Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
На заметку потребителю
>>>
Совместный проект
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Культпоход

№8 от 21 февраля 2019 года

Сказ о добром гее
Сказ о добром гее

Молодежь шепталась: «Это Самолетов, бывший муж Ирады Зейналовой?». «Да, вроде он». Будто бы услышав тему беседы, гость счел нужным предупредить: «Журналистика – абсолютно узкая профессия, потому что с девчонками играет злую шутку. Если человек полностью уходит в нее, то он, к сожалению, жертвует домом. Проработав на этой чудной ниве почти сорок лет, признаюсь, что среди действующих репортеров не могу назвать ни одной не остервеневшей девушки». В зале многозначительно переглянулись: мол, нам это еще только предстоит выяснить, но обязательно учтем!

Телерепортер гордится, что за долгие годы занятия журналистским ремеслом у него нет ни одного опровержения, ни одного судебного иска. Его наставники научили одной вещи: «Ты не имеешь права на ошибку… Ты не имеешь права соврать в кадре».

Тема мастер-класса звучала сухо и необычно – «Драматургия сюжета как основа любого печатного текста». Однако разговор был живым и совсем не наукообразным. Алексей Самолетов – известный тележурналист, режиссер и сценарист. За его плечами – шесть войн и девять лет работы в горячих точках. Правда, сегодня он не рассказывал молодым кадрам о том, как пришлось участвовать в спасении заложников в Буденновске, Кабуле и в Москве на Дубровке. И не о том, как работал над сценарием нашумевшего фильма «Салют-7». Он рассуждал о качественной журналистике, о том, что золотой телец старается сожрать всех, в том числе и нашу братию.

Спикер считает, что мы живем в мире линейных текстов и клипового мышления. Чтобы подтвердить этот тезис, он рассказал интересную байку. Мальчик-старшеклассник учится из рук вон плохо. Его мама – библиотекарь в школе. Учительница литературы приходит к ней и сообщает, что если завтра ее «оболтус» не напишет изложение по «Капитанской дочке», она поставит ему двойку за полугодие. Вечером мама, хорошенько пропесочив сына, заставляет его читать Пушкина. Тот, понимая, что в случае сопротивления отберут гаджеты и оторвут от сердца мобильный телефон, ночь пыхтит над классикой. Утром сдает родителям «экзамен». Сын пересказывает вторую главу: «А потом Петруша с Савельичем поехали, началась метель, и они заблудились. И тут встречают они гея».

– Кого? – подскочили взрослые.

– Гея, ну голубого… Но он добрый был человек, дорогу им показал.

Мама:
– Где ты это взял?

– В книжке!

– Неси сюда!

– Ну вот они… Вот мужик в тулупе…  Вот они говорят: «Гей, добрый человек, далеко ли до деревни?»

В зале народ смеялся, однако это был смех сквозь слезы. Наши предки верили в магическую силу слова, в его способность менять окружающий мир. А вдруг это действительно так?

В конце встречи не смогли обойти и тему «важнейшего из искусств».

«Мы никогда не снимаем кино про медицину, про кораблестроение, про космос, мы снимаем кино и сюжеты про людей, про любовь людей к тому, что происходит вокруг них. Если они любят свое дело – они его делают. Если они любят свою страну – они помогают ей стать великой. Все фильмы и все книги написаны про любовь, только в разных ее проявлениях», –  уверен режиссер.

N.B.

А. Самолетов:  «Главное оружие журналиста – камера, микрофон и правда. От каждого твоего шага и кадра зависит, что будет происходить с твоей страной, и ты отвечаешь за это своей головой, жизнью и совестью».



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора


Его называют человеком-оркестром. Александр Адабашьян великолепен во всем, за что берется.


Говорят, последнее дело – судить о книге по обложке. Но именно так ко мне попал новый бестселлер Джоджо Мойес.

«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о…». В этот раз речь не о шекспировских героях.

Помните, как о состоянии Буратино судили лекари из сказки «Золотой ключик»: «Пациент скорее жив, чем мертв»?