Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте разберемся!
>>>
Конкурс
>>>
Малая родина
>>>



Культпоход

№50 от 13 декабря 2018 года

Танец вздохов
Танец вздохов

Авторские фильмы ужасов — крайне редкие гости в нашем кинопрокате, но тем интересней их смотреть. В этом году в жанре «хоррор» ярко выделяются «Реинкарнация», лента дебютанта Ари Астера, фильм, удостоенный оваций стоя на фестивале независимого американского кино «Сандэнс», и недавно вышедшая на наши экраны «Суспирия» Луки Гуаданьино, вольный ремейк классического «джалло» (поджанр итальянских фильмов ужасов, сочетающий элементы криминального триллера и эротики) 1977 года, поставленного Дарио Ардженто.

По словам Луки Гуаданьино, впервые увидев фильм Ардженто в 11 лет, он всю жизнь мечтал снять свою версию этого сюжета.

Итак, разделенный стеной Берлин, 1977 год. Молодая американка Сьюзи Бэннион (Дакота Джонсон) из глубокой провинции штата Огайо приезжает сюда, чтобы поступить в знаменитую на весь мир школу танца под управлением мадам Блан (Тильда Суинтон). На дворе разгар «свинцовых семидесятых», времени разгула в ФРГ ультралевого терроризма. И как раз примерно во время действия фильма в тюрьме «Штамхайм» загадочным образом погибают представители первого поколения террористической организации «Фракции Красной армии», что вызывает массовые протесты студенчества. На этом фоне из хореографической школы пропадает студентка Патриция (Хлоя Грейс Морец), чье место и занимает Сьюзи. Пропажа студентки воспринимается остальными балеринами довольно спокойно – все уверены, что Патриция решила присоединиться к левым протестам.

И только ее психоаналитик, доктор Йозеф Клемперер (в титрах указан некий Люц Эберсдорф, но, как станет известно позже, это загримированная до неузнаваемости Тильда Суинтон), прочтя забытый ею дневник, где описываются магические ритуалы и прочие странные вещи, происходящие в школе мадам Блан, начинает сомневаться в названных причинах исчезновения девушки…

Пожалуй, главное отличие фильмов Ардженто и Гуаданьино – это работа с реальностью экранного мира. Мир фильма Ардженто – предельно гротескный, напоминающий одновременно сновидение и страшную сказку. Анилиновые цвета, парящая сверху камера, гипнотический саундтрек группы Goblin – все говорит об условности этого мира. В то же время в ленте Луки все предельно конкретно и узнаваемо: вот стена, вот Der Spiegel с заголовком TERROR на обложке, вот нас переносят в Огайо, где на менонитской ферме прошло детство Сьюзи. Даже саундтрек, написанный лидером Radiohead Томом Йорком, здесь всегда деликатен и не подчиняет картину своему ритму. Все снято аккуратно, без оглядок на предшественника, будто мы смотрим фильм не про шабаш ведьм, а социальную драму или шпионский триллер о холодной войне. И только в финале режиссер дает себе волю в изображении ирреального. Возможно, благодаря этой спокойной и реалистичной манере съемки,  в некоторых своих моментах фильм действительно пугает?

Приблизившись, насколько позволяет жанр, к реальному миру, режиссер неизбежно начинает разговор о его проблемах, гендерных вопросах, наследии нацистского режима, религиозности, блаженности забытья.

И таким образом расширяет границы достаточно узкого и ортодоксального жанра фильмов ужасов.

N.B.

Альфред Хичкок: «Для меня единственный способ избавиться от своих страхов – снять о них фильм».



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Обычно эти слова говорят, когда речь идет про Великую Отечественную. Но они были бы очень уместны и в рекомендации к прочтению романа «Зулейха открывает глаза».

Есть ли рай на нашей земле? Англичанка Хелен Расселл в своей книге «Хюгге, или Уютное счастье по-датски» страница за страницей убеждает нас, что это – Дания.

«Матрешка» не похожа на предыдущие сериалы Netflix’а...

В Минске появился свой парк, заселенный этими «доисторическими зверушками».