Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Малая родина
>>>
Давайте разберемся!
>>>
Конкурс
>>>



Удивительное рядом

№4 от 24 января 2019 года

Корм найдем – до весны дотянем
Корм найдем – до весны дотянем

Зимой в лесу за целый день, бывает, не встретишь ни души, разве группку синичек и одинокого дятла. Большинство пернатых улетело в теплые края. Однако  остались птицы-патриоты. И порой унылый лес оглашается посвистами снегирей, слышится стрекотание сорок, карканье ворон да громкие трели свиристелей…

А вот и один из хохлатых певцов. В компании снегирей да дроздов стайками перелетают свиристели с дерева на дерево. Ищут, где алеют-чернеют бусинки рябины, бузины, крушины?.. Все по вкусу им! Вдруг в симфонию леса врывается новый звук. Вот и нарушитель спокойствия – большой пестрый дятел. Что есть мочи барабанит по стволу березы. Морозы грянут – не сможет до гусениц-жучков добраться: глубже они в ствол залезут. Не так клюв мощен у него, как у дятла черного, желны. Самого крупного из родни. Уж коль возьмется за дело – лишь щепки по сторонам летят. Так хитро клюв его устроен и силен удар. И некоторые другие виды дятлов (а всего их более 220) зимой не оставляют в покое насекомых. Трехпалый, белоспинный не прочь наесться короедами. И малый пестрый дятел по берегам озер и рек букашек ищет. Обследует и деревья, и растения типа тростника. А вот большому пестрому дятлу, как вегетарианцу, придется перебиваться семенами хвойных.

Со стороны дубравы доносится громкое стрекотание. Что случилось? Чудеса! Сорок там и в помине нет. А сидят на ветках взъерошенные сойки. То собакой залают, то кошкой замяукают... Вздорности, впрочем, как и сорокам, им не занимать. Позабавившись, повисают на ветвях и, балансируя крыльями, как бабочки, набивают желуди в складки под клювами… и разлетаются кто куда. Вот одна из них посматривает по сторонам (не видит ли кто?)… и прячет добычу где придется. В бескормицу снег раскопает и найдет тайничок… И даже если он окажется чужим – сойку это не смутит. Лишь бы до весны дотянуть. Хорошо, когда снег небольшой. И беда, коль он выше тридцати сантиметров. Но и тут не стоит в панику впадать. Сама не доберется до еды, мышки с белками найдут ее запасы. Или галки, вороны, а может, и свои сородичи разграбят. Но и хозяйке авось оставят что-нибудь. Вот только снег коварен – может и с головой накрыть. Захочешь есть – придется рисковать. А если продержатся запасы до тепла – полезут всходы дружные весной.

На опушке леса слышится карканье-гвалт. То галки и вороны решают: перебраться им ближе к городу или нет. Там все же сытнее и теплее. Непоседы обследуют все вокруг: может, корм где сохранился. Да и зазевавшиеся мышки-полевки на ужин воронам вполне сгодятся. Галки же, как самые мелкие из врановых, едва ли с ними справятся. А в ельнике соседнем клесты устроили пирушку. Малютки весом в сорок граммов справляются ловко с шишками ели. Что больше их они – им не помеха. Подвесившись фонариками к ветке, они, играючи, откусывают их. И изогнувшись, словно акробаты, к себе подтаскивают. А там, их лапками зажав, пускают в дело клюв-ножницы и язычок. И семечко за семечком клюют. Лишь крылышки с чешуйками дождем летят… Но терпеливости клестам недостает – им проще шишку новую сорвать, чем старую проверить до конца. Однако это не беда – зверькам упавшие семена не дадут пропасть зимой, да и клесты воспользуются еще раз. Не прочь полакомиться ими также пухляки, гаички и многие другие синицы, не делающие на зиму запасов. Но клюв
у них не тот – раскрытые лишь шишки им подвластны. Семечко не поделив между собой, сердито тарахтят. А раздобыв, не пытаются очистить. Прижав его лапкой к ветке и ловко пробив клювом, выклевывают мякоть.

