Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте разберемся!
>>>
Малая родина
>>>
Конкурс
>>>



Мы и мир

№5 от 31 января 2019 года

Конец глобализации
Конец глобализации

Я вовсе не претендую на лавры американского политолога Фукуямы, сказавшего, что на рубеже тысячелетий «наступил конец истории». Это утверждение японца с американским паспортом напоминает хокку, японский белый стих в три строки, и многослойно в понимании. Я же утверждаю, точнее, констатирую  конкретную и простую вещь – НАСТУПИЛ КОНЕЦ ГЛОБАЛИЗАЦИИ.  И понимать это нужно однозначно.

Самое популярное словечко 1990–2000 годов, похоже, скоро исчезнет из нашего лексикона. Потому что его не к чему будет прилепить. Пока со всех углов, изо всех розеток и из интернета на все лады распевали гимны и молились глобализации, причем в таких масштабах, что про глобализацию что-то слыхали даже малыши из детского сада, под этим термином каждый понимал, что хотел. В этом секрет успеха «глобализации» у простых людей!

У политиков другой секрет. Глобализация стала политическим фольклором и одновременно индульгенцией – ею можно было объяснить любой провал и любые затруднения. Почему? А потому что если вам и стало вдруг плохо от глобализации, зато всем остальным от нее только лучше. Не будьте занудой и эгоистом, терпите ради блага всей цивилизации! Утешайтесь тем, что кому-то в Австралии, Канаде или еще где-то все-таки хорошо. И даже очень хорошо!

Сколько можно так утешаться? Год, два… ну, три… но не все же двадцать пять лет кряду! Например, африканцы не выдержали, сели в утлые лодчонки и поплыли проверить, как поживает глобализация в той же Европе.  Приплыли и увидели реалии.

И на этом глобализация, а точнее, миф о ней тут же лопнул. Просто пришло ему время!

Как сказал однажды Алан Даллес, первый директор ЦРУ, нельзя обманывать людей бесконечно долго.

Поясню мысль отца всех современных шпионов – нельзя не потому, что не хочется, а потому, что не получится.

Тонко чувствующие конъюнктуру политики тут же заговорили о «неминуемом конце глобализации». Только с чувством понятного для них сожаления… Для них цикл сменился «немножечко рано», но в любом случае они выкрутятся. Они уже чуть-чуть приспособились и стали объяснять продолжающиеся экономические неурядицы не самой глобализацией, а ее концом. Мол, что ж вы хотите, глобализация кончилась!.. А что наступило?

Не знаем! Привет Фукуяме!

…Впрочем, есть среди этих политиков главный политик, и он сказал, чем надо заменить глобализацию. Ведь что она такое есть? Пусть плохие, но единые для всех правила. А этот главный политик вдруг взял и заявил: «Отныне никаких правил! Америка прежде всего!».

А еще сказал, что он националист. И тем указал не только рулевого, но и куда именно тот рулит.

Сменит ли глобализацию национализм? Случай с Брекситом вроде бы подтверждает данный вывод – да, сменит. Но вот беда, есть два национализма, скажем, североамериканский и европейский. Легко быть националистом в Штатах, где интеграцию страны огнем и мечом провели почти двести лет назад во времена Гражданской войны и где сегодня никто не ставит под сомнение федеральное устройство. Пока не ставит… А что делать Европе, которая только-только отошла от своих национализмов и едва-едва интегрировалась  в Объединенную, как снова здрасьте?! Только крикни «национализм!», как все вспомнят свое недавнее прошлое и схватятся за винтовки…

Более каверзно Трамп просто не мог пошутить над своими союзниками. Для Америки национализм закончится протекционизмом, в крайнем случае самоизоляцией, а для Европы  – сепаратизмом. А про самый крайний случай лучше не говорить!

Но зачем же Трамп все это сделал? По двум причинам. Во-первых, он действительно националист и патриот своей страны. Во-вторых, он тоже понимает, что время глобализации заканчивается. И он бросил клич, а уж кто и как им воспользуется, это не его дело. Его дело – чтобы Америка и при таких обстоятельствах оставалась первой.

Проблема же европейцев в том, что за эти годы они не стали по-настоящему едиными. Они делили страны континента на группы и ранжиры. Они обменивались санкциями, искали врагов, строили «зоны». Разве американцы внутри своей страны этим занимались? Вот почему не  сложилось не только европейской нации, но и европейской федерации, а нынешняя брюссельская архитектура при слове «национализм» дрожит как осиновый лист. И правильно, ведь для Европы национализм – это конец истории…

Ангела Меркель об этом прямо сказала в Давосе на экономическом форуме: «Национализм и популизм – две главные угрозы для Европы». Все верно, госпожа канцлер, только вот что с этим делать? И как выкрутить ситуацию, чтобы конец глобализации стал началом чего-то действительно нового?



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Британцы крайне негативно относятся к перспективе выплачивать отступные ЕС. Они считают такого рода траты не только бессмысленными, но и несправедливыми.

В конце концов, правдивая история нужна не тем, кто открывал Второй фронт, а тем, кто не хочет, чтобы снова открылся Первый…

Но вот когда китайцы уже не с ширпотребом, а с высоко-технологичным IT-продуктом приступили к завоеванию американского рынка, в Белом доме загорелся красный свет.

Чем быстрее продвигалась Красная армия, тем больше произведений искусства сохранилось для тех же Италии и Франции, а значит, для всей цивилизации…