Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Малая родина
>>>
Конкурс
>>>
Давайте разберемся!
>>>



Путешественник

№8 от 21 февраля 2019 года

Чебурашки по-мадагаскарски
Чебурашки по-мадагаскарски

В науке есть понятие «эндемик». Это – животное или растение, которое обитает только в данной местности (в переводе с греческого это слово и означает «местный»). Одним из самых богатых на эндемики является остров Мадагаскар в Индийском океане – 80% его флоры и фауны не встречается больше нигде в мире! Туда я и отправился весной 2017 года.

Мои планы едва не нарушил ураган «Энаво», внезапно обрушившийся на остров через пару дней после моего прибытия, – один из сильнейших за последние несколько лет. Он прошел по Мадагаскару, оставляя за собой тысячи разрушенных хижин, вышедшие из берегов реки, поваленные деревья и десятки погибших. Сообщения об урагане вышли на первые полосы мировых СМИ, и я несколько дней получал от знакомых тревожные вопросы: «Как ты там?».

Но вот уж действительно, «кому война, а кому – мать родна». Оказывается, на урагане тоже можно… заработать. «Как?» – спросит читатель. А вот как. Деревья, поваленные на автодороги ветром, скорость которого достигала 160 километров в час, стали проблемой для проезжающих водителей и… спонтанно возникшими «рабочими местами» для местных жителей. Сам убедился в этом при первой же поездке и при первом же встреченном на дороге упавшем дереве. Крестьяне с топорами, стоявшие на обочинах, довольно быстро расчистили завал – разумеется, за энную сумму. И хотя она по нашим меркам была совсем небольшой, но, перемноженная на количество ожидавших автомобилей, все-таки давала какой-никакой приработок.

Другой способ подзаработать во время стихийного бедствия на Мадагаскаре – это протолкать машину через участок дороги, залитый вышедшей из берегов рекой. Грузовые машины еще кое-как преодолевали внезапно возникшую «водную преграду», легковушки же в нерешительности тормозили – вода поднималась над полотном едва ли не на метр. Мне дважды пришлось прибегнуть к помощи «толкальщиков», молодых, жизнерадостных парней, сопровождавших процесс смехом и шутками. Еще страшней были оползни грязи, сошедшие после дождей на участки дорог. Движение по некоторым трассам Мадагаскара было парализовано на много часов.

Но «Энаво» пришел и ушел, жизнь стала возвращаться в нормальное русло, и уже ничто не мешало мне встретиться с самым знаменитым эндемиком острова – лемуром.

Кто такие лемуры? В «Большой советской энциклопедии» 1953 года нашел любопытный термин для их обозначения – «полуобезьяны». Если наполовину обезьяны, то на вторую половину – кто? Есть в них, на мой взгляд, что-то и от кошки, и от щенка, и от медвежонка – и еще бог знает от кого, но тоже пушистого и симпатичного. Насчитывается около сотни видов лемуров, начиная от карликовых, весом менее ста граммов, и кончая особями размером с крупную собаку и весом до десяти килограммов. Некоторые из них, с большими глазами и мягкой пушистой шерстью, даже напоминали мне своим внешним видом нашего… Чебурашку. Зверек настолько симпатичен и забавен, что я затрудняюсь сказать, сколько мегабайтов своих флешек я истратил на его фотографирование! Живут лемуры на деревьях в джунглях, обычно имеют длинный хвост, хотя встречаются и бесхвостые. Питаются растительной пищей – ягодами, листьями, семенами, иногда – насекомыми и личинками. Из личного «общения» с ними понял, что они очень любят бананы. Некоторое количество лемуров обитает и на соседних Коморских островах.

Если дикое животное подпускает людей совсем близко, значит, знает: человек не принесет ему вреда. Впервые я убедился в этом в одном из национальных парков в Танзании. Помню, львица с двумя маленькими львятами (которая, по идее, в этот период должна была быть особенно агрессивной!), даже не обратила внимания на наш автомобиль, подъехавший к ней буквально на пару метров! Вот и лемуры, выпрашивая лакомство, не то что подпускали меня близко – они вообще залезали мне на голову и плечи по несколько особей сразу!