Внизу на стеблях лопуха, чертополоха да полыни чечетки копошатся, краснолобые коноплянки и чижи. Другие стайки берез верхушки осаждают. Щебечут-спорят. Подвесившись на веточках, чижи, сережки деловито потроша, лущат семена. К весне едят и почки. Растительная пища привычней и коноплянкам-реполовам. Горлышко с бороздками упрощает поглощение семян и их измельчение. Корма хватит всем! И на зимовку улетать не надо. А рядом, повиснув в разных позах, чечетки красногрудые теребят сережки либо шишки. Тут разобравшись, родичи щеглов скользят по веткам ниже. Закончив и разом загалдев, летят в березовую рощу. Там тоже шум и суета. Деревья стайки длиннохвостых синиц, или ополовников, обследуют, аж зависая от усердия вниз головой. И они зимой не прочь семена поклевать.

Где глуше лес, рассевшись чинно в кронах, большие птицы черные сидят. Унылому пейзажу краснобровые красавцы живописность придают. Да это же тетерева! Их трудно спутать с другими пернатыми. Жаль только, что все меньше становится этих птиц. И в том повинны ядохимикаты на полях. Им летом благодать: побеги, ягоды и семена, букашек вволю. К зиме обычный рацион пришлось менять. Клевать сережки, почки да кончики ветвей не очень-то питательно и вкусно, зато в достатке. И все бы хорошо, да вот глотнешь еду-ледышку – зябко станет. Да и снаружи лезет холод под перо. И много птиц, бывает, насмерть замерзают. Но лишь бы был снег, а там с головой – и грейся под пуховым одеялом. Кому он – плохо, а тетерева без него б пропали. Их собрат глухарь живет в бору. Там, где окраина болота. Вот уж гурман, ценитель хвои! Не каждая сосна ему годна. Какая – знает только он!

Многие птицы на зиму улетают в теплые края. Остаются птицы-патриоты. И каждая из них по-своему приспосабливается к недостатку корма, снегам и морозам. Некоторые с холодами устремляются к селам, городам. Здесь им легче, чем в заснеженном лесу, прокормиться. И, конечно же, они надеются на помощь человека…

Цифры и факты

  • К концу зимы, когда свиристели особенно голодны, они едят все, что можно, в том числе почки деревьев, плоды можжевельника, омелы. Подбирают с земли ягоды, которые сами же осенью разбросали. К тому же из-за дефицита минеральных солей, бывает, пируют на кустах, обсиженных воробьями, склевывая… их помет.
  • За раз запасливая сойка способна транспортировать в своем зобе до 12 желудей, а кладовка сойки может весить до 6–8 килограммов
  • Снегири в ягодах вытаскивают и съедают только семена, оставляя мякоть. Любимое блюдо их – семена ясеня, хотя эти деревья и плодоносят лишь раз в 2 года.
  • Большой пестрый дятел способен стучать 8–12 тыс. раз в день со скоростью 20 ударов в секунду. Сила их превышает силу земного притяжения в 1000 раз. Если бы человек ударился головой о дерево с такой же силой, он бы умер или получил бы серьезную травму мозга. Да и у других птиц он тут же превратился бы в кашу. А вот дятел даже от головной боли не страдает. Череп у него так прочен, мозжечок особо устроен, да и пористая хрящевая прокладка смягчает удары. Кроме того, особая мышца при ударе сдвигает черепную коробку как можно дальше от клюва.
  • Из-за огромных энергозатрат дятел постоянно испытывает голод. К примеру, черный дятел (родом из Северной Америки) в один присест может съесть 900 личинок жуков или 1000 муравьев, зеленый – до 2000 муравьев в день.
  • Синицы очень прожорливы: едят почти непрерывно, а если не голодны – прячут добычу про запас. Питаются даже гусеницами шелкопряда и боярышницы, которых большинство птиц избегает. А еще синицам требуется свежая вода. При отсутствии ее пьют и другую. Постоянно проверяют предметы на съедобность, прихватывая их клювом и ощупывая языком. Нeкoтoрые виды охотятся на летучих мышей (малых нетопырей) и, пока те нe прocнулиcь oт спячки, выклевывают им мозг.

Татьяна МОИСЕЕВА, биолог, писатель.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Раннее утро. Еще роса блестит на листьях, на траве. Но вот нарастает гул… Это насекомые гимн утру «поют».

В лесах, вдоль дорог, по берегам рек, опушкам можно встретить этот куст с острыми шипами.

Кто хоть раз видел цветущий луг, поле, пусть даже полянку, опушку леса – не сможет забыть этого зрелища: ковер разнотравья колышется от дуновения ветерка, распространяя дивные ароматы.

Конечно, эти растения – не розы и не пионы, в окультуривании не так нуждаются и не очень-то этого хотят, хотя и имеют много достоинств.