоторым маршрутам ходили в разведку. Без нее не бывает будущих находок.

– До вас в Беларуси не занимались подводной археологией?

С. Линевич: – В 1970-1980-е такие исследования велись. Во время подводных экспедиций наши предшественники искали в Двине остатки Борисовых камней, известных выбитыми на них надписями, наиболее известная из которых: «Господи, помоги работу твоему Борису!» (Борис Всеславович – князь Полоцкий). На их счету – подводные работы в районе Лукомльского замчища, селище в озере Дерба (Браславщина), устье Немиги и в Свислочи. К 1995 году подводная археология взяла тайм-аут. И только в 2015-м, была создана группа подводной археологии.

М. Чернявский: – Появились новые возможности и методики, стала более совершенной аппаратура. Так что подводными поисками занимаемся круглый год, в том числе зимой, когда есть возможность пробурить лед и опуститься прямо на «аномалию» – возможную точку нахождения артефакта. И помогает нам в этом дайвинг-клуб «Морской пегас». Члены клуба и их руководитель Андрей Лихачев с нами во всех подводных экспедициях. Более того, вместе с Андреем разрабатывается методика подводных исследований.

Стерильный консервант

– Переправа Наполеона в 1812 году – тема известная. А что это за стоянка Кривина-3?

М. Чернявский: – Это одно из десяти поселений на Кривинском торфянике, расположенном на границе Бешенковичского и Сенненского районов. Названы они по имени реки Кривина, впадающей в Двину. Обнаружили эти памятники неолита – бронзового века во время разработок торфа в середине ХХ века. В процессе осушения торфяного массива новое искусственное русло реки перерезало надвое поселение Кривина-3, культурный слой которого перекрыт почти двухметровым слоем стерильного торфа. Это, с одной стороны, позволило обнаружить памятник. С другой – открыло прямой доступ к культурному слою под водой, так как он даже в самый сухой сезон находится ниже уровня воды.

– И как первобытные поселения оказались под водой?

М. Чернявский: – 6–4 тыс. лет назад уровень воды в местных озерах был на 2–3 метра ниже, чем сегодня. Но во II тысячелетии до н.э. климат изменился, стал более холодным и влажным: как известно, вся его история – это чередование похолоданий и потеплений. В результате озера разлились, затопили прибрежные деревни, которые потом заросли, превратились в болота, а со временем и заторфовались.

Кстати, многие торфяники, болота ранее были озерами. Знаменитое болото Ельня было огромным, в два раза большим, чем Нарочь, озером. Исследуемые нами поселения древних людей Асавец в Бешенковичкском и Кривина в Сенненском районах находились фактически на северном и южном берегу одного древнего озера.

С. Линевич: – Торф – отличный консервант, а покрытый еще и слоем воды, идеально сохраняет деревянные артефакты: части мостов, строений, деревянные орудия труда и домашнюю утварь. Если керамику, изделия из кремня, кости, металла и янтаря находят исследователи, ведущие раскопки «по-сухому», то подводные археологи находят и артефакты из сосны, дуба, других деревьев и растений, которых на сухих стоянках не найти.

М. Чернявский: – На поселении Кривина-3 во время подводных работ мы нашли, к примеру, деревянную колотушку для разбивания орехов, а также фрагмент длинного древка. Оно было заглаженным, отшлифованным руками хозяина, жившего 3,5–4 тыс. лет назад! Выглядела оно почти точно так же, как старое еловое косовище или рукоять граблей моего деда в деревне.

С. Линевич: – Во время исследования стоянки Кривина-3 выявлены фрагменты рыболовных снастей. У нас их называют буча (или верша), принцип ловли которыми заключается в том, что рыба в них заплывает, а назад не может выбраться. Артефакт был сделан из сосновых лучин, скрепленных лубяными веревочками. Такие находки в торфяниках помогают воссоздавать более полную картину прошлого нашего края.

М. Чернявский: – Часто считают, что в каменном веке люди пользовались исключительно каменными орудиями труда, в бронзовом – бронзовыми, железном – железными. На самом деле 4 тыс. лет назад первобытные люди использовали в своей хозяйственной деятельности все то, что было под рукой: дерево, кость, рога и кожу животных, кору, ветки и корни растений.

Судьба замка князя Вишневецкого

С. Линевич: – В этом году нас ожидает продолжение «ювелирной» археологической работы. Не столько раскопки, сколько разведка. Никто не знает, что можем обнаружить на дне белорусских водоемов. Часто приходится исследовать на ощупь, как в игре «Форт Боярд»: засунь в мешок руку и скажи, что ты взял.

Две недели назад вернулись из очередной экспедиции. Вели исследования в Дрогичинском районе на месте Жаберского замка – в реке Ясельде и заполненном водой обводном рве. Замок – уникальный памятник мирового уровня, последним хозяином которого был гетман Великого Княжества Литовского князь Михаил Вишневецкий. Если бы замок сохранился, то мог бы соперничать по красоте с Несвижским. Однако его в 1706 году взяли в осаду, а потом и уничтожили шведские войска Карла XII.

С тех пор прошло более 300 лет. В русле Ясельды мы находим фрагменты горшков, стекол, осколки печных изразцов. А темные воды и двойное дно обводного рва сберегли доски, брусья, сваи, опоры, часть мостового настила подъемного моста Жаберского замка.

Достали их такими, как будто они только что попали в воду, а не пролежали там сотни лет! Часть из артефактов – мортирные бомбы, предназначенные для защиты замка-крепости. В Институте физики делали анализ состава металла запалов. Хотя, по технологии, их в то время делали из цветных металлов, жаберские оказались железными. Такое вот отечественное ноу-хау защитников крепости, которое сохранила до наших дней вода.

 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В возрасте 103 лет умерла старейшая представительница влиятельного магнатского рода пани Эльжбета Радзивилл, дочь предпоследнего владельца Несвижского замка. Для нее главная достопримечательность Беларуси была родным домом. Корреспондент «7 дней» узнала, какой Эльжбету помнят в Несвиже и кому княжна доверила опекать фамильную усыпальницу.

В начале 30-х руководство БССР всерьез задумалось о переносе столицы. Альтернативой Минску стал Могилев.  Окончательный срок переноса столицы был определен 20 апреля 1939 года: ноябрь 1939-го. Но несмотря на начавшиеся действия, областной город не поменял статус.  Рассказываем, почему партийные чины отказались от своей задумки, во сколько бы советскому бюджету обошелся этот «переезд»
и каким бы был столичный Могилев.

В небольшом райцентре Докшицы, где живет меньше 7 тысяч человек, можно найти кладбища сразу четырех конфессий: православное, католическое, иудейское и мусульманское. Мы побывали на каждом и узнали, в чем причина такого необычного ист


Что связывает Беларусь с освоением космических просторов? В первую очередь, летчики-космонавты, уроженцы нашей страны: Петр Климук, Владимир Коваленок и Олег Новицкий. Мы побывали на малой родине Героя Советского Союза  Владимира Коваленка, который трижды летал в космос. В общей сложности он провел на орбите 216 суток, в том числе два часа – в открытом космосе.