Посмотреть на этих животных в дикой природе приезжают люди из многих стран мира, и это, конечно, приносит определенные доходы казне довольно небогатого острова. Малагасийцы (жители острова) очень гордятся своими лемурами и даже поместили изображение животного на самую ходовую денежную купюру – 1000 ариари. Известная поговорка «Собака – друг человека» вполне могла бы звучать для Мадагаскара как «Лемур – друг человека»! Они вообще считаются здесь священными животными. Существует даже легенда, что когда-то это были люди, которые потом ушли в леса, обросли шерстью и поселились на деревьях.

К сожалению, вырубка лесов, часто незаконная, сокращает площади обитания этого милого и забавного зверька, что приводит и к сокращению их числа.

А вот хамелеоны не являются эндемиком на острове, но заявляю со всей ответственностью: красивей мадагаскарских мне видеть не доводилось! Право слово, увидев фото такого хамелеона, с его неимоверно яркой и пестрой раскраской, можно с сомнением подумать: а что – такое бывает? Или снимок обработали в фотошопе?

Мне они показались чересчур медлительными, если не сказать вообще вялыми – словно и они живут по широко распространенному в Африке принципу «поле-поле» (в переводе с суахили – «медленно-медленно», то есть не спеша, без суеты). Это, впрочем, не помешало одному из этих красавцев до крови прокусить мне ладонь между большим и указательным пальцем правой руки. Я потом несколько дней переживал, как бы чего не вышло – все-таки Африка славится своими экзотическими болезнями.

И это был не единственный случай во время пребывания на Мадагаскаре, заставивший меня беспокоиться за собственное здоровье. Как-то я полетел на западное побережье острова, где в окрестностях города Мурундава находится знаменитая на весь мир Аллея баобабов. Описывать этих величественных тысячелетних исполинов 30-метровой высоты не стану – это нужно видеть. Скажу лишь, что есть в тех краях уникальный природный памятник, получивший название «Влюбленные баобабы». Это два могучих дерева, которые, словно обнявшись, крепко переплелись стволами и стали в народе символом любви и верности. Их изображение украшает многие тамошние сувениры. Потом я купил билет на самолет местной компании, чтобы вернуться в столицу. Самолет был небольшой, пассажиров на 70, а загружен был вообще наполовину. В назначенный час, где-то около десяти утра, он не взлетел. Что ж, бывает, подумал я. Как говорится, «поле-поле». Однако прошло и десять, и пятнадцать, и больше минут, а двигатели лайнера оставались безмолвными.

Вдруг открылась кабина пилота и появился человек в фуражке и белой форменной рубашке (очевидно, пилот – первый или второй, сказать не берусь). «Уважаемые дамы и господа! – начал он. – В самолете обнаружена небольшая неисправность (!). В принципе, лететь с ней можно (?!), но мы должны получить разрешение начальства. Подождите еще немного».

Автор этих строк более тридцати лет летает на самолетах многих международных авиакомпаний, но чтобы кто-то из экипажа вот так, напрямую, сказал (может, точнее будет – ляпнул), что мы полетим с неисправностью – такого еще не бывало! Это что, для нашего «спокойствия»?

Что было делать? Может, подумал я, как пел Высоцкий, «не стоит уповать на небеса»? Взять и сбежать из самолета? Это на земле мелкая неисправность не имеет особого значения, а на высоте сколько-то там километров над землей... В общем, вы поняли.

Пассажиры восприняли новость молча. Может, кто и переваривал ее с волнением, как и я, не знаю – в чужую душу не влезешь. Но самолет не покинул никто. Еще минут через пятнадцать пилот прошел по салону с какой-то белой бумагой – наверное, с распечаткой того самого разрешения на взлет – и моторы взревели.

А то, что вы читаете сейчас эти записки, означает, конечно, одно: приземлились мы благополучно.

Игорь МАТВЕЕВ.
Фото и видео автора

Ссылка на видео 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

– А не сходить ли нам в Замбию? – спросил я как-то утром своего сына Дмитрия. Этот вопрос прозвучал бы, прямо скажем, загадочно, а то и вовсе абсурдно, если бы…

…Поравнявшись с нами, на обочине притормозило такси.

Мьянма (ранее Бирма), страна в Юго-Восточной Азии, до 90-х годов прошлого века была одной из самых закрытых для внешнего мира.

В каждой стране есть что-то, чем она по праву гордится. И что-то – чем не очень